Алим, объединивший Дагестан (Мухаммад-хаджи – сын Али из Уриба (1922 – 1997 гг.))

9 Декабрь 2009 935

Мухаммад-хаджи – сын Али из УрибаТо было время, когда только разрешили открывать мечети, а верующим – публично совершать религиозные обязанности. Катастрофически не хватало алимов, хатыбов и муаллимов. В первые годы перестройки – в начале 1990-х годов – неоценимый вклад в распространение Ислама и наставление мусульман на истинный путь внесли Мухаммад-хаджи Квехов из села Асаб и Мухаммад-хаджи Алиев из села Уриб Шамилевского района

Родился Мухаммад-хаджи в Урибе в 1922 году в семье ученого и преподавателя Али-дибира. В 1934 году отца арестовали как представителя духовенства, и домой он не вернулся. Тогда Мухаммаду-хаджи было 15 лет. До этого Али-дибир обучил сына основам науки и успел привить ему крепкую любовь к Исламу и изучению исламских наук. После того, как отца арестовали, Мухаммад-хаджи стал изучать науки у дедушки по матери Газимухаммада. Это известный во всем Дагестане и исламской России писарь, составлявший книги в типографии Мухаммада Мирзы Мавраева в Темир-хан-Шуре. Он был признанный и непревзойденный каллиграф. Мухаммад-хаджи тоже отличался проницательностью и способностью к учению. Еще в детстве он вместе с отцом посетил устаза Хасана-афанди. Позже говорили, что он получил баракат великого шейха. После этого, несколько лет Мухаммад-хаджи учился и у известного алима Абдулхамида из Уриба. Когда началась Великая Отечественная война, Мухаммада-хаджи призвали в армию. Но в 1942 г. в боях под Сталинградом он получил ранения, после чего был комиссован. В первые дни он даже не слышал ничего, но потом постепенно слух восстановился. После армии он долгие годы работал на государственных должностях.

Джамаат села Уриб много трудностей видел на протяжении своей истории. Но, пожалуй, самый трудным было переселение всего села в Чечню в 1944 г. – как бы они не хотели, пришлось покинуть родные земли и около 17 лет провести на чужбине.

Когда им разрешили вернуться, все село находилось в таком запустении, что пришлось приложить очень много усилий для его восстановления. Все эти трудности и проблемы он делил со своим джамаатом. Но где бы джамаат не находился, какие бы тяготы и лишения люди не испытывали, Мухаммад-хаджи старался, чтобы они и в этом руководствовались Исламом и призывал к проявлению терпения. Он не прекращал изучать науки, но в то же время обучал и других Исламу. Для алима самое большое счастье – это обучение учеников. Как бы ни было трудно, Мухаммад-хаджи тоже не остался без учеников. В первую очередь, он обучил своих детей всем основам Ислама. Его ученики сегодня проявляют старание в передаче знаний. Но не так-то просто было Мухаммаду-хаджи обучать других и сохранить то, что сам изучил. Органы Госбезопасности все время наблюдали за ним. Он сначала был взят на их учет, как сын «служителя религии», а после он, как алим, стал объектом для слежки. Очень много приходило в его дом незваных гостей. Иногда в его отсутствие производили обыски.

Одно время они охотились за магнитофонными кассетами, на которых было записано назму Мухаммада-хаджи, посвященное смерти устаза Хусенил Мухаммада из Уриба. Если бы это нашли, то непременно последовало бы и наказание. Мухаммаду-хаджи приходилось прятать свои записи даже в муке в амбаре.
Позднее Мухаммад-хаджи переехал в Махачкалу со всей семьей. Там он получил большую возможность для даавата. Он уделял много внимания призыву к чистоте и шариатским основам при бракосочетании, погребении усопших и других мероприятиях. У себя дома одну комнату он определил под учебный класс. И там, по разработанной им самим методике, стал обучать мутаалимов.

В конце 1980 г. было расформировано Духовное управление мусульман Северного Кавказа. Каждый субъект получил возможность созвать свое Духовное управление. В 1990 г. Мухаммад-хаджи был избран председателем Совета алимов Дагестана. Вместе с этим была дана возможность распространять Ислам и государство не вмешивалось в дела конфессий. Начался массовый поток миссионеров из стран Ближнего Востока и Аравии, и в то же время отток нашей молодежи на учебу за рубеж. Представители каждой национальности тоже стали открывать свои собственные Духовные управления. Много сил и энергии отдал Мухаммад-хаджи для объединения всех муфтиятов и разъяснению, что в Дагестане должно быть одно Духовное управление и единый муфтий.

Как мы помним, 1990-е годы были годами, когда не только религии, но и всему была дана свобода. Каждая нация организовала свои национальные движения.

На почве неразделенных территорий начались столкновения даже в одном и том же населенном пункте. Самая сложная ситуация складывалась в Новолакском районе. Споры, возникшие между аварцами и чеченцами-акинцами, грозили перерасти в стычки. Государство было не в силах уладить обстановку. Мухаммад-хаджи пригласил других авторитетных людей и привел обе стороны к полному согласию. Кроме того, его как признанного маслиатчика (примирителя), приглашали везде, что он охотно делал, ибо понимал важность мира и согласия и степень вознаграждения за это перед Аллахом. Порой ему приходилось каждый день разъезжать по селам и районам Дагестана. В большинстве случаев ему удавалось примирить и привести к согласию враждующие стороны. Кроме этого, он делал очень много работы в Духовном управлении мусульман Дагестана.

Однако, работу по исламскому призыву (даавату) одним только преподаванием и маслиатами не ограничил Мухаммад-хаджи. Он оставил большое духовное наследство. Более семи книг, составленных им, вышли из печати. Он еще в 1980-х годах на аджаме составлял книги и, не имея возможности печатать в типографии, копировал их и сам распространял. Среди его книг наиболее известны:

«Дурусу нахвият» – учебник по грамматике арабского языка.

«Дурусу шифахият» – эту книгу Мухаммад-хаджи дополнил своими пояснениями.

«40 хадисов Пророка Мухаммада (мир ему и благословение)» – это перевод и пояснения к 40 хадисам, выделенных имамом Навави (Арбаина).

«Сборник малых книг» – сюда вошли 9 книг по разным темам.

«Таржаматул аварии фи ибадатул барри» – основы богослужения.

«Как совершить хадж» – основной причиной для составления этой книги послужило то, что в первые годы паломничества для мусульман не было какого-либо руководства к совершению фарза. Она оказалась очень востребованной и необходимой.

«Таржамату аварии…» («Основы богослужения») была написана, как уже сказано, в 1980 г. В той книге автор не дал никакой информации про хадж. Видимо, это было связано с тем, что в те годы не оставалось никакой надежды на то, что когда-нибудь удастся мусульманам России совершить хадж.

Книга «Адабазул ах» («Сад этики») включает все нормы и правила поведения мусульманина в повседневной жизни. Кроме того, Мухаммад-хаджи написал и поэтические произведения – это назму, марсияты, мавлиды. Его мавлид очень доступен и на простом языке поясняет нам величие и жизнь Пророка Мухаммада (мир ему и благословение). Он в своем мавлиде акцентирует внимание на особенностях уммы Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) в ахирате и в миру. Также на примерах описывает, что все качества прежних пророков увеличены и переданы Мухаммаду (мир ему и благословение).

В последний год жизни Алил Мухаммад-хаджи тяжело заболел и ушел с работы. Мухаммад-хаджи и Мухаммад-хаджи Квехов из Асаба, о котором мы упомянули в начале этого очерка, скончались в один день. Это было 27 октября 1997 года.

Мухаммад-хаджи похоронен на кладбище поселка Ленинкент.

Да будет доволен Аллах доблестными сыновьями и истинными рабами Своими!

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.