Угощая чаем, он рассказывает об Исламе

13 Апрель 2017

Айман Алькаяли из американского Кливленда, штат Огайо, никак не может привыкнуть к тому, что ощущает себя иностранцем. Но его жизнь, те испытания, через которые ему пришлось пройти, доказывают, что для сильных духом людей практически нет ничего невозможного.

В сегодняшнем материале мы поделимся яркой историей палестинца в Америке. Он сам расскажет о том, как Ислам помог ему в трудные минуты и стал настоящим вдохновением не только для него, но и для всех, кто стал посетителем его кафе.

Разносторонние интересы

Родители Аймана родом из Палестины, но из-за сложных жизненных условий семья Аймана мигрировала сначала в Кувейт, а затем в Триполи в Ливии, где его дед преподавал алгебру и где родился Айман. "Мы были одной из первых палестинских семей, кто переехал в Ливию",  говорит он. Когда Айману было всего 16 лет, он уехал в Австрию, чтобы изучать немецкий язык и архитектуру в Вене.

Жить в одиночестве в чужой стране было сложно. «Если вы не похожи на остальных, вы всегда остаетесь иностранцем, – говорит он. – Даже если они знают ваше имя, они все равно обращаются к вам как к иностранцу: "Эй, иностранец, как дела?" Мне очень не нравилось такое отношение».

Его двоюродный брат путешествовал по всему земному шару, изучал инженерное дело в Кливленде. После его рассказов о жизни в США Айман решил переехать в эту страну.

По прибытии в США Айман усовершенствовал свой английский в центре для иммигрантов, а затем приступил к участию в программе по биомедицинской инженерии в Университете Кейс Уестерн.

Как и многие его сверстники, он учился и думал о том, как построить карьеру, но его интерес к биомедицинской инженерии был недолгим, поэтому он перешел к электротехнике, а затем – к области машиностроения, но результаты были все те же. "Я не чувствовал, что это мое", говорит он.

Затем он увлекся керамикой и искренне полюбил искусство. Решение Аймана покинуть университет и стать художником не совсем порадовало его семью. Его отец, инженер-строитель, как и мама, которая работала в Организации Объединенных Наций, всегда подчеркивали важность образования.

"Мы палестинцы, и, как вы знаете, мы столкнулись с разного рода проблемами, и хорошее образование является для нас одним из защитных механизмов, а также гарантом того, что всегда можно получить хорошую работу", – объясняет Айман.

Но для Аймана искусство стало формой терапии. Он выражал свой внутренний мир, разрисовывая керамику и применяя яркие краски и образы. Но, уважая решение отца, все же закончил колледж с экономическим уклоном. Сегодня он говорит, что рад такому решению, и что экономическое образование в дальнейшем очень ему пригодилось.

Для того чтобы платить по счетам, Айман работал в нескольких местах – в качестве строителя, а также шеф-поваром в итальянском ресторане в Кливленде, где он жил и снимал студию керамики. "До этого я никогда не думал, что буду готовить, но мне это очень понравилось".

«Есть горячая вода, а значит, я могу подавать чай»

Развиваясь в разных направлениях, Айман думал о том, какое дело приносило бы ему выгоду и в то же время стало бы отдушиной для его творческой натуры. Он решил открыть кофейню. Его первоначальный план состоял в том, чтобы создать пространство, где он мог бы показывать свои работы по керамике, подавать кофе и еду, а в подвале он будет делать мебель на заказ для клиентов. Он нашел небольшой магазин, который находился на грани закрытия, и у него ушло почти два года, чтобы привести это унылое здание в уютное кафе. На реконструкцию ушли почти все его сбережения, и всего за месяц до торжественного открытия он оказался без достаточного количества денег, чтобы купить кофе-машину. "Так что я не мог открыть кафе, – говорит он. – Но есть горячая вода. А значит, я могу подавать чай, – делится воспоминаниями Айман.

Я научился заваривать вкусный чай. У нас был южноафриканский чай, фиджийский чай, чай с травами, японский чай... и цвета чая были великолепны».

Красивая религия

"Я родился в Исламе, но, как ни странно, красоту Ислама я увидел в Соединенных Штатах, – говорит Айман. – Я был художником, вел творческий образ жизни, но чувствовал, что мне нужно что-то, чтобы найти себя. Я добился признания своих работ, начал бизнес, у меня появились деньги, есть место для роста, но что дальше? Должно быть нечто большее".

Айман начал посещать местную мечеть. А затем его знакомые, новообращенные мусульмане, попросили его обучать их арабскому языку, чтобы они могли понимать Коран. "Новообращенные мусульмане часто очень сильны духом, потому что они живут, работают и учатся, а потом вдруг кардинально меняют свою жизнь. Многие оставляют семью, друзей, всю свою прошлую жизнь и начинают идти в совершенно новом для себя направлении. Это серьезное решение, – говорит Айман. – Эти ребята сильны духом, и они являются американскими мусульманами".

Вдохновленный самоотверженностью и силой духа своих знакомых, новообращенных мусульман, Айман увидел свою веру в новом свете. "Моя религия так прекрасна. Я не знаю, почему раньше я не изучал ее более тщательно".

Как отец Айман серьезно воспринимает воспитание своих детей в соответствии с принципами Ислама. Но воспитание детей-мусульман в современном политическом и социальном климате имеет определенные особенности. "Это особое состояние для них, потому что они должны вписаться в общество. Они видят некоторые вещи, которые полностью противоречат нашим убеждениям, и вы должны сказать им об этом".

Айман призывает своих детей рассказывать о том, каково это – быть мусульманином. "Это нелегко, порой им говорят неприятные вещи, или другие дети смотрят на них, когда они молятся. Но это хорошо, что они проходят через это. Каждый должен пройти через определенные испытания. Они учатся у меня тому, что правильно, а что нет, но я говорю им, что я несовершенен, потому что я, как и все люди, совершаю ошибки. Они не должны смотреть на меня так, как будто я идеальный человек, но я стараюсь быть таковым. Неудачи, слезы, гнев и ошибки – это часть нашего опыта, все эмоции и переживания и есть полноценная жизнь", – делится своими мыслями Айман.

Чайный дом «Алгебра»

Чайный дом «Алгебра» открыл свои двери в августе 2001 года и был первым неитальянским заведением в этом итальянском районе Кливленда.

Войдя внутрь кафе, можно прогуляться по миру фантазии Аймана. Передние двери, столы и полки выполнены Айманом вручную, и его картины украшают стены.

Запах специй Ближнего и Среднего Востока сочетается с цитрусовым ароматом апельсиновой кожуры. Повсюду полки с книгами на любые темы – от поэзии до исламской архитектуры или палестинской кухни.

Саида Ибрагимова