Лев пустыни Умар аль-Мухтар

22 Апрель 2020
40104

Примерно два года назад в ливийском Бенгази скончался долгожитель, проживший почти век. К моменту смерти ему было 97 лет, и звали его Мухаммад, он был сыном Умара аль-Мухтара.

Мухаммад сын Умара аль-Мухтара

Многим нашим читателям это имя, как и имя его отца, вряд ли о чём-то скажет, но Мухаммад был единственным сыном, последним представителем рода прославленного Умара аль-Мухтара, бросившего вызов и противостоявшего фашистской Италии времён диктатуры Муссолини.

В 1981 году героическая жизнь и смерть Умара аль-Мухтара вошли в сюжет художественного фильма Мустафы Аккада «Лев пустыни», а ещё через пару десятков лет премьер-министр Италии Сильвио Берлускони будет вынужден извиниться перед ливийским народом за 30-летнюю оккупацию Ливии и, в частности, за казнь одного из предводителей антиколониального движения Умара аль-Мухтара.

Каков же был жизненный путь ливийского льва пустыни и чем он закончился?

Умар аль-Мухтар появился на свет в 1862 году в местности Джабаль аль-Ахдар в северо-восточной части Ливии. Потеряв в детстве отца, Умар аль-Мухтар испытал на себе все тяготы сиротской жизни, но не опустил руки.

Вначале он изучал в медресе Коран, а затем поступил в исламский институт в местности Джагбуб, где обучался в течение восьми лет. Кроме углублённого изучения исламских дисциплин, Умар аль-Мухтар был всесторонне развитым человеком – хорошо разбирался в истории и генеалогии многочисленных ливийских племён, мог спокойно ориентироваться в пустыне, знал не понаслышке о некоторых видах растений и т. д.

Богослужение занимало особое место в жизни Умара аль-Мухтара. Он усердствовал в омовении, вовремя совершал обязательные молитвы, свободное время использовал для совершения желательных молитв, в особенности намаза аз-Зуха, который считал для себя сродни обязательному.

Умар аль-Мухтар спал не больше трёх часов в сутки, и его часто можно было заметить за чтением Корана, которое он обычно завершал в течение недели. Во многом его богобоязненность была обусловлена тем, что он был последователем известного в Ливии сануситского тариката и безукоризненно выполнял наказы своих учителей и шейхов.

Ещё до оккупации Италией Ливии Умар аль-Мухтар проявил свой военный талант и в других кампаниях в Северной Африке. Он противостоял французским империалистам в Чаде и британцам на ливийско-египетской границе.

Один из его духовных учителей Мухаммад аль-Махди говорил: «Если бы у нас было десять таких Мухтаров, то нам этого было бы достаточно».

Турецкие военные поражались его отваге, мужеству и военной сноровке, а один из его воинствующих противников Родольфо Грациани был вынужден признать: «Он может застать наши силы врасплох в любом месте. Он большой мастер в разрушении наших планов – настолько быстро передвигается, что невозможно определить место его дислокации».

Мы должны понимать, что у Умара аль-Мухтара не было специального военного образования, он не обучался в военной академии, а был богословом, учителем, которому по воле Всевышнего пришлось взяться за оружие и встать на защиту своей веры и Родины.

Защищать же Родину пришлось от итальянских оккупантов, которые в 1911 году захватили часть территории Ливии. А на другой части продолжалось противостояние, руководимое Умаром аль-Мухтаром.

В течение 20 лет итальянцам никак не удавалось сломить сопротивление ливийских храбрецов, хотя против них действовала авиация, артиллерия, танки, бронетранспортёры, словом, лучшее, что можно было использовать в войнах XX века. И это против людей, которые в своём распоряжении имели лишь коней и простое огнестрельное оружие.

Итальянское военное командование раз за разом предлагало мирный договор, но не ради мира, а для того, чтобы выиграть время для перевооружения и переоснащения своих сил. И всё равно Умар аль-Мухтар был готов на заключение мирного соглашения, но при соблюдении следующих условий:

1. итальянское правительство не должно вмешиваться в религиозные вопросы страны;

2. арабский язык должен остаться государственным языком Ливии;

3. будет открыт ряд медресе, в которых будут преподаваться религиозные дисциплины;

4. должен быть упразднён закон о неравенстве итальянцев и ливийцев.

Итальянцы не могли принять предложенные Умаром аль-Мухтаром условия, а их условия были неприемлемы для ливийцев. Это был замкнутый круг, и означало всё это только одно – продолжение военного конфликта.

С назначением вышеупомянутого генерала Грациани итальянцы начали более масштабные военные действия по всем фронтам. Ему удалось возвести многокилометровую стену из колючей проволоки между Ливией и Египтом, откуда ливийское сопротивление получало кадровую и материальную помощь.

К тому же, фашисты продолжили террор против мирного населения, которое они беспощадно уничтожали. Умар аль-Мухтар со своим немногочисленным окружением оказался загнутым в угол, его поимка была вопросом времени.

Он мог бы продержаться и дольше, но, как часто бывает в таких ситуациях, его судьбу предрешило предательство. Окружённый со всех сторон и раненый в руку Умар аль-Мухтар был схвачен и отправлен на встречу с Грациани.

Эта историческая встреча задокументирована в мемуарах Грациани, который начал свой рассказ со следующих слов: «Я подготовился к тому, что увижу в этом человеке тысячу ливийских ополченцев, с которыми мне приходилось сталкиваться на полях сражений».

Умар аль-Мухтар был для Грациани больше, чем просто человек, он видел в нём силу, зажёгшую сердца тысяч своих соотечественников. Между ними состоялся достаточно обстоятельный разговор, в котором Умар аль-Мухтар вёл себя достойно, и это несмотря на провокационные выпады Грациани.

Свою многолетнюю борьбу Умар аль-Мухатар объяснял религиозными мотивами, а пленение – судьбой, предначертанной ему свыше. Грациани было сложно это понять, но, зная, что Умару аль-Мухтару уготована смертная казнь, он в заключение сказал: «По своему опыту могу сказать и верю, что вы всегда были сильным человеком, и я желаю вам, что бы ни случилось, остаться таким навсегда».

И даже стоя перед престарелым человеком в кандалах, Грациани не мог скрыть своего волнения перед ним. В своих воспоминаниях он писал: «Когда он поднялся, у его лба был заметен яркий свет, словно нимб окружал его голову. Моё сердце беспокойно билось, а губы дрожали. Я не смог произнести ни единого слова».

Посмотреть на казнь Умара аль-Мухтара собралось не менее 20 тысяч человек, большинство из которых были буквально загнаны на площадь итальянцами для устрашения. Для ливийцев это было устрашающее и невыносимое зрелище, Умар аль-Мухтар был для них олицетворением сопротивления.

На месте, где была установлена виселица, низко летала итальянская авиация, чтобы гул самолётов мог заглушить последние слова Умара аль-Мухтара. Но всё же те, кто находился на первых рядах, услышали, как он произносит шахаду, читает азан и следующие строки из Корана:

يَا أَيَّتُهَا النَّفْسُ الْمُطْمَئِنَّةُ ارْجِعِي إِلَىٰ رَبِّكِ رَاضِيَةً مَرْضِيَّةً فَادْخُلِي فِي عِبَادِي وَادْخُلِي جَنَّتِي

(смысл): «О ты, душа, обрётшая покой. Вернись к твоему Господу довольной той наградой, которой Он одаряет тебя, и снискавшей Его довольство. Войди в число Моих праведных рабов. Войди в Мой Рай». (Сура Аль-Фаджр: 27-30)

На лице Умара аль-Мухтара заметили улыбку; таким его запомнил ливийский народ – улыбающимся и довольным. Казнь Умара аль-Мухтара состоялась 16 сентября 1931 года, ему был 71 год.

P.S. В 2017 году в Ливии на 110 году жизни скончался человек, который вместе с Умаром аль-Мухтаром боролся за независимость своей страны. Его звали Абдуразак аль-Барасы, и он был последним воином того «Бессмертного полка».

Мурад Гайдарбеков

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.