Устами старожил

17 Ноябрь 2014 289

Под утро, на рассвете, когда ещё не огласили утренний азан, в дверь Мухамада и Сапигат постучали.

– Мухамад, вставай, в дверь кто-то стучится. Кого это может в такой час принести? К добру бы всё, – начала Сапигат будить мужа.

Муж встал, осторожно подошёл к двери и только было приоткрыл её, как увидел перед собой отца. В душе Мухамада загорелось чувство страха, перемешанное с удивлением, и осторожным голосом сын спросил:

– Отец, вы? Но что случилось? Что заставило вас в такой ранний час спуститься в село?

Пока отец с сыном беседовали, невестка не могла найти себе места, и, не дождавшись мужа, тоже вышла во двор. Удивлению Сапигат не было предела, когда вдруг пред ней предстал свёкор.

Удивительная способность женщины на интуитивном, заложенном в неё свыше, уровне реагировать на бытовые ситуации в жизни быстрее. Сапигат пригласила свёкра в дом, хотя трудно было и ей скрыть своей растерянности и ожидания чего-то непонятного её сердцу – то ли беды, то ли радости.

Абдурахман, отец Мухамада, сколько себя помнил, всю жизнь пас овец, перегоняя их с пастбищ на пастбища, летом – в горах, а зимой – на хуторе, куда пешим ходом из села нужно было подниматься несколько часов. И можно только представить удивление сына с невесткой, когда Абдурахман в такую рань спустился в село. И зачем?

Среди людей он слыл валием (приближённым рабом Аллаха). Он прожил трудную жизнь, но никогда на неё не жаловался, не сетовал на судьбу, а принимал все испытания от Всевышнего как должное. Поговаривали, что он два раза встречался с Пророком Хизри (мир ему).

Много чудесных и заставляющих задумываться случаев произошло в его жизни, об одной из которых мы и поведаем сегодня читателю. Но чудес, без воли Аллаха, как мы знаем, не бывает. И всё благодаря любви созданного к своему Создателю, подчинению Его воле и любви, которая сжигает сердца, пока не встретится с Ним.

– Ильяс умер. Надо предупредить остальных и похоронить его, – перебил ответом Абдурахман сына. (При этих словах, первое, о чём подумали Сапигат и Мухамад, – отец сошёл с ума!)

– Но отец, что ты говоришь? Откуда ты можешь знать об этом? Это немыслимо: где он, а где ты?! Да и в селе об этом ещё ничего не слышно.

Вверх по ущелью к горе Арак в местности Унцукуль были расположены водяные мельницы. Их жители построили там из-за близости к реке, которая по этому ущелью протекает и поныне. Правда, от мельниц теперь, как память о былом, остались кое-где лишь разрушенные стены, заросшие густым сорняком. Вот на одной из этих мельниц и работал человек по имени Ильяс, который тоже слыл не простым человеком, да к тому же ещё был и хорошим другом Абдурахману. Жил со своей семьёй там же, в небольшой комнате; помогал людям, чем мог, молол муку; вёл хозяйство; ухаживал за садом, огородом. От хутора Абдурахмана до мельницы Ильяса не малое расстояние: нужно было сначала спуститься к подножию села, а затем подняться по ущелью вверх по горной тропе, переходя реку в разных местах.

– Вечером у меня сильно разболелась голова, и я лёг, но никак не мог уснуть. Из-за боли, как будто сквозь сон, я услышал, как пришли двое и говорили между собой:

– Ах, оказывается у него ещё и голова разболелась.

Один из них подошёл ко мне и коснулся своей ладонью моего лба.

После я будто пришёл в себя, и увидел их перед собой.

– Вставай, Абдурахман, вставай, – проговорили гости. Ильяс скончался. Нужно подготовить его к проводам в иной мир.

Я встал и отправился с ними к дому Ильяса. Мы обмыли его и завернули. И вот прямо от него я к вам и иду, чтобы предупредить… Предупредить о кончине Ильяса.

К утру Абдурахман должен был вернуться в свою небольшую с низким потолком комнату, с кроватью, печью и необходимой утварью для жизни, чтобы с началом дня погнать отару на пастбище.

О Всевышний! Прости ты раба своего,

Что грешил и не мог искупить тех грехов.

Награди, о Творец, Ты раба своего

Долькой счастья, которым валиев поил.

Заира Адуева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.