Багдад после падения. Часть 1

20 Март 2017 39

Были времена, когда мусульманское государство ослабевало, но вслед за этим всегда наступал период, в течение которого халифат обретал силу и становился крепким и сильным государством, под знамёнами которого объединялась вся мусульманская умма. Как же быть, если мусульмане потеряли своего халифа и весь свой халифат? В таком случае объединение мусульман становится крайне трудным делом, даже невозможным.

Итак, наступило именно такое время: пала столица исламского мира Багдад, вместе с ним пали и халифат, и халиф. Это была великая трагедия для мусульман – потерять халифа и вместе с ним и весь халифат.

С момента падения Багдада монголы продолжали свирепствовать в Багдаде и за его пределами на мусульманских землях, убивая людей, опустошая города и уничтожая исламскую культуру. В Багдаде бесчинства и мучения продолжались сорок дней и ночей, в течение которых на улицах города образовались горы разлагающихся трупов, а сами улицы окрасились в красный цвет. Багдад погрузился в дремоту, не было слышно ничего, кроме громкого смеха монголов и плача женщин и детей, которые потеряли всё.

После всего этого кошмара, который продолжался сорок дней, Хулагу, побоявшись эпидемии чумы в своей армии – ведь в городе находилось более миллиона непогребённых трупов – издал приказ, в котором было три пункта:

1. во избежание заражения чумой монгольская армия полностью выводится из Багдада и передислоцируется в другие города на севере Ирака. Небольшой гарнизон монголов остаётся в окрестностях Багдада, чтобы исключить всякие возможные провокации;

2. объявить в Багдаде полную безопасность для жителей, после чего в городе не будет убит ни один мусульманин. Всем спрятавшимся жителям Багдада разрешается выйти из убежищ и предать земле своих усопших;

Однако похоронить более миллиона человек – сверхсложная задача, для решения которой требовалось довольно много времени. А если не успеть завершить эту работу до изменения погоды, то эпидемия могла распространиться не только в Багдаде, но и во всех городах Ирака и Шама. Если эпидемия охватит все эти территории, болезнь не станет различать монголов и мусульман. Поэтому Хулагу решил избавиться от всех этих трупов с помощью уцелевших жителей Багдада.

После этого исхудавшие и побледневшие мусульмане вышли из своих убежищ. Они изменились так сильно, что не могли признать друг друга. Каждый принялся искать среди гор гниющих трупов своего сына, брата, отца, мать….

Мусульмане спешно начали хоронить усопших, но, несмотря на все их старания, как и предполагал Хулагу, в Багдаде началась ужасная эпидемия, от которой умерло большое количество мусульман, уцелевших от монгольских головорезов. Об этом Ибн Касир пишет: «Кто сумел пережить войну, не пережил чуму. Это была ещё одна новая катастрофа, которая накрыла Багдад… Нет мощи и силы ни у кого, кроме Аллаха»

«Нет силы оставить плохое, греховное и обратиться к благому, и нет мощи поклоняться Аллаху, придерживаться благого, кроме как от Аллаха Всевышнего, Великого». («Аль-Бидая ва ан-нихая»)

3. назначить шиита Муаййид ад-дина Ибн Аль-‘Альками главой нового Совета управляющих, который был создан монголами в Багдаде, конечно же, под опекой монгольских властей.

Однако Ибн Аль-‘Альками представлял собой только образ правителя Багдада, а фактическое руководство, безусловно, принадлежало монголам. Более того, монголы на каждом шагу унижали нового «правителя» Багдада. Унижения были не только со стороны Хулагу или высокопоставленных командиров монгольской армии, ему попадало даже от простых монгольских солдат.

Однажды свидетелем такого унижения Ибн Аль-‘Альками стала мусульманка: новый «правитель» Багдада садился на своего скакуна, а один из монгольских солдат ударами палки отгонял коня. Тогда женщина сказала Ибн Аль-‘Альками: «Разве Аббасиды так обращались с тобой?» («Аль-Бидая ва ан-нихая»)

Эта женщина хотела обратить внимание бывшего первого визиря Аббасидского халифата на то, во что он превратился, что он сделал с народом и каково было его положение, когда у власти были Аббасиды. До этого он был для всех предводителем, к словам которого прислушивался каждый житель Багдада, в том числе и сам халиф. А теперь смотрите, какая страшная трагедия его постигла. Любой солдат монгольский армии, которую он сам и пригласил в Багдад, на каждом шагу унижает его.

Такое отношение к визирю, который предал своего правителя и народ, было закономерным, ведь тот, кто предал свою религию, родину и честь, не будет иметь уважения даже среди врагов, которым он продался. Такой человек будет востребован только до тех пор, пока будет приносить им пользу, а после того как им воспользуются, его стоимость становится фактически равна нулю.

Слова этой сообразительной женщины сильно задели Ибн Аль-‘Альками. Опечаленный и опозоренный «правитель» Багдада ушел к себе домой и закрылся там. Его ожидания не оправдались, фактически больше всех от нашествия монголов пострадал он сам. Да, он сейчас правитель Багдада, но он правитель, не имеющий власти, правитель разрушенного и сожженного города, правитель мертвецов и больных.

Ибн Аль-‘Альками не смог перенести то горе и унижение, которое его постигло, и через несколько дней скончался в своем доме.

Через несколько месяцев после нашествия монголов на Багдад в 656 году по хиджре он умер в одиночестве, униженный и оскорблённый, не успев извлечь из измены никакой пользы ни для себя, ни для своих потомков.

Продолжение следует…

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.