Запрещают ли Писания мусульман бид‘а (нововведения)

11 Сентябрь 2017

Проводимая в Уфе Международная конференция «Идеалы и ценности Ислама в образовательном пространстве XXI века», уже ставшая традицией, открытие Исламской Академии в Татарстане олицетворяют собой начало решения важнейшей проблемы. Её сущность заключается в необходимости формирования собственно российской исламской системы образования и воспитания. Такая задача исходит из следующих предпосылок.

Во-первых, это массовое возвращение «воспитанников» исламских университетов Ближнего Востока на рубеже прошлого и нынешнего веков. К сожалению, выпускники учебных заведений Саудовской Аравии и других стран вернулись на свою Родину с целью утверждения истинного мусульманства, отличного от традиционно исповедующегося на Северном Кавказе и в Волго-Уральском регионе. С этими молодыми имамами пришли такие понятия, как ваххабизм, экстремизм и терроризм.

Молодые россияне, чьи души устремлены к Исламу, увлечённо слушали «умные» речи и пропаганду выпускников ближневосточных вузов. Старые имамы, не имевшие образования и «читавшие» Коран по тетради, ничего противопоставить этим эмиссарам салафизма не могли.

Бывшие парторги и трактористы не могли дискутировать с молодыми ребятами, хорошо знакомыми с основами риторики и агитационной работы. И, к великому сожалению, сотни людей последовали за ложными лозунгами радикалов и погибли от пуль спецслужб во время терактов.

Президент Российской Федерации В.В. Путин неоднократно обращал внимание на проблемы патриотизма и нравственности у молодого поколения нашей страны. Нравственность же может существовать только на основе религиозного мировоззрения. Успешную воспитательную работу, закономерно, могут вести только молодые выпускники современных исламских учебных заведений России.

Принимают эту идею атеисты или нет, значения не имеет: только возрождение истинной Веры во Всевышнего спасёт Россию и все народы мира. Отказ же от основ монотеистических вероучений рано или поздно приведёт к полной деградации людей как носителей божественной мудрости. Демографические процессы во многих высокоразвитых странах с высоким уровнем материального благополучия и атеизма конкретно это доказывают.

Естественно, Ислам, представляющий сложнейшую религиозную и философскую систему, не может решить сразу все проблемы. Религия Аллаха имеет ряд внутренних и внешних проблем, одной из которых является бид‘а.

По нашему мнению, если бы не следующий пункт идеологии Абд-аль-Ваххаба, вопрос об обоснованности нововведений в Исламе не был бы доведён до такого уровня: «Всё, что было внесено в Ислам после смерти Пророка – запрещено». (Солодков А. И. История возникновения и становления ваххабизма)

Таким образом, основатель салафизма попытался «защитить» Ислам от искажений со стороны Османов, якобы превративших учение Пророка Аллаха в удобную для них доктрину. То есть основатель салафизма предполагал сохранение нравственных основ Ислама путём отбрасывания привнесённых после Посланника и праведных халифов (да будет доволен им Аллах) нововведений. Например, по его мнению, не соответствует нравственному учению Пророка Мухаммада то, что суфии могли оказывать влияние на политические решения османских султанов.

Что касается реализации принципа бид‘а в Афганистане, то она привела к опошлению этого важного для Ислама принципа, направленного на защиту его основ. Отказ от телевидения, бань, игнорирование шариатских прав женщин наглядно доказали, к чему может привести бесконтрольное применение запрета нововведений.

Сила традиции оказалась такой, что даже после принципиального анализа салафизма, связанного с радикальным исламизмом, сыгравшим трагическую роль в судьбах тысяч молодых мусульман России и стран мира, принцип бид‘а продолжает иметь место в Исламе. Причём молодые имамы и хазраты выражают своё критическое мнение по поводу конкретных жизненных ситуаций, связанных с нововведениями, часто не имея на то оснований.

Например, автор статьи встретил довольно прохладное отношение в адрес научной работы на тему реформ в Исламе. По мнению местных алимов, реформация мусульманского вероучения невозможна, ибо это противоречит принципу бид‘а. Они готовы отрицать все нововведения, которые произошли после смерти Пророка Мухаммада , превращаясь в страуса, прячущего голову в песок.

Их уверенность исходит из хадиса, приведённого в работе Султана Абу Мухаммада: «Всякое нововведение – это заблуждение!» (Муслим 2/592). Современный автор, как и многие другие алимы, используя коранические аяты и хадисы, доказывает однозначно негативный характер нововведений. Он и его коллеги уверены в том, что принцип бид‘а полностью отрицает все элементы нашего вероучения, принятые после Пророка Мухаммада.

Однако, по нашему мнению, отрицать реальность новых явлений в Исламе – то же самое, что попытка не признать смену времён года. Диалектическая сущность нашей религии такова, что только прогрессивные нововведения обеспечивают не только существование Ислама как мировой религии, но и постоянное его развитие вширь и вглубь.

Примером можно взять отношение к изображению. Всем известно, что учение Пророка Мухаммада запрещает изображение людей и животных. В дореволюционной Башкирии (автору говорили бабушки), когда китайский чай заносили в дом, то пересыпали в другую ёмкость, ибо на бумажных пачках было изображение.

Сейчас мы спокойно смотрим по телевизору передачу «Йома», посвящённую Исламу, и нет никаких вопросов. В том числе и у наших молодых имамов, отрицающих реформистский потенциал нашей религии. Так как же происходят изменения в Исламе, несмотря на принцип бид‘а?

Как указывает Юсуп Абдулмуслимов в статье, размещённой на сайте ISLAMDAG.RU, в лексике арабского языка слово «бид’а» означает всякое новое или созданное, не имевшее аналогов ранее. Данное понятие также означает прекращение и отсутствие чего-то после того, как оно было.

Словари арабского языка утверждают, что бид’а означает совершение ранее не совершавшегося действия или же создание вещи, изначально не имевшей подобия. Исходя из религиозной терминологии, слово бид’а означает действие, которое не совершалось во времена пророка Мухаммада и не было в обычае. Однако, так как это определение общее, то невозможно решить, насколько легитимно такое действие в рамках Шариата.

Необходимо отметить, что Всевышний Аллах, как Всезнающий и Предвидящий, заранее дал ответ на вопросы нововведения в Исламе. Мы обратили внимание на аят 59 из суры «Ан-Ниса»:

يَا أَيُّهَا الَّذِينَ آمَنُوا أَطِيعُوا اللَّهَ وَأَطِيعُوا الرَّسُولَ وَأُولِي الْأَمْرِ مِنْكُمْ ۖ فَإِنْ تَنَازَعْتُمْ فِي شَيْءٍ فَرُدُّوهُ إِلَى اللَّهِ وَالرَّسُولِ إِنْ كُنْتُمْ تُؤْمِنُونَ بِاللَّهِ وَالْيَوْمِ الْآخِرِ ۚ ذَٰلِكَ خَيْرٌ وَأَحْسَنُ تَأْوِيلًا

«О вы, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, Посланнику и обладателям власти над вами. Если же вы препираетесь о чём-нибудь, то верните это Аллаху и Посланнику [смотрите решение в Коране и Сунне], если вы веруете в Аллаха и в последний день. Это – лучше и прекраснее по исходу».

Главное здесь то, что Всевышний допускает диалектические споры по определённым проблемам вероучения, в том числе и по вопросу нововведений. То есть Аллах не запрещает мусульманам выдвигать и защищать какие-либо вопросы по развитию Ислама, допускает «перепираться».

Однако спор может идти только на основе использования доводов Священного Корана и Сунны Пророка Мухаммада . Имея диалектическую природу, они допускают принятие конкретного решения в рамках нашего Писания и Шариата.

Решение относительно какого-то нового действия в религиозной практике, которое ранее не практиковалось мусульманами, возможно посредством обращения к учёным, которые оценивают такие деяния, взвесив их на весах Шариата. Один из известных авторитетов в этой области, основатель шафиитского мазхаба имам Аш-Шафии выразил следующую точку зрения:

«То, что было введено и противоречит священному Корану или же Сунне Пророка или же иджма (единогласному мнению учёных Ислама) или же асарам (словам сахабов, табиинов…) – это и есть запретное нововведение. А всё хорошее, что было введено и не противоречит ни одному из перечисленного, является похвальным нововведением».

Таким образом, необходимо выделить два типа нововведений в Исламе. Первый из них не имеет под собой основы, второй имеет основу. Учёные, имамы и простые мусульмане прошлого и современности подразумевают именно этот первый тип нововведений, считая их порицаемыми и неприемлемыми в Шариате.

По этому поводу в Сунне Пророка Мухаммада есть конкретный хадис: «Самые лучшие слова – это Книга Всевышнего Аллаха, а лучший путь – это путь Мухаммада. Худшие же деяния – это новоизобретённые, а каждое такое деяние – это нововведение, а каждое нововведение – это заблуждение, а всякое заблуждение ведёт в Огонь!» (Муслим).

Понятие «новоизобретённые» выражает те дела, которые не были доселе известны в какой-либо форме и не имели под собой оснований. Имам Аш-Шафии также сказал:

مذموم فهو السنة، خالف وما محمود، فهو السنة، وافق فما مذمومة، وبدعة محمودة، بدعة :بدعتان لبدعةا

«Нововведения делятся на два вида: бид’а порицаемое и бид’а восхваляемое. То, что соответствует Сунне Пророка Мухаммада, восхваляемо, а что противоречит Сунне, порицаемо».

То есть великий учёный Ислама, чьё мнение не может быть опровергнуто, допускает диалектическое отношение к бид‘а. Это означает, что, в отличие от наших современных «алимов», отрицающих нововведения, Имам Аш-Шафии признает бытие восхваляемого бид‘а.

Юсуп Абдулмуслимов в своей статье указывает, что имам Хутаби, толкуя вышеуказанный хадис, говорит, что под словами «каждое нововведение есть бид’а» подразумевается, что не всякое возникшее является бид’а. То есть те моменты и положения, которые не имеют под собой религиозной основы и не соответствуют общепризнанным правилам Шариата, или же не являются допустимыми по системе аналогии (кыяс) в шариатском праве, являются неприемлемыми. Это означает, что новые явления, которые не выходят за рамки основных канонов Ислама, Писаний и Шариата, не могут признаваться бид‘а.

Реальность альтернативного варианта понимания принципа бид‘а, то есть признание конструктивно-прогрессивного смысла нововведений аргументируется мнением Ибн Хаджара Аль-Аскалани.

В своей работе «Фатх Аль-Бари» он комментирует слова Умара (да будет доволен им Аллах), «Это хорошее нововведение!»:

«Нововведение в арабском языке – это то, что введено [заново] и чему не было прежде аналогов, а в Шариате это антоним сунны, и оно порицаемо. Истина же в том, что если оно (нововведение) из тех поступков, что подпадают под одобряемое в Шариате – то это хорошее нововведение, а если оно подпадает под порицаемое, то это порицаемое нововведение, в противном случае оно относится к дозволенному. Иногда его делят на пять категорий…»:

1. обязательные – то, что затрагивает обязывающие нормы и признаётся Шариатом;

Например, составление Корана, введение законов, если есть опасность их утери, поскольку передача последующим поколениям единогласно является обязательной, а халатность в этом также единогласно признаётся запретной. В этом виде не допускаются разногласия об обязательности.

2. запретные – нововведения, затрагивающие запрещающие нормы Шариата;

Например, налоги и другие новшества, приводящие к притеснению; новшества, противоречащие нормам Шариата, например, предпочтение невежд учёным, передача шариатских должностей по наследству тому, кто их не достоин, опираясь на то, что этот пост занимал его отец, в то время как он сам не соответствует этой должности.

3. желательные;

Например, совершение намаза таравих коллективно в мечети, определённая одежда судей и правителей, чего не было при сподвижниках (да будет доволен ими Аллах), поскольку цели и блага Шариата достигаются только проявлением почтения к судьям в душах людей.

4. нежелательные;

Например, выделение некоторых дней особым поклонением.

5. дозволенное.

Примером этого является использование сита для [просеивания] муки. Сообщается, что это было первое новшество, появившееся после Посланника Аллаха. Поскольку улучшение жизни и её облагораживание дозволено, средства достижения этого также дозволены.

Таким образом, вышеперечисленные категории представляют собой веские аргументы для алимов и простых мусульман, стремящихся использовать научно-технические достижения современности в сфере богослужения и обеспечить дельнейшее развитие Ислама. Как здесь указано, из пяти представленных пунктов три выражают положительное отношение к внедрению в Ислам новшеств, соответствующих Корану и Сунне.

Иначе и быть не могло, ибо наша религия имеет внутренний потенциал для прогрессивного развития. Формирование великой исламской культуры, достижение мирового уровня в медицине, философии, астрономии, химии и других науках не могли реализоваться без признания нововведений, ибо всего этого при жизни Пророка Мухаммада не было.

Ибн Рушд, Аль-Кинди, Аль-Газали, Аль-Бируни, Аль-Хорезми и другие арабо-исламские учёные ничего бы не смогли сделать, придерживаясь принципа бид‘а. Однако эти великие мыслители и алимы смогли диалектически отнестись к запрету нововведений и нашли аргументы из Священного Корана и Сунны, разрешающие им заниматься научно-исследовательской деятельностью.

Имамы и «алимы», выступающие с позиции категорического запрета нововведений, похожи на престарелого императора Австро-Венгрии, запрещавшего электрическое освещение в начале прошлого века.

Время по велению Аллаха всегда движется вперёд, и только адекватное отношение к вызовам времени позволит Исламу сохранять свою уникальность и величие монотеистической религии. А оно невозможно без нововведений, позволяющих народам исламской культуры наверстать упущенное за время застоя в XIX-XX веках.

Марат Якупов