Кто сжёг Александрийскую библиотеку?

1 Май 2017 47

Западному миру испокон веков было свойственно обвинять исламскую религию в невежестве, регрессе и отставании в цивилизационном плане. На этом наборе слов выросло не одно поколение европейцев. «Мы и они», «остальные», «страны третьего мира», «высшая раса» – вот неполный список понятий, которые прочно укоренились в сознании европейцев различных поколений. Хотя тот же самый Ренессанс, избавивший Запад от мракобесия, костров инквизиции и охот на ведьм, стал возможен благодаря достижениям арабо-мусульманской науки.

Для убедительности можно вспомнить Ибн Рушда (Аверроэса), который способствовал популяризации Аристотеля в Европе, а также Ибн Сину (Авиценну), чей энциклопедический трактат по медицине европейцы на протяжении многих столетий не выпускали из рук.

Тем удивительнее выглядят обвинения мусульман в сожжении знаменитой Александрийской библиотеки, в которой хранилось по меньшей мере 500 тысяч книг. Это беспочвенное обвинение подаётся как свершившийся исторический факт, но сами факты, как бы ни звучало парадоксально, не предоставляются. Один из тех, кто пытался перевести эту теорию в практическую плоскость – церковный деятель Бар Эбрей. Согласно его версии, после падения Александрии философ по имени Иоанн Филопон попросил у 'Амра ибн аль-'Аса право распоряжаться книжным фондом Александрийской библиотеки.

Затем 'Амр якобы обратился к халифу Умару за разрешением этой ситуации, и Умар в ответном письме вынес библиотеке суровый приговор: «Если в этих книгах есть то, что соответствует книге Аллаха, то Корана нам достаточно, а если эти книги идут вразрез с книгой Аллаха, то нам они не нужны. Так займись же их уничтожением». Бар Эбрей заканчивает свой рассказ тем, что 'Амр сжигал книги в банях Александрии, и утилизация заняла у него целых шесть месяцев.

Прежде всего, надо отметить, что эта версия не получает подтверждения у таких признанных мусульманских историков, как Табари, Ибн Аль-Асир, Ибн Халдун и других. Нестыковка также выходит и с упомянутым выше Иоанном Филопоном, который якобы ходатайствовал за библиотеку. Исследования показали, что Иоанна к моменту покорения Александрии уже не было в живых, с момента его смерти прошло по меньшей мере 30 лет. Неправдоподобно, а то и смехотворно также выглядит шестимесячное сожжение литературы. Даже с учётом большого количества книг и рукописей полугодичное уничтожение макулатуры в рамки логики никак не вписывается.

Что касается самой библиотеки, то её история берет начало в Древнем Египте, когда она была основана египетским царем Птолемеем II. Тогда же, до нашей эры, значительная её часть сгорела во время пожара, возникшего в результате осады Александрии. Римляне, устроившие поджог морского порта, перестарались, огонь перекинулся и на библиотеку. Согласно азербайджанскому религиоведу Али-Заде, оставшаяся часть библиотеки была уничтожена христианскими фанатиками, которые в Средневековье, как известно, имели «особые отношения» с наукой.

Профессор Исмаил Рафат Бек вполне обоснованно пишет, что к тому времени Александрийская библиотека вовсе не существовала. По его словам, часть библиотеки сгорела в результате упомянутой выше осады Александрии, а другая часть была преднамеренно уничтожена по приказу епископа Готье. И этому есть логическое объяснение. В ту пору античная философия, впрочем, как и вся наука, считалась ересью и отходом от общепризнанных христианских норм. Занятие ею могло поставить крест на карьере, а то и вовсе лишить жизни. Сожжённый заживо за свои идеи Джордано Бруно не даст соврать.

Возвращаясь к Александрийской библиотеке – американский философ Джудит Батлер опровергает версию вышеупомянутого Бар Эбрея и не видит связи между её уничтожением и взятием арабами Египта. «Надо признать, что рассказ Бар Эбрея является вздором, противоречащим историческим фактам», – заявляет она.

Английский историк Эдвард Гиббон, говоря об отсутствии рационального зерна в этой версии, пишет: «Эта версия входит в противоречие с вероучением Ислама. В нём (учении) говорится, что запрещается сжигать иудейские и христианские книги, полученные в качестве военной добычи. Что касается трудов по философии, поэзии и других отраслей нерелигиозной литературы, то они могут быть даже полезны».

Да и без научного опровержения Гиббона сложно представить мусульман, громящих библиотеки и ликующих по поводу сожжения очередной книги. По меньшей мере, это алогично и идет в противоречие с общепризнанной гуманностью мусульман не только к представителям других религиозных общин, но и к их историко-культурным памятникам. В противном случае на территории Шама, где долгое время господствовал халифат, не уцелело бы ни одно иудейское или христианское культовое сооружение.

Оппоненты могут возразить – а как же деятельность экстремистов различного толка и уничтожение объектов исторического значения в Пальмире? Но мы не ставим знак равенства между ними и Исламом, а проводим жирную разделительную линию. Такая разделительная позиция отчасти признается и в немусульманской среде. На одной чаше весов Ислам, а на другой – его последователи, истинные и мнимые. Только так можно разрушить ничем не обоснованные стереотипы. Давно уже пора…

Хаджимурад Алиев

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.