Загалав из Хварши – муджтахид своего времени | Видео

31 Октябрь 2016
2052

История страны всецело зависит от ее жителей. Дагестан с его сплоченностью и добрососедством может стать примером для любого мирового сообщества. Здесь достаточно алимов, героев, государственных и общественных деятелей. Однако многое зависит от того, как преподнесут ту или иную историю, в каком виде она дойдет до потомков. Ведь мало рассказать о том или ином событии, необходимо обратить внимание на духовную составляющую, на значимость происходящего в контексте времени. Нужно уделять внимание тем ресурсам и способам, которые были использованы для объединения Дагестана и сплочения его народов.

Дагестан укрепился и стал сплоченнее благодаря алимам и духовным предводителям, тем, кто самоотверженным трудом, с чувством истинного патриотизма отдал себя во благо общества. Атеисты всячески старались стереть из памяти народа его доблестную историю, но не достигли цели. Мы помним имена и дела наших славных предков. Одним из таких великих ученых Дагестана является Загалав из Хварши — человек, посвятивший себя распространению Слова Всевышнего Аллаха. Именно его мнение стало решающим при выборе Шамиля имамом в мечети селения Харахи и послужило объединению Дагестана в тяжелые 30-е годы XIX века.

Курбанали, более известный в народе под именем Загалав, родился в селении Хварши ныне Цумадинского района. Отца его звали Зага, сын Курбанали. Он приехал на учебу в Хварши из селения Гинди Тляратинского района и решил остаться там, создал семью. Зага был смелым и бесстрашным горцем. Есть предания, повествующие о его смелости во время набегов на Грузию. Так, из одного из таких набегов Зага привел с собой совсем юную грузинскую княжну. Будучи женатым, он взял ее на воспитание. Вскоре она приняла ислам и, несмотря на многочисленные просьбы родителей, домой не вернулась. Позже Зага женился на княжне, а она прослыла в округе самой чистоплотной и богобоязненной девушкой. У них родился сын Курбанали, но чаще его называли Загалав, что означает сын Заги.

Мать кормила сына только дозволенным (халяль) и всегда старалась держать и себя, и его в чистоте. Рассказывают, что она без омовения не кормила ребенка грудью.

Загалав начал учиться в родном селе. Говорят, что вначале он очень трудно усваивал уроки и отставал от сверстников. Но его усердие и любовь к исламу взяли верх, и впоследствии он стал одним из ведущих алимов Дагестана. В поисках знаний Загалав обошел весь Нагорный Дагестан и провел на чужбине около десяти лет. Передают, что он настолько изменился, что даже мать не узнала его, когда вернулся домой. Последним его учителем стал Саид из Араканы, к которому он пришел изучать книгу «Джам’ аль-джавами’». Там он познакомился с Газимухаммадом и Шамилем из Гимры. Кстати, Загалав был намного старше Шамиля.

По окончании учебы Загалав стал имамом в селениях Хваршини, Тинди, Гигатль, Кванада, Сантлада и др. Его стали называть Загалав-дибир. Одновременно он обучал и мутаалимов. Особенно хороши были условия для учебы в селении Тинди. Скорее всего, это объясняется удобным расположением села — оно располагалось вдали от главных дорог. К тому же, в то время никто не мог помешать спокойной учебе в горах. Говорят, что одновременно у него учились мутааллимы из 150 сел, и каждому ученику Загалав мог дать глубокие знания.

Во время народно-освободительной войны Загалав остался в горах, редко участвовал в газавате по причине того, что обучал ребят исламским наукам. Это была стратегическая задача имамата, основой которого был шариат. Именно грамотные и образованные люди могли дать жизнь имамату как теократическому государству. Имам придавал огромное значение образованию и социальному положению в государстве. Для этого в каждой мечети мулла, которой был одновременно и преподавателем, Имам ввел обязательное изучение основ ислама и ряда книг известных мусульманских ученых.

По всем важным вопросам имам Шамиль советовался с алимами. Известно, что решая тот или иной шариатский вопрос, он часто обращался к Загалаву. Надо отметить, что впервые Загалав предстает перед нами в мечети селения Харахи, где собрались все алимы Дагестана и решали судьбу имамата и имама. Тогда в течение трех дней шли диспуты о назначении имама. И только прибывший из Хварши Загалав поставил точку в этом вопросе, обосновав легитимность имамата и объявив Шамиля имамом. Так, Имаммухаммад Гигатлинский в своей работе «Хроника газавата» пишет (перевод Т. Айтберова):

«…Прибыв в Харахи, Загалав внимательно выслушал каждую из сторон. После этого он обратился к участникам съезда и в первую очередь к тем, кто считал присягу Шамилю недозволенной:

«О ученые мужи Дагестана, вы ошиблись в самом основании поставленного вопроса. В данном случае речь идет не о присяге халифу (повелителю правоверных во всем мире), а об имаме некоторой части мусульман, которые оказались изолированными от остальной части исламского мира. Поистине, Всевышний Аллах обязал троих мусульман, которые выходят в путь, выбрать одного из них амиром, и велел двоим другим подчиниться ему, как об этом сказано в достоверном хадисе Пророка (мир ему и благословение Аллаха).

Что же делать верующим? Тем временем неверные и вероотступники не позволяют им жить по законам Аллаха, создать исламское государство и подчиниться мусульманскому правителю. Они захватывают земли мусульман, глумятся над ними и их религией, покушаются на их честь и достоинство. Как быть мусульманам, если у них нет предводителя, который защитил бы их права и религию? И где вы, да смилуется над вами Аллах, найдете курайшита (выходца из племени Курайш. — авт.)? Поэтому присяга Шамилю в данном случае необходима и даже обязательна, для того чтобы его статус имама в полной мере соответствовал шариату».

Затем он встал, воздал хвалу Аллаху, подошел к Шамилю, протянул ему правую руку и от имени всех участников съезда присягнул на верность. Он был первым в Дагестане, кто вынес такую фетву и присягнул имаму. Его примеру последовали и остальные участники съезда, после чего Загалав, который был старше Шамиля, сказал:

«Мой сын Шамиль, я не боюсь ошибиться в сегодняшнем иджтихаде (иджтихад – деятельность авторитетного знатока религии, имеющего право самостоятельно решать такие вопросы религиозно-правового характера, на которые не имеется прямых указаний в Коране и Сунне), однако я опасаюсь, что тебя может постигнуть то, что постигло многих предводителей до тебя, которым Аллах даровал власть над людьми… Когда твое войско увеличится, и ты одержишь победы, когда в твоих руках окажется власть и сила, и когда тебе придется решать судьбы людей, не забывай об Аллахе. Будь сильным и справедливым, кротким и милосердным. Не обольщайся этим миром и не возлагай большие надежды на него. Помни, что в конечном итоге мы все покинем этот мир и вернемся к Создателю».

Далее Загалав продолжил: «Я знаю историю сподвижников Пророка (мир ему и благословение Аллаха), их последователей (таби’инов), праведных предшественников (салаф ас-салих) и тех, кто был после них так, будто я рос вместе с ними и жил среди них. Хотя и нет здесь возможности подробно рассказывать о них, все же я вкратце напомню тебе некоторые моменты из жизни исламской уммы, чтобы предостеречь от возможных ошибок».

После чего он принялся перечислять трагические события из политической истории исламской уммы. Начав с династии Омейядов, он в качестве примера привел трагическую историю Хаджаджа ибн Юсуфа Ас-Сакафи и Абдуллаха ибн Аз-Зубайра и рассказал о том, что между ними произошло. Затем он перешел к династии Аббасидов, вкратце рассказал о них и о допущенных ими политических и идеологических ошибках. Он также упомянул заблудшие секты фатимидов, карматов, ваххабитов и им подобных еретические группы, которые сеяли смуту и творили несправедливость в разных концах исламского мира. И он подвел итог своего рассказа: «Прошли те времена со всеми, кто жил в них. И сегодня все это подобно сновидению. Пройдет немного времени — и мы уйдем из этого мира, со всеми своими помыслами и деяниями, ибо нет вечного царства, кроме царства Аллаха, и нет вечной власти, кроме власти Аллаха…».

После этих слов Загалав обратился с мольбой к Аллаху: «О Аллах, внуши ему (Шамилю) справедливость и мягкость по отношению к Твоим рабам. Сотри с лица земли несправедливость и тиранию, сделав его джихад причиной этого; пусть его разящий меч станет средством удаления порока, разврата и противодействия шариату. О Аллах, продли его имамство и сделай его повелителем правоверных на всем Кавказе, пока наши внуки не увидят своих детей. О Аллах, помоги тем, кто помогает Твоей религии, и оставь без помощи и поддержки тех, кто оставил Твою религию…».

Услышав его мольбу (дуа), Шамиль заплакал. Плакали и все присутствующие, пока от слез не намокли их бороды. На этом съезд ученых в Харахи завершился. Съезд принял историческое решение.

Была поставлена точка в еще одном принципиальном вопросе — в вопросе присяги имаму, и в течение последующих более чем двух десятилетий все, кто участвовал в джихаде под предводительством Шамиля, приносили ему присягу верности, что является непременным условием джихада во все времена».

После его проповеди все вопросы были исчерпаны, и собравшиеся алимы тоже присягнули имаму. После этого его назвали муджтахидом (тот, кто выносит решение на основе иджтихада). Загалав оставил после себя много фетв, решающих те или иные вопросы, учеников, достигших уровня, при котором они сами могли писать книги.

Передают, что Загалав покинул этот мир в один день с имамом Шамилем (к.с.). Похоронен ученый, как и завещал, у дороги на своем собственном поле.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.