Потомок дяди Пророка (мир ему и благословение) Аббаса – Хамзат-бег

14 Сентябрь 2011 892

«Все три имама Дагестана: Гази-Мухаммад, Хамзат-бег и Шамиль поклялись соблюдать условия братства».

Хамзат-бегОтец Хамзат-бега Алисканди является потомком правителей Кумуха. Отец Алисканди Алихан имел двух братьев – Гунаша и Алибега. Гунаш обосновался в селении Гонода, Алибег – в селении Телетль, а Алихан – в Гоцатле.

Его владения простирались от голотлинской пашни до могохской стелы. Вначале Алихан свои башни построил в местности (селении) Тагада, где нынче находятся дома Кебедасул Усмана. Алихан женился на дочери потомков хунзахского правителя. У него было пятеро детей: Алисканди, Мурадбег, Турарав, Хазанат и Иманали. Самый старший Алисканди имел четыре жены: Патимат и Жанну из Гоцатля, дочь правителя Грузии Хатай, мать второго имама Дагестана Хамзатбега Патимат. Некоторые исследователи говорят, что она была девушкой из ханского рода из Хунзаха, дочерью Карагишил Мухаммада.

Алисканди был статным, стройным мужчиной. В стрельбе, прыжках, бросании камня и джигитовке ему не было равных. Был он и очень мудрым дипломатом. Свободно владел, кроме родного (аварского) языка, ещё и персидским, арабским, турецким, кумыкским и даргинским языками. Аварский хан Али Султан Ахмад приглашал его в Хунзах для совета по наиболее важным вопросам. Однажды правитель Грузии пригласил Алисканди для совета. После встречи устроили пир c состязаниями. Там Алисканди поборол лучшего борца Грузии. Это, видимо, не понравилось правителю, и он решил отомстить Алисканди. Когда тот отправлялся на омовение, правитель развязал льва и пустил его на Алисканди. Но герой не растерялся, тут же ударом пальцев выколол оба глаза льву – и, повалив, задушил его. Правитель после этого подарил ему шкуру того льва и свою 16-летнюю дочь Хатай. Дочь Салимхана Шанат рассказывала, что отец подарил дочке при замужестве платье, на котором были золотые монеты, и помнит, как это платье стояло в углу комнаты.

Алисканди очень жалел узденей села, своих работников, рабов и беспокоился о них. Тогда ханам нужно было выплачивать огромный налог. Более того, когда умирал кто-нибудь из ханской семьи, с каждого дома нужно было отдавать по 12 кг зерна и с каждого села нужно было отдавать по одному быку. Если же женился кто-нибудь из ханской семьи, то нужно было отдавать по 20 баранов с каждого села и по 12 кг зерна – с каждой семьи. Ханы, беки и аристократы могли выкупить у бедных за небольшую плату понравившееся им поле, пашню или угодье. Так был отобран виноградный сад в местности Митрата, принадлежавший Марко. Марко воспротивился и отказался отдавать сад, но посланец хана убил его выстрелом из ружья. Под скалой в Митрата и ныне сохранились могилы троих из тухума Марко, убитых там.

Алисканди не был сторонником таких бесправных дел в селе. Он, посоветовавшись с четырьмя сыновьями, установил в селе строгий порядок:

1. Если на пашне найдут скотину (независимо, богатому она принадлежит или бедному), то её резали и раздавали джамаату. 2. Если без разрешения уберут (соберут и вынесут) урожай с поля или фрукты из сада, или до открытия сезона сбора винограда покушают виноград – то с виновника взимается бык или корова в пользу джамаата. 3. Налог ханам отдавать столько, сколько каждый в состоянии. 4. Весной, летом и зимой – всем выйти на полевые работы, и помогать тем, у кого горе.

Кроме того, Алисканди содержал в селении около ста коней и сбруи для парней, готовых выйти в поход при необходимости. Если в селении находил худую, тощую скотину или ишака, то он выкупал их и отдавал тому, кто лучше ухаживает за ними. Если оставалось невспаханное поле, то отдавал в аренду кому-нибудь, с доходом для джамаата. В селении до сих пор сохранились рассказы о справедливости Алисканди: рассказывают, что его скот мог пастись без пастуха и не уходил на пастбища на охраняемые поля, и волк не нападал на них.

Где бы ни находился Алисканди – в поле ли, дома ли, на годекане ли, – когда приходил человек старший или младший, он всегда вставал из уважения. Когда его спросили: почему он так встаёт, он ответил, что приучает к уважению к себе: «Если сначала я не встану, то и при моём приходе не будут вставать». Когда приходил Алисканди, то весь джамаат вставал, уважая его, и не садился, пока он не сядет. А когда он, находясь с джамаатом, вставал с приходом кого-то, то вместе с ним вставал и весь джамаат.

Алисканди сам тоже работал в саду. Однажды к нему в гости пришли хунзахские ханы и нашли его работающим в саду вместе с детьми. На удивлённые вопросы ханов Алисканди ответил, что если детей не приучать к труду, то дети не будут знать цену того, что имеют.

Хамзат-бег родился в семье Алисканди в Гоцатле в 1789 году. У Алисканди было 9–10 работников, и Хамзат вырос с их детьми. Мать очень любила его и никому не доверяла его воспитание, а по дому всю работу делала сама. Когда вместе с трёхлетним Хамзатом родители были на винограднике, малыш, балуясь, срывал несозревший виноград, выбрасывал лозу, что удивило мать. Но Алисканди сказал, что они должны джамаату отдать быка (на раздачу), и добавил, что если самих себя не наказывать, то не получится и других наказывать. И, сказав, что стесняется Аллаха и джамаата, зарезал быка и раздал его джамаату.

В день Ураза-Байрам Патимат с трёхлетним Хамзатом отправилась в Хунзах посетить могилу отца. Их сопровождал слуга по имени Узден. Когда дошли до села Ках, конь вырвал узду из рук Уздена и ускакал, сбросив Патимат... Мать Хамзата похоронена на кладбище Хунзаха рядом со своим отцом. Воздав хвалу Аллаху за то, что хоть сын остался живым, Алисканди своё поле – «огород хана», в котором построена школа, – определил в дар для мечети села как вакф. После этого Хамзата воспитывала другая жена Алисканди, которую тоже звали Патимат.

С детства Хамзат отличался чуткостью, умом и ловкостью. Патимат тоже очень любила Хамзата и ничем не отличала от своего сына Мурадбега, что был на два года старше Хамзата. Когда Хамзату сделали обрезание, Алисканди пригласил родню и устроил пир. Хамзату сделали подарки его дяди (братья Алисканди): Тура – виноградник, Иманали – десять серебряных монет, другой брат Иманали – быка, жена Алисканди Хатай подарила пять золотых монет, купец Султанбег подарил отрез дорогой материи на одежду. Сделали подарки и другие родственники. В конце Алисканди перечислил свои табуны, отары, поля и другое богатство и спросил сына, что ему подарить, сказав, что ни в чём ему не будет отказа. Но маленький Хамзат попросил отца подарить ему одну из трёх его сабель. Алисканди поставил перед ним все три сабли для выбора. Хамзат сначала отложил обшитую золотом саблю – для старшего брата Мурадбега, себе же взял качественную, изготовленную мастером Маллой.

Алисканди каждый год устраивал Праздник первой борозды. На этом празднике устраивали и состязания: джигитовку, скачки, бросание камня и др. Хамзат всегда на таких состязаниях побеждал даже тех ребят, которые были старше его на два-три года.

С шести лет Хамзата определили к местному имаму Гитиномухаммаду на учёбу. Там же учились и легендарные Гази-Мухаммад и Шамиль. После этого он отправился в Араканы, к учителю Саиду. У Саида в то время отучилось большинство богословов Дагестана и Чечни. Там с 1798 по 1802 годы учились и все три имама Дагестана: Гази-Мухаммад, Хамзат-бег и Шамиль. Там они подружились и поклялись погибнуть там, где погибнет один, и соблюдать условия братства. После этого двенадцатилетнего Хамзата отправили на учёбу в селение Чох – к учёному Махади-эфенди. Там он проучился 12 лет, пока не пришёл гонец с вестью о тяжелобольном отце. Возвратившийся домой Хамзатбег не застал отца живым. После этого в течение года Хамзат оставался в селении и только потом отправился в Хунзах – к учёному Нурмухаммаду-кади, для завершения учёбы.

Похожие материалы: 

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.