Падение иракского олимпа ИГИЛ – Мосула

20 Июль 2017 34

Июнь 2014 года. Один из бывших филиалов Аль-Каиды ИГИЛ (запрещённая в России организация) свирепствует в Ираке, буквально растёт на крови. Мало чем примечательная в прошлом группировка стремительно мутирует и набирает популярность в экстремистской среде.

Идея о воссоздании исламского государства греет слабые души и даёт надежду на подобие стабильности, чего в Ираке не было со времён свержения Саддама Хусейна. Иракские власти пытаются как-то противостоять этой угрозе, но оборона собственной страны превращается в постепенное поражение. На милость победителю сдаются Фаллуджа и Рамади. Централизованная власть постсадамовского периода не в состоянии сохранить суверенитет своего государства от нашествия черной орды ИГИЛ.

Но центральным эпизодом этих провальных попыток выступает падение Мосула, крупнейшего после Багдада города в Ираке. Оно по своей эпохальности имело примерно такое же значение, как взятие Бастилии в Великой Французской революции.

Это сравнение отнюдь не случайно. Как известно, падение Бастилии привело монархический строй во Франции к окончательному краху. Точно так же потеря Мосула могла расчленить иракское государство, а то и вовсе стереть его с карты Ближнего Востока.

Взятие Мосула показало мировому сообществу чудовищную силу ИГИЛ, способную разрушать и сметать всё, что попадётся у неё на пути. Это также продемонстрировало отсутствие боевого духа у иракской армии, которая в количестве 30 000 человек предпочла покинуть Мосул, нежели оборонять его. Хотя боевиков ИГИЛ было в разы меньше, это вовсе не помешало организованному бегству армии из осажденного города.

С самого начала потери контроля над этим архаическим городом стало понятно, что репутация иракских властей и военных всерьёз пошатнулась. Народ отчасти потерял веру в торжество государственной власти, в её силы как-то удержаться на плаву. Полчища ИГИЛ находились на пути к Багдаду, и всё шло к тому, что Багдад, как и в Средневековье, будет взят и разорён.

Не было никаких предпосылок, что ситуация кардинальным образом изменится. Сохранить Ирак не была в состоянии даже международная антиигиловская коалиция, прока от которой в борьбе против терроризма было ничтожно мало. Нужны были контрмеры для очищения своей страны от террористов. Для наведения порядка было необходимо использовать внутренний ресурс. И этот ресурс нашёлся.

Иракская армия наконец воспрянула духом и мобилизовалась на противостояние с ИГИЛ. В эту борьбу вступили также курдское ополчение и шиитская милиция. С воздуха эти подразделения прикрывала и поддерживала международная коалиция, возглавляемая США.

Операция по освобождению Мосула началась в октябре 2016 года и продолжалась около девяти месяцев. Не зря говорят, что разрушать легче, чем созидать. Мосул, который с легкостью был отдан в течение шести дней, возвращали целых девять месяцев. Это вовсе не парадокс и не столько результат бессилия иракской армии и её союзников.

Надо учитывать, что каждая перечисленная группа, участвовавшая при освобождении Мосула, имела свои интересы и территориальные притязания. Курды уже давно мечтают о независимости и де-юре эту независимость в Ираке получили. Но ограничивать себя лишь рамками иракского Курдистана они явно не намерены. В широкой перспективе – планы по объединению всех курдов и создание большого Курдистана. Иракскому правительству при взятии Мосула приходилось учитывать эти амбиции и оглядываться на них с некой опаской.

Ещё большую опаску вызывало участие в этой операции шиитов, которые издревле имеют антагонистические и взаимоисключающие отношения с суннитским миром. Освобождение суннитского города шиитами (а Мосул – суннитский город) могло привести к множеству противоречий в регионе. Но, несмотря на эти этноконфессиональные сложности, Мосул всё же удалось отбить у боевиков ИГИЛ.

9 июля 2017 года бойцы иракской армии торжественно подняли государственный флаг Ирака на берегу реки Тигр, а премьер-министр Хайдар аль-Абади официально объявил об освобождении Мосула.

Днями ранее он же заявлял о конце «фальшивого халифата». С этим утверждением согласны не все аналитики, да и к тому же, не в одном ИГИЛе проблемы Ирака.

Востоковед Леонид Исаев считает, что взятие Мосула не решит всех проблем: «Исламское государство — это лишь одна из проблем, которая стоит перед Ираком. Даже если ИГ покинет регион, остальные проблемы никуда не денутся».

В числе этих проблем восстановление Мосула, которое по оценкам специалистов будет стоить 1 млрд. долларов. Ну и вышеупомянутые этнические проблемы, без решения которых мы можем стать свидетелями возрождения ИГИЛ или появления примерно такой же группировки, но под другим названием. В любом случае в воздухе неизбежно витает вопрос: «И что дальше?»

А пока иракская армия и её союзники, которые общими силами смогли сбросить ИГИЛ с иракского олимпа, получают хвалебные отзывы. Будет вопиющей несправедливостью опустить и заслуги международной коалиции, которая, отбросив формализм, взяла ИГИЛ за рога. Надолго ли?

Хаджимурад Алиев

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.