Неофиты в хадже. Часть 2: Минажат

19 Ноябрь 2013 495

Возле Каабы я просила мира для моей родины Мордовии, мира родине моих детей Абхазии, мира родине моих внуков Дагестану

Эта беседа состоялась в хадже в рамках бесед с новообращёнными, которым посчастливилось посетить Святые Земли со священной миссией. Разговор, состоявшийся у меня с Минажат Евпатовой, оказался настолько содержательным и интересным, что я решила выделить его в отдельную статью. Надеюсь, и вам, мои дорогие читатели, будет не  скучно и полезно знакомство с этой шестидесятипятилетней обаятельной женщиной, которая родилась в Мордовии, собственных детей родила в Абхазии, а вырастила их в Дагестане верующими мусульманами, при этом сама Ислам приняла позже них всех. В общем, во вступлении многого не расскажешь, поэтому давайте уже перейдем к самому интервью, которое  проходит на территории Аль-Харама, в Мекке.

- Минажат, расскажите, пожалуйста, о себе, - обращаюсь я к сидящей  напротив меня миловидной  женщине, которую язык никак не повернется назвать бабушкой.

- Я преподаватель английского языка, сейчас на пенсии, даю частные уроки,  когда попросят друзья, знакомые.  Родилась в Мордовии, папа мордвин, а мама русская. Меня Всевышний всю жизнь вёл – через Абхазию в Дагестан и вот теперь – в хадж. И я чувствую так, что всегда Он вел меня именно сюда. Через множество испытаний я сюда пришла. Наверное, я самая молодая мюридка в этом хадже, я встала на путь  тариката только 10 декабря, хотя раньше мне удалось успеть посетить Саида Афанди (да озарит Аллах его душу), но я тогда просто приехала, ещё в размышлениях была. Я и подумать не могла, что так быстро в хадж попаду, шахаду я сказала года два назад, но по-настоящему Исламом прониклась только после 10 декабря, молиться стала, и тут раз – выиграла путевку. Ислам очень органично влился в мою жизнь, сущность, я была уже полностью готова к нему. Единобожие всегда было со мной, и оно логично привело меня к Исламу. Дети раньше меня Ислам приняли, ждали, когда я приму, но я не хотела торопиться, хотела созреть для этого. Это логичное завершение всей моей предыдущей жизни. Когда молиться я стала, такое спокойствие у меня на душе разлилось, я почувствовала, что вот теперь мне спокойно, я под защитой уже Всевышнего совсем и такая легкость теперь у меня, ни о чём  больше вообще не надо беспокоиться. Я очень рада, что успела я в жизни всё это сделать, мозаика моей жизни теперь сложилась полностью в идеальную картину.

- А как вы оказались в Дагестане?

– Родилась я в Мордовии, а замужем была в Абхазии за русским, детей там родила, потом овдовела, это произошло в послевоенное время. Выжить одной вдове с тремя детьми там было нереально и поэтому встал вопрос о переезде. У меня был ученик из Дагестана, он однажды вроде в шутку сказал «Я уеду в Махачкалу, вас с собой возьму»,  как-то запало мне это в душу,  и так и   решила – поеду. Хотя о Дагестане я тогда знала только – Расул Гамзатов, Фазу Алиева и космонавт Муса Манаров (смеется). Оставила в Абхазии  квартиру с видом на Черное море, ведь  собой-то ее не возьмёшь.  Семья этого ученика поддерживала  меня  в Дагестане первое время очень сильно. Помогли найти жилье и работу. Я приехала с тремя детьми, книгами и носильными вещами. Детям было тогда 10, 11 и 14 лет.  Денег было только-только на первое время. Мы жили вчетвером в малюсенькой комнатке. Первое время с трудом перебивались. Работала в школе, а в каникулы подрабатывали кондукторами в транспорте, и я, и дети тоже. Но Аллах нас берёг очень и дагестанцы помогали. Мне всегда везло на хороших людей, и даже жизнью своей я обязана этим людям, я так много должна Дагестану! В первый же год работы на новом месте в школе мне пришлось перенести операцию, и вот  тогда я почувствовала такую поддержку (в этот момент на глазах моей собеседницы появляются слезы)! Прошло уже так много лет, а я помню. Неудачная была операция, поэтому две подряд пришлось делать… И мне тогда коллеги во главе с директором Гаджи Магомедовичем так сильно  помогали, кровь мне сдавали и всё-всё мне делали, и деньгами, и продуктами, и лекарствами, в общем, всем. И дальше тоже всегда берёг меня Всевышний. Даже имя, которое я приняла в Исламе тогда, в свои пятьдесят, можно сказать, выбрал. Там медсестра была Минажат, и запало мне это имя, поэтому, когда сын спросил, какое имя хочу выбрать, я сразу решила, что буду  Минажат. В долине Мина я всем говорила, вот я, Мина – в Мине.

– Вы говорили, дети первые приняли Ислам, как произошло это?

– Старшая дочка Надежда, сейчас Саида, поехала в Америку работать, там познакомилась с дагестанцем, вышла за него замуж, вернулась мусульманкой.  Настя, младшая дочка, нынче её зовут Амина, под её влиянием тоже уверовала. А сыну Юрию, сейчас он работает на сайте «Исламдаг», и зовут его Ахмад, очень повезло попасть в ДГУ на биофаке в группу с верующими, молящимися ребятами. Тоже Аллах его вел так, ведь так редко бывает, чтобы вся группа такая человеку попалась, а попадись ему другие однокурсники, они бы на него  иначе влияли.  Группа была очень  дружная, все они приходили к нам домой в гости со своими мамами, братьями, сёстрами,  прекрасные ребята. Под их влиянием мой мальчик тоже стал мусульманином.

Ну, а меня они ждали в Исламе долго, сын говорил: «Мама, рай под ногами матери, принимай Ислам», а я всё говорила: «Подожди, я ещё внутреннее не готова, яблочко должно созреть».  Очень сильно меня Аллах вел, даже так вышло, что окна  нашей  квартиры  смотрят  прямо на здание строящейся мечети, и рупор  направлен в нашу сторону. Азан очень красиво звучит, прямо в сердце западает.  Голос одного   муэдзина  меня просто переворачивал всю, я чувствовала призыв, душа тянулась. Так зовет он на молитву, что и не хочешь, не умеешь, а будешь молиться. Пришёл сын однажды, я ему говорю так, мол, и так, вот слушаю, так азан  красиво читает молодой муэдзин, а он говорит: «Так это мой друг, Хабиб». Я так обрадовалась, передала ему мои благодарности и гостинец, отсюда тоже везу ему подарки, он сердце мое позвал же! Так Аллах меня ведёт и оберегает, такие встречи мне посылает! Я ведь и Саида Афанди, да будет свята его душа, успела увидеть живым, хотя вирд взяла только 10 декабря этого года, тогда меня дети на зиярат к нему свозили, пять лет назад, как я рада, что видела его. Он со всеми говорил там, и со мной тоже. Я его там благодарила за детей моих, что  он их по жизни ведёт. И так была поражена им, он излучал невероятную доброту. Не знаю, какое слово точнее подобрать, чтобы выразить это. Когда его убили, первое, что я сказала: «Опять мои дети осиротели». И я тогда решила, что дальше  буду за него молиться. Смерть его повлияла на мою духовную жизнь очень сильно. Ничего не происходило в моей жизни просто так. Столько всего надо было пройти мне до Ислама: столько испытаний, столько камней преткновения.

– Как вам в хадже, не трудно?

– Нет, мне легче, чем я думала. Хотя, конечно, есть испытания, было, что и давление поднималось прямо на намазе, Альхамдулиллях, Аллах меня не оставляет и помогает, но это так естественно – быть тут и проходить их. Словами не описать, эта такая аура поклонения вокруг тебя. Чувств очень много, но их не передашь, это надо самому пройти. Как в сказку я попала, думала «ни  в сказке сказать, ни пером описать». Я думала, вот детей я вырастила, внуков уже понянчила, а нет, вот оказалось, что еще и в хадже побывала. Выйти на истинный путь. Я очень рада, что успела это сделать в своей жизни. Возле Каабы я просила мира для моей родины Мордовии, мира родине моих детей Абхазии, мира родине моих внуков Дагестану.

Мы завершили беседу и тепло распрощались с моей новой замечательной знакомой. А наутро она возникла опять на пороге моего номера в состоянии крайней взволнованности. Честно говоря, я подумала, что случилось что-то ужасное, и она пришла со мной этим поделиться. На вопрос «Что произошло?» Минажат пояснила:

- Какой ужас, я всю ночь спать не могла, вспомнила, что забыла вам сказать нечто очень важное. Я так боялась, что вы уже отправите статью.

Я заверила, что статью не только не отправила, но даже ещё и не дописала и приготовилась слушать дальше.

– То, что мы все здесь находимся – это же Сулейман Абусаидович, его благотворительность, его добродеяние нас сюда привело. И я думала, как же я могла забыть сказать вам о своей благодарности к нему. Я везде тут ему дуа делала. И Духовному  управлению, и всем этим людям, которые тут организовывают нам всё это. Я так благодарна, обязательно напиши это, я так боялась ночью, что уже не успею добавить это важное, что вот с утра пораньше пришла.

Я смотрела на эту красивую, раскрасневшуюся от переживаний женщину и думала «Если бы Сулейман Керимов и все, кто работает на хадж, её сейчас видели!!!»  Столько искренности и благодарности было написано на её открытом, освещённом  нуром  лице.

 Да примет Всевышний Аллах примет твой хадж Минадат-хаджи!  

Наталья Лейла Бахадори

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.