Дверь в комнату шейха

21 Май 2011 778

Воспоминания Патимат – невестки (жены сына) досточтимого шейха Хамзата-афанди.

Хамзат-афандиОднажды, когда я работала в поле, пришли дети и сказали, что дома ждут гости, которые хотят посмотреть комнату Хамзата-афанди. Бросив работу, я пошла домой. Поставила чайник на печь и вышла встречать гостей. Они изъявили желание как можно скорее посетить эту комнату, и я отвела их туда.

Не совершив даже сунат-намаза, эти люди принялись рассматривать стены, потолок и записывали все нанесённые на них надписи в блокноты. Увидев это, я поняла, что они пришли не из любви к устазу. Вспомнились слова Циркиль Умариль Мухаммада (да простит Аллах его грехи): «Патимат, не открывай двери этой комнаты кому-попало».

А гости продолжали свой осмотр и уже принялись перелистывать книги и что-то искать там. Один из них залез на кровать шейха и снял его посох, что висел на стене. Когда они вышли из комнаты и направились к выходу, я сказала им: «Гостей нельзя отпускать голодными, идёмте, покушайте! Хоть чашку чая выпейте на дорогу!». Они отказались, но я настояла на своём, предложила отведать местный хлеб с сыром и тогда гости согласились. После того, как они поели и начали собираться, я дала им на дорогу немного еды как садака (милостыня), но они отказались, сказав: «Дайте это другим».

Самый молодой из них обратился ко мне:

– Наверно, книга устаза «Назм» находится здесь?

– Да, сын мой, в комнате в шкафу, но его закрыл на замок сын шейха, – ответила я.

– Верхний замок закрыт, но нижний открыт, – подметил молодой человек, – а от верхнего замка нет у Вас ключей?

– Ключи у сына в селе Хебда, – сказала я.

Они вновь направились в комнату устаза, и в этот момент я подумала, что ни за что не пущу их туда второй раз, ибо это будет нарушением этики (адаба). Но не успели они сделать и двух шагов, как раздался громкий звук, похожий на стук железа, и мы увидели, как дверь в комнату закрывается. Сколько после этого не пытались гости открыть её, никак не могли, так и ушли ни с чем.

Сколько мюридов приходило из разных сел – из Телетля, Нечаевки или из других мест, и пытались открыть эту дверь, но всё было тщетно.

В Тлярата жил один хороший мюрид Хамзата-афанди, который каждый год привозил устазу дрова на зиму. И вот однажды он приехал к нам с другими мюридами, чтобы провести в той комнате мавлид и раздать садака. Оставив принесённое садака на веранде, они ушли, сказав, что едут на зияраты в сёла Мачада, Урада, Тидиб и еще вернутся. В тот момент я задумалась, как же они откроют дверь? Позвала детей на помощь. Решила, что если сын пролезет в комнату через окно, то сможет открыть дверь изнутри. Идя по дороге с этими мыслями, встретила Бауласул Патимат. Рассказала ей всё.

– Тот, кто закрыл, тот и откроет! Возвращайся домой, – лишь ответила она. Но я всё равно пошла за дочкой Хадижат.

Дочь аккуратно вынула стекло из окна комнаты устаза. В тот момент я рассказывала о том, как вообще закрылась дверь и слегка толкнула её, а она оказалась открытой... В комнате мы нашли ключи.

В день, когда закрылась дверь, те гости сразу поспешили уйти. Односельчане поинтересовались у них, кто они и откуда. Они назвали село, о котором никто никогда не слышал. Мне они показались похожими на ваххабитов.

Вот так из-за бараката устаза Хамзата-афанди закрылась эта дверь и люди, которые не соблюли этикет (адаб), не смогли войти в его комнату.

Воспоминания Хамзата, сына Джабраила из Гергебиля о шейхе Хамзате-афанди.

Однажды, когда я навещал в очередной раз устаза Хамзата-афанди, пошёл сильный ливень. Устаз по окончании приёма попросил меня не уезжать, а остаться у него. «Асабская речка будет большая», – сказал он. Тогда через неё не было моста. Я же, боясь нарушения норм этики (адаб) по отношению к наставнику, решил всё же вернуться домой в Гергебиль.

Когда доехал до речки, то понял, что невозможно проехать, ибо поток реки был большой. «Что делать? Возвращаться?» – думал я. С этими мыслями меня вдруг потянуло ко сну. «Я говорил тебе, не уезжай! Ты уехал. Дай-ка мне руку!» – обратился ко мне во сне Хамзат-афанди. Когда я пришёл в себя, то обнаружил, что вместе с мотоциклом нахожусь на другом берегу реки. Через некоторое время, когда я вновь посетил устаза, он спросил меня: «Что, большая тогда речка была?». Я рассказал всё, как было, и подробно, на что он промолвил: «Это, наверное, был не я, а в моём облике шейх Махмуд-афанди».

Газета «Ас-салам».

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.