Волжская Булгария – первое мусульманское государство Восточной Европы

15 Июль 2009
4892

БулгарияВремя, когда ислам проник на эти земли, установить сегодня точно не представляется возможным, равно как и место, откуда сюда пришли его первые проповедники, распространявшие свет ислама, и их имена.

Булгары, некогда входившие в Гуннский каганат, позже выделились из него, но продолжали считать себя потомками и прямыми наследниками гуннов. После участия в гуннских походах на Западную Европу булгары поселяются в Приазовье и Нижнем Поволжье, где образовывают государство Великую Булгарию, достигшее наивысшего расцвета в VII в. при хане Кубрате. После смерти Кубрата, совпавшей с усилением хазар, часть булгар под руководством хана Аспаруха (ок. 644-700 гг.) переселяется за Дунай, где, возглавив местные племена, в 681 г. основывает государство Дунайскую Болгарию. Часть перекочевывает в Среднее Поволжье, а часть, оставшись на месте, покоряется хазарам. Численные соотношения между группами булгар, в различное время переселявшимися в Волго-Камское междуречье, сейчас установить достаточно тяжело, но бытуют мнения, согласно которым некоторые тюркские племена обитали здесь, в Поволжье и Приуралье, даже с гуннских времен. Таковым, например, называют племя эсегел, потомками которого иногда называют пермских и красноуфимских татар и башкир. Существует версия, что и предки чувашей переселились на Среднюю Волгу несколько раньше основной массы булгарских племен. Некоторые из ранее покорившихся булгарских племен переселились в VIII в. в Среднее Поволжье в результате походов Марвана ибн Мухаммада, будущего последнего омейядского халифа Марвана II, против Хазарского каганата, воспользовавшись ослаблением центральной власти хазар. Переселяющиеся сюда булгарские племена, возможно, также включавшие в свой состав некоторые северокавказские элементы, контактировали на новом месте с финно-угорскими и ранее укоренившимися здесь тюркскими племенами. Эти контакты не всегда носили мирный характер. Так, считается, что предки венгров (мадьяр) покинули эти края и переселились в южные степи, а затем и в Прикарпатье, именно под давлением булгар.

Большинство булгар на момент переселения было язычниками-тенгрианцами, приверженцами древней религии тюрков и монголов, поклонявшимися Кюк-Тенгре – Синему Небу (в современном татарском языке «тенгре» соответствует арабскому «илях»). Возможно, среди булгар были и последователи иных религий, например, христиане, зороастрийцы или последователи языческих северокавказских культов, но каких бы, то, ни было свидетельств, напоминающих об этом, нет.

Согласно одной гипотезе одно из булгарских племен, баранджары, приняли ислам сразу после походов Марвана в 119/737 гг. и переселились в новые места уже мусульманами. По крайней мере, Ибн Фадлан писал: «Мы видели у них племя около пяти тысяч душ мужчин и женщин, все до единого принявшие ислам. Это племя называется баранджар». Вместе с тем название «баранджар» принадлежало одному из хазарских городов, взятых Марваном и, в свою очередь, является родовым названием одного из хазарских или булгарских племен.

Согласно другой версии ислам распространился здесь благодаря деятельности проповедников из Хорезма, занимавшихся торговлей (Хорезм – местность в Средней Азии в устье Аму-Дарьи, в более широком понятии охватывает существенно большую территорию, включая часть современных Ирана и Афганистана).

Одна из легенд в пользу этой гипотезы, приводимая аль-Гарнати, гласит: «А смысл слова «булгар» – «ученый человек». Дело в том, что один человек из мусульманских купцов приехал к нам из Бухары, а был он факихом, хорошо знавшим медицину. И заболела жена царя, и заболел сам царь тяжелой болезнью. И лечили их лекарствами, которые у них приняты. Но усилился их недуг, так что стали они оба опасаться смерти. И сказал им этот мусульманин: «Если я стану лечить вас, и вы поправитесь, то примете мою веру?» Оба они сказали: «Да!» Он их лечил, и они поправились и приняли ислам, и принял ислам народ их страны. И пришел к ним царь хазар во главе большого войска, и сражался с ними, и сказал им: «Зачем приняли эту веру без моего приказа?» И сказал им мусульманин: «Не бойтесь, кричите: «Бог – самый Великий!»» И они стали кричать: «Бог – самый Великий!»… и сразились с этим царем, и обратили его войско в бегство, так что этот царь заключил с ними мир, принял их веру и сказал: «Я видел больших мужей на серых конях, которые убивали моих воинов и обратили меня в бегство». И сказал им этот богослов: «Эти мужи – войско Аллаха, Великого и Славного»».

У этой версии есть также и нелегендарные доказательства. Таковыми являются, например, распространение среди булгар ханафитского мазхаба (мазхаб – богословско-правовая школа в исламе). Ибн Фадлан пишет про муэдзина Алмуша-Джафара, что он «…призывая к молитве, икаму произнес дважды. А это при дворе халифа не принято». Ничем иным, кроме как свидетельством распространения среди булгар ханафитского мазхаба, это не является.

Общим со Средней Азией стало позже и распространение суфийских тарикатов – накшубандийя и ясавийя. Факт широко используемого караванного пути из Хорезма в Булгар в ту эпоху документально подтвержден. Также в пользу «хорезмийской» версии проникновения ислама к булгарам говорит и тот факт, что еще с древнейших времен в булгарском, а потом и в татарском языке закрепились персидские слова, используемые для обозначения религиозных терминов, при этом их арабские аналоги широкой массе неизвестны. Например, персидские «намаз» вместо арабского «салят», «ураза» вместо «саум», «пайгамбар» вместо «наби», «фарешта» вместо «маляика», «Худай» наряду с «Аллах» и т.д. Все эти слова являются живыми свидетельствами проникновения ислама из Средней Азии, где персидский язык в то время был чрезвычайно распространен, в том числе и среди тюрков, и где эта лексика активно употреблялась. По-видимому, следует согласиться с тем, что проникновение ислама в Волжскую Булгарию шло как из Халифата через Дербент, так и из Хорезма.

Кроме вышеперечисленных, существует еще одна версия проникновения ислама в Волжскую Булгарию: с приходом туда трех сподвижников Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), один из которых – Абд ур-Ррахман ибн Зубайр – вылечил дочь хана Туйбике, женился на ней и основал булгарскую династию. В дополнение к этой легенде говорилось, что могилы этих сподвижников якобы сохранялись до XVII в. Что же касается степени правдоподобности ее, то я лично следую мнению великого татарского мыслителя, факиха и историка Шихабуддина Марджани, не воспринимавшего ее всерьез, а, напротив, писавшего: «лживые предположения, пустые воображения и чистая ложь».

Первое документальное свидетельство о широком распространении ислама среди волжских булгар известно от арабского энциклопедиста Абу Али Ахмеда ибн Омара ибн Русте (автора книги «Аль-а'ляк ан-нафиса» – «Дорогие драгоценности»), который не позднее 903 г. писал о том, что булгары в большинстве своем мусульмане, и правитель их – мусульманин. Во всех городах у них мечети и медресе. Впрочем, есть предположения о том, что хан Айдар, правивший в 827-839 гг. по григорианскому летоисчислению и объединивший племена булгар и сувар, уже был мусульманином. Доказательством его исламского вероисповедания является его имя – измененное арабское «хайдар» («лев»).

Но решающий поворот в истории Волжской Булгарии произошел в 921 г, когда хан Алмуш-Джафар, правивший в 886-929 гг., сын хана Шилки (Абдуллы), правившего в 877-886 гг., отправил посольство в центр исламского мира того времени, в Багдад, к халифу аль-Муктадиру с просьбой «…прислать к нему вероучителей, чтобы преподать ему законы ислама, а также построить для него мечеть, в которой воздвиг бы для него кафедру-михраб, чтобы оттуда можно было бы от имени халифа произнести проповедь -хутбу в его собственной стране и во всех областях его государства». Ответное посольство не замедлило себя ждать, и уже в следующем 922 г. прибыло в Булгар. Секретарем посольства являлся ученый Ахмад ибн Фадлан, который оставил нам труд, до сих пор имеющий непреходящую научную ценность – «Рисаля» («Послание»). В своей книге Ибн Фадлан описал быт булгар, башкир, гузов, русов, славян (как и в иных арабских источниках, он разделял русов и славян, не объединяя их в один народ), а также всех других народов, с представителями которых он контактировал в Булгаре либо по дороге туда. Булгарский хан же Алмуш-Джафар после отбытия посольства собрал джиен (собрание) беков, на котором было принято решение об объявлении ислама государственной религией Волжской Булгарии.

Объявление ислама государственной религией открыло новую страницу в жизни булгарского народа – если ранее он был лишь одним из многочисленных тюркских племенных союзов, то отныне стал северным форпостом исламской цивилизации. Став частью огромного исламского мира, бывшего в то время средоточием наук в море невежества, булгары принялись вбирать в себя всю ученость, накопленную человечеством и аккумулированную в мире ислама. Студенты из Волжской Булгарии отныне учились в университетах и медресе Благородной Бухары и Города мира – Багдада – крупнейших интеллектуальных центров того времени. Необходимо отметить, что, невзирая на политические междоусобицы, уже в то время начавшие раздирать страны ислама, мусульманская умма продолжала представлять собой единый организм. Ученые и торговцы, паломники и суфии, поэты и студенты не знали границ внутри исламского мира и свободно перемещались по нему. Поэтому приобщение к исламской цивилизации не могло не дать мощнейший толчок интеллектуальному развитию булгарского народа. О Волжской Булгарии пишут аль-Масуди («Мурудж», «Китаб ат-танбих валь-ишраф»), побывавший в ней испано-арабский путешественник из Гранады Абу Хамид аль-Гарнати, живший в Афганистане неизвестный нам автор труда «Худуд аль-Алям» («Пределы мира») и многие другие авторы, жившие в самых разных концах исламского мира. Современники далеко за пределами поволжского региона упоминают о людях с куньей1 аль-Булгари (что значит родом из Булгарии) – врачах и купцах, воинах и студентах. Пути булгарских купцов не ограничены теперь традиционными маршрутами – к соседним народам Поволжья, Урала и Западной Сибири, славянам и русам, в страны Северной Европы и к племенам Великой Степи – Дешт-и-Кыпчака. Их торговые пути отныне пролегают также в великий Хорезм и Багдад, и их принимают как мусульман, со всеми положенными для правоверных льготами.

Объявление ислама государственной религией не могло не вызвать резкого неприятия в Хазарском каганате, где у власти находилась иудейская верхушка. Фактически, для бывшего вассала каганата это означало объявление государственного суверенитета. Отправка же посольства к главе иного государства, к тому же находящегося в состоянии войны с сюзереном, и по сей день является декларированием себя в качестве самостоятельного субъекта международного права.

Всего этого хазарский каган вынести просто не мог. В бешенстве он пытается выместить свою злобу на мусульманах своей страны – в этом же 922 г. он разрушает минарет главной мечети хазарской столицы Итиля и приказывает казнить ее муэдзинов. Все эти события не могли не вызвать эмиграции части мусульман из Хазарского каганата, где мусульман начали подвергать гонениям, в новообразованное мусульманское государство. И хотя документальные факты, подтверждающие это, нам не известны, но нет никакого сомнения в том, что это произошло.

Все вышеперечисленные факторы вывели Волжскую Булгарию в один из крупнейших цивилизационных центров этой части обитаемого мира, каковым она, а впоследствии и ее идейные наследники, и являлись на протяжении длительного времени. Многие народы, так же наравне с булгарами находившиеся в зависимости от хазар – марийцы, мордва и т.д., так и не создали собственных государств, а вошли в орбиту формирующегося Булгарского государства и продолжали в нем оставаться, испытывая его политическое, культурное и экономическое влияние. Всем этим Волжская Булгария была обязана не силе своих воинов, и не торговой смекалке своих купцов – причиной всему был ислам – религия Единобожия, пришедшая в Среднее Поволжье. И именно ислам вывел булгар из состояния «один из многих» на место бесспорных лидеров в регионе.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.