Как Насыр Юсуф призывал народ к джихаду с монголами

27 Апрель 2017 38

Необычные отношения Насыра Юсуфа Аль-Аюби с монголами Часть 2

Теперь выяснились истинные намерения Хулагу. Он открыто требовал безоговорочной капитуляции и грозился преследовать даже сбежавших торговцев и других людей. Не зря Хулагу напомнил ему о том, как закончил свою жизнь несчастный халиф Багдада.

Если Насыр Юсуф сдаёт всё Хулагу, что же остаётся ему?

Любовь к трону и власти бурлила в его крови. Если Хулагу сместит его, что же ему остаётся? Учитывая всё это, Насыр Юсуф после долгих раздумий принял вынужденное решение выйти на джихад против монголов. Однако все были в курсе того, что он не был человеком джихада и не был заинтересован в защите религии, чести и достоинства. Тем не менее, он объявил, что будет воевать с монголами на пути Аллаха.

Правду сказать, слышать такой призыв от человека, привыкшего продавать всё, чтобы остаться у власти хотя бы на несколько часов, было смешно. Как бы там ни было, Насыр Юсуф поднял флаг джихада, на котором было написано «Аллах Акбар!» (Аллах Велик), и начал воодушевлять свой народ на джихад на пути Аллаха. На самом деле это было всего лишь борьбой за сохранение власти.

Насыр Юсуф объявляет джихад… Тот самый Насыр Юсуф, который до этого вёл переговоры с королём Франции Людовиком IX о его помощи в завоевании Египта взамен на передачу Иерусалима французам, объявляет джихад!

Насыр Юсуф, который поддержал завоевание Багдада монголами и поздравил Хулагу с его великой победой, объявляет джихад!

Насыр Юсуф, который ранее отрёкся от правителя Миафаркина Камиля Мухаммада Аль-Аюби и не поддержал его хотя бы провизией, объявляет джихад!

Насыр Юсуф, который несколько дней тому назад просил Хулагу оказать помощь в завоевании Египта, объявляет джихад!

Учитывая всё это, его решение выглядело более чем смешно.

Таким решением Насыр Юсуф начал спекулировать чувствами своего народа, хотя многие были в курсе его дурного нрава, порочных убеждений, стратегических планов и его отношения к народу. Поэтому предполагать, что народ поверит в добрые намерения этого человека и что Всевышний Аллах его руками возвысит Ислам, было глупостью. Тем не менее, нашлись воодушевлённые призывом Насыра Юсуфа люди, которые были готовы вступить под его знамёна и выйти на джихад.

Однако сам Насыр Юсуф при первой же встрече с врагом, как и предполагалось, убежал с поля боя. Он покинул свою армию до начала сражения, до того, как его войско вступило в бой. Те, кто ответил на призыв Насыра Юсуфа и вышел на войну, были разочарованы действиями своего предводителя. Но им следовало винить во всём только себя, ибо их главной ошибкой было то, что они поверили, что такой человек, как Насыр Юсуф и ему подобные, могут нести знамя джихада.

Поэтому, когда появляется призыв к джихаду от того или иного человека, первым делом следует посмотреть, от кого исходит этот призыв и что за люди за ним стоят, ибо джихад является вершиной Ислама и одним из самых достойных видов поклонения Всевышнему Аллаху. К истинному джихаду призывают только великие люди.

Насыр Юсуф разбил лагерь и расположился со своим войском к северу от Дамаска, около деревни Барза, в то время как ему следовало бы подтянуть все свои силы к Алеппо, чтобы защитить его, ибо Алеппо был самым важным городом в его государстве. Так он встретил бы войска монголов на первых подступах к Шаму. Ещё лучше было бы, если бы он отправился со своим войском к Миафаркину и объединил свои силы с Камилём Мухаммадом, что могло бы увеличить их шансы на успех.

Но Насыр Юсуф думал о другом. Он расположился в глубине Шама вблизи Дамаска, оставив для себя шанс для бегства, если его настигнет Хулагу. Он не собирался подвергать свой драгоценную жизнь какой-либо опасности.

В ходе подготовки к войне Насыр Юсуф отправлял письма правителям близлежащих к его государству территорий с призывом присоединиться к нему в войне против монголов. Первым делом он написал правителю Карака, расположенного на восточном берегу Мёртвого моря, которого звали Мугис (помогающий, спаситель) Умар. Однако он помогал только себе, и ничего от Великого Умара ибн Аль-Хаттаба в нём не было. Это был такого же рода человек, каким был сам Насыр Юсуф – сначала выступал против монголов, а через некоторое время просил у них же помощи.

Также Насыр Юсуф написал правителю Египта, хотя согласно тем отношениям, которые сложились между ними, это было удивительно. Пречист Аллах! С давних пор правитель Египта являлся его заклятым врагом, и Насыр Юсуф требовал от монголов помощи для войны против него. Однако теперь Насыр Юсуф стал врагом монголов и просил помощи у правителя Египта против тех же монголов. Эта политика не отвечала никакой логике и закону. При этом учитывались лишь личные интересы некоторых людей.

Тем временем Хулагу вернулся из крепости Шахи в город Хамадан, который был центральным пунктом управления военными действиями на Ближнем Востоке. По прибытии в Хамадан он начал приводить в порядок свои дела по итогам последних событий, происходивших в этом неспокойном регионе (на Ближнем Востоке):

- дружеские отношения с христианами будут только выгодны Хулагу и увеличат силу монголов, особенно это будет кстати после появления недовольных присутствием монголов на Ближнем Востоке мусульман. Вот тогда и нужна будет помощь христиан для подавления мусульманского сопротивления и для дальнейшего поддержания порядка на землях Шама после их завоевания. Учитывая всё это, Хулагу осыпал подарками и наградами армянского царя Хетума I, князя Антиохии (Антакии) Боэмунда VI и грузинского царя;

- всё это время город Миафаркин был в осаде, и руководил осадой сын Хулагу Юшумут. Несмотря на ожесточённое сопротивление со стороны Камиля Мухаммада, положение осаждённых только ухудшалось. Более того, монгольским войскам оказывали помощь грузинские и армянские силы, и ни один мусульманский правитель не желал оказать помощь осаждённом;

- правитель Алеппо и Дамаска Насыр Юсуф Аль-Аюби вышел из-под контроля, собрал значительные силы в местности к северу от Дамаска и готовился встретить монголов войной. Но Хулагу не придавал особого значения действиям Насыра Юсуфа, ибо знал, что он за человек и какие у него возможности;

- центральный Ирак вместе с самым важным его городом Багдадом подтвердил свою полную покорность монголам и не представлял для Хулагу никакой опасности. Также свою покорность монголам подтвердил правитель Мосула, следовательно, и северо-запад Ирака стал безопасной для монголов территорией;

- самыми сильными городами Шама на то время были Алеппо и Дамаск. Соответственно, падение этих городов означало падение всего Шама.

Учитывая все эти факты, Хулагу решил, что ему первым делом следует отправиться к одному из этих городов – к Алеппо или Дамаску.

А с какого из этих городов начал Хулагу, вы можете узнать, перейдя по следующей ссылке: Падение Алеппо.

Смотрите также:

Необычные отношения Насыра Юсуфа Аль-Аюби с монголами. Часть 1

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.