Безликий террор. По следам дьявола.

18 Март 2019 1251

«Терроризм — совершённый факт и действительность. И самое опасное — это то, что люди, занимающиеся им, считают его оправданным». (Муаммар Каддафи)

Кровавый календарь

Как бы нам этого ни не хотелось, но очередная «памятка» уже вписана в исламский календарь кровавой рукой террора. И если мировое сообщество это довольно быстро забудет, то история запомнит всех без исключение мирян, ставших жертвами насилия и экстремизма.

Как мы знаем, 15 марта сего года в Новой Зеландии, в мечети Аль-Нур и Исламском центре Линвуд произошёл массовый расстрел мусульман, унёсший жизни не менее 50 человек и почти стольких же отправивших на больничную койку с ранениями различной степени тяжести.

Это стало самым ужасным массовым «боевиком» для Новой Зеландии после резни в Рауриму 1997 года. Убийцы были названы террористами, однако на этот раз без приставки «исламские».

Начало конца

«На нём был шлем и очки, он был одет в камуфляжную форму. У него была винтовка вроде М16. Когда он проходил мимо меня, я спросил у него: "Эй, что ты делаешь?" Но он промолчал, только долго смотрел на меня в упор. А потом начал стрелять по всем. Я чудом выжил», — вспоминает очевидец произошедшего Маджид Аль-Нур.

Именно так несколько дней назад, подобно приквелу к фильмам Квентина Тарантино, начался один из самых жестоких актов террора в истории Новой Зеландии, страны, считавшейся вотчиной пацифизма и эталоном толерантности.

И отныне городок Кра́йстчерч будет символизироваться не с церковью Христа (так переводиться с английского название города) а с родиной вторых Брейвиков и с мечетью, залитой кровью в преддверии пятничного намаза.

Как мы все прекрасно помним, ещё более десяти лет назад, нанося удары по мирным жителям исламских государств, Западная коалиция обещала нам полное искоренение террора и утопический мир без войны. Ну что ж, пришло время собирать камни.

Counter-Strike

Как бы цинично это ни прозвучало, но многие уловили в произошедшем некую визуальную связь с сюжетом известного шутера Counter-Strike с прилагающейся к нему стрельбой, лязгом отлетающих гильз и горой трупов.

Как известно из материалов уголовного дела, первая канонада прогремела после пятничного намаза в одной из двух мечетей города, и пока раненых везла неотложка, на другом конце города (также в мечети) кто-то прицельно и хладнокровно разрядил очередную обойму в ничего не подозревающих прихожан.

Среди жертв, естественно, были как пожилые люди, так и совсем ещё маленькие дети. Но с каких пор отморозков с поехавшей кукухой беспокоил этот факт?

При мечети располагалась школа для девочек. В момент расправы перепуганные насмерть ученицы прятались под партами. Дрожь, страх и секунды, за которые перед глазами проносится целая жизнь...

В помещениях стоял дикий вой ужаса и стоны раненых, многих из которых убийцы безжалостно добивали. Пол залит кровью и усыпан автоматными гильзами. Отстреляв, убийца стремглав несётся к машине и продолжает шмалять через лобовое стекло по прохожим.

«Стрелять так стрелять», – как пел Розембаум. Все 17 минут жести преступник транслировал в прямой эфир в Фейсбуке, попутно раскачивая за свои «высокодуховные» ценности и неся типично нацистскую околёсицу.

К счастью, среди присутствующих были и те, кто чудом успел спастись от шальных пуль. Как, например, семья мигрантов из России, чей отец успел выбежать на улицу. «Мы думали, что он погиб», – говорит женщина.

«Когда я услышал стрельбу, упал на пол. Имам спасал нас. Мы прятались за машинами», — поясняет её муж.

Чуть позже одного за другим стрелков всё же удалось задержать. При этом полиция наткнулась на машину с боеприпасами, что говорит о наполеоновских планах банды на тот день. То, что действует хорошо организованная банда с выверенным таймингом и гейм-планом, сомнений не оставалось.

Ближе к вечеру эту версию удалось подтвердить. Хронология событий кровавого дня была пугающей в своей бесчеловечности и предельно жестокой. И тот факт, что, как бы глумясь над происходящим, Таррант (главарь и идейный вдохновитель пятничной бойни) одновременно с началом расстрела запустил стрим, говорит о том, что никакого раскаяния он в эти моменты не испытывал.

«Прямо возле входной двери сидели и молились пожилые люди, и он просто начал по ним стрелять. Молодой парень увидел возможность, накинулся на стрелка и отобрал у него оружие. Он погнался за ним, но того ждали люди на машине. И парень сбежал», — рассказал один из выживших очевидцев по имени Сайед Мазхарудин.

Мигрант

«Кто-то злой и умелый,

Веселясь, наугад

Мечет острые стрелы

В воспалённый закат.

Кто-то дуло наводит

На невинную грудь...

Все былое уходит, -

Пусть придёт что-нибудь...». (В. Высоцкий)

Думаю, будет не лишним пролить немного света на главного «героя» этого триллера, человека, «лишённого сердца», Брентона Тарранта. Про преемника Брейвика и Александра Биссонета* известно не так уж и много.

Родился этот персонаж в небогатой австралийской семье, где отец скончался от рака. Парень в разное время подрабатывал фитнес-тренером, а также пытался сорвать куш на нашумевших в своё время биткоинах.

Позже Брентон эмигрировал в Новую Зеландию. С оружием бывший криптовалютчик обращался вполне сносно, хотя австралийская полиция утверждает, что в поле их зрения он не попадал, даже несмотря на то, что состоял в ультраправой (неонацистской) группировке.

Вендетта

Что побудило террориста пойти на массовое убийство абсолютно непричастных к террору и экстремизму людей, Брентон подробно описал в своём «семидесятистраничном манифесте». Ярко выраженный шовинист в своих постах топил за «белый Рай», где нет налогов и, самое главное, режущих глаз мигрантов.

Интересен тот факт, что согласно данным статистики доля «белой общины» в населении Крайстчерча за последние полтора десятка лет уменьшилась почти на 20%, с чем, возможно, и связана возросшая активность местных ультраправых.

Помимо мигрантской проблемы в своих теперь уже «мемуарах» Таррант призывал «линчевать» канцлера Германии Ангелу Меркель и турецкого лидера Реджепа Эрдогана.

Удивительно также, что, несмотря на то, что сам Брентон по сути был «пришлым», он реально считал беженцев-мусульман оккупантами и террористами. Свой зверский поступок Таррант позиционировал как месть мусульманам за теракты в Стокгольме в 2017 году, а если точнее, то конкретно за погибшую 11-летнюю шведку Эббу Аккерлюнд.

Видимо, о тысячах погибших (и беспрерывно гибнущих) по всему миру мусульманских детях «человек-справедливость» никогда не слышал.

Пустая обойма

В итоге стрельбы, погони и дичайшего хаоса были пойманы четверо главных фигурантов дела, которые, к счастью, уже арестованы и пока проходят по статьям за убийство, которые следует, по идее, переквалифицировать в статьи о терроризме.

Бумеранг

В такие моменты миру приходится снимать свои розовые очки и воочию убеждаться, что у террора и экстремизма нет религии, нет расы и нет нации. У них по сути даже нет лица. Это обезличенный субъективный фактор, прорастающий на почве мизантропии и жестокости.

И, вероятно, многим в тот страшный день хотелось высказаться в адрес исламофобов и либералов, навязывающих миру идею, что террор может быть только ИСЛАМСКИМ. А адепты ультраправых и им подобные – всего лишь психически неуравновешенные личности, чьи действия не более чем нелепая случайность, совершённая в состоянии аффекта.

Однако, как мы видим из новозеландской бойни, всё произошедшее было тщательно спланированным террористическим актом радикально настроенных людей. Однако мы – мусульмане и никогда не будем призывать кого-либо отвечать жестокостью на жестокость и разжигать межконфессиальную вражду.

В мире и без того проливается много крови, и перерезанные вены и пробитые тела не прекращают кровоточить ни на секунду. И мы помним, как один из величайших полководцев в истории Саллахуддин Айюби ответил на кровь невинно убиенных – он просто простил своих врагов и оставил это на Суд Всевышнего.

Именно так в данном случае мы должны поступить, учитывая, что в мире и без того немало угнетения и жестокости. И как бы это ни было тяжело, нам следует усмирить свой гнев и не винить представителей определённой нации и религии в преступлениях конкретного человека.

Но, что бы ни случилось, мы будем помнить своих братьев и сестёр по вере и упоминать их в своих дуа. Однако мы не ставим свечи за покойных и не кричим на весь мир о своей утрате. Мы скорбим в одиночестве и лишь просим Его даровать силы пережить эту боль.

Понравилась статья?

Пожалуйста, сделайте репост в соц. сетях,

поделитесь информацией с друзьями!

Камаль Магомедов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.