Когда молчат мужья и братья

29 Октябрь 2009
985

Выступление муфтия Республики Дагестан Ахмад-хаджи Абдулаева на маджлисе, посвящённом 170-летию битвы при Ахульго

Ахульго

Мы должны постесняться войти в тот Рай, который они получили. Я это говорю для того, чтобы ответить на вопрос: а что же нужно было имаму, когда он преодолевал такие трудности и за столько лет борьбы? Какой-нибудь негодяй, наверное, скажет: ему власть нужна была. Но большинство народа ответит, что его цель была – довести до нас Ислам! Ни власть, ни богатство не были его целью, я могу поклясться, что он (имам) столько горя и трудностей претерпел ради того, чтобы довести до нас Ислам. Мы сегодня и представить себе не можем, с какими трудностями они сталкивались во имя сохранения и передачи Ислама. Но как бы то ни было – Ислам дошёл до нас.

Дорогие братья и сёстры! Да примет Всевышний зиярат всех, кто приехал сегодня сюда, и сделает этот маджлис таким маджлисом, который смоет грехи тысячи плохих собраний!

Да одарит нас Аллах той степенью в Раю, которой одарил мюридов имама Шамиля, тех, кто погиб за Ислам – так как мы пришли сюда из-за любви к ним!

Очень полезное выступление было у Абдурахмана из Чиркея. Хочу сказать, что, действительно, чиркейцы очень стойко выдержали те испытания. Я видел, как строго обращается Абдурахман с прихожанами своей мечети, и очень обрадовался за него. Такое чувство было, что отец обращается к детям. Я говорю это для того, чтобы другие последовали за ним и были чуть усерднее в добрых повелениях и отвержении зла. Иначе слабеет ремень нашей веры. Мы видим, какой баракат существует в Чиркее, и я думаю – это именно от оказания поддержки имаму Шамилю и газавату. Да останется до Судного дня этот баракат и в Чиркее, и в других сёлах, которые помогали нашему имаму!

О Юнусе, которого здесь упомянули, добавлю, что, когда его отправили на переговоры, одежда на нём, видимо, была чуть потрёпанной. Его спросили солдаты царской армии: не было ли лучше этого человека для ведения с нами переговоров? Юнус ответил: «К лучшим отправили лучших, а к вам – отправили меня». Этим ответом он дал оценку своим соперникам.

Мы должны воздать хвалу Всевышнему за возможность, данную нам, рассказывать об имаме Шамиле. К сожалению, на мой взгляд, мы только на рассказы и способны – иначе Аллах создал бы нас во времена имама, и мы бы воевали рядом с ним!

Всегда были люди, говорившие правду о великом имаме, к примеру, во время Советского Союза один из учёных, Расул Магомедов (даргинец) собрал историю имама Шамиля и написал диссертацию. Но его за это исключили из партии, сняли с работы и сделали изгоем. Ему предложили всё вернуть и восстановить в прежнем статусе, если он откажется от проделанной работы. Но он не согласился.

А в одном селе агент (доносчик) шёл, якобы, в кино и следил за теми, кто идёт на таравих-намазы. Оказывается, дорога на молитву находилась под окнами клуба. Вот так он и доносил на них.

Сегодня мы имеем возможность открыто хвалить имама. Как здесь сказали, даже тех, кто прежде критиковал шейха Шамиля, заставили хвалить его теперь для того, чтобы угодить государству. Тем не менее, даже сейчас, в это время я слышал речь четверых критиков имама. Троих через газету, а одного слышал и видел воочию. Говорят, что имам воевал 25–30 лет, но судя по тому, что оставил он нам в наследие, по моему мнению, другой с этой работой и за 100 лет не справился бы. Удивительна способность его ночью переходить с места на место, а днём воевать, тем более, с учётом того, что он не имел ни транспорта, ни техники.

Не будем говорить о самом имаме Шамиле (он был неординарным человеком!), но с ним же воевали мюриды. Здесь, на Ахульго, воевали и мужчины и женщины, надев мужскую одежду, папаху, взяв в руки оружие. Сегодня есть женщины, которые говорят, что имеют доброе сердце, но не могут одеться, как положено. А как же те горянки, которые пролили свою кровь на Ахульго? Рай – один. Как войдут в Рай и те и нынешние мусульмане?

Вы подумайте: ведь если близкий нам человек скажет какое-либо неудобное слово, мы это тяжело переживаем. Если чужой скажет – это ещё ничего, терпимо. Подумайте теперь: против имама Шамиля воевала целая армия из лицемеров (мунафиков) в 4500 человек! Там, может, один процент был из других мест, а все остальные были горцы. С каким же сердцем должен был воевать имам против тех, кто родился среди этих гор! Эти мунафики, может, и были предками некоторых сегодняшних дагестанцев, и их потомство смешалось с потомками мюридов – и, может, от этого Дагестан изо дня в день всё больше погружается в распутство. Если в то время было 4500 лицемеров, сегодня их в десять раз больше! Лицемеры есть везде, но сюда вряд ли пришли – думаю, не смогли, но они непременно должны знать, что скоро объявится имам Махди, и в его время их дело не продвинется.

В одном селе во время праздника (ид) сделали дуа доносчику, и так как из 40 человек один бывает вали, постигло горе того человека, а на следующий год сделали дуа и его приспешникам – и на них навалилось горе. Таким образом, если мы сделаем дуа, то Всевышний примет его. Говоря об имаме Шамиле, я хочу сказать, что сделал огромную работу по восстановлению имени Шамиля наш современник, замечательный поэт и писатель Магомед Гамзаев. Его труд настолько велик, что заслуживает высшей награды Дагестана. Он издал книгу о нём. Да поможет ему Аллах и возвысит его!

Всем нам необходимо хотя бы немного соблюдать из того, что оставил нам в наследие великий имам. А я вижу, что следование его делам – в исламском призыве.

По-моему, положение у нас улучшится, если каждый имам села и города будет повелевать добром и отвергать зло, и людям будут говорить правду, не боясь, что их возненавидят. Если родственник сможет заявить другому родственнику, что не придёт на свадьбу, в случае, если она не будет соответствовать требованиям Ислама. Когда один мусульманин скажет другому: если твоя жена не будет одеваться, как подобает мусульманке, я не приду в твой дом. Если ты не можешь одеть дочку, как положено по Исламу, то наши отношения прерываются и т.д.

То, что сделал имам Шамиль во всём Дагестане, каждый из нас должен сделать хотя бы у себя дома. Надо же найти какие-нибудь методы воздействия на жену или дочь. Можно же поставить какие-то условия перед дочерью, чтобы она одевалась, как подобает праведной женщине.

Расскажу вам интересный случай. В Махачкале в одной мечети завхозом работает Ахмед из Уриба. Я его уважаю за тот поступок, о котором сейчас поведаю. Ещё в те времена один милиционер сказал ему, что горянки бывают такие-сякие, Ахмед ударил его и свалил. За это отсидел 4 года. Теперь же вышел и здравствует. Ради защиты чести горянки он не остановился ни перед чем. Вот так должны поступать настоящие мусульмане. Сегодня, как бы ни критиковали мусульман, многие готовы всё проглотить. По-моему, от имама Шамиля Ислам к нам перешёл не таким образом. Я не призываю вас к бою или борьбе – но хотя бы своё достоинство берегите!

Расскажу ещё немного про газават. Недавно я был в Москве на конференции. Там мэр Москвы Лужков, рассказывая о терроризме, сказал, что не понимает «джихад». Он говорит: «Я делаю газават. Я пришёл в мечеть к Равилю поздравить его с Ураза-байрамом, и люди молились на площадке. Я сказал Равилю, что мечеть надо расширить в десять раз. Вот газават. В следующий год тоже подошёл и тогда тоже вижу: не хватает места. Тогда я сказал, что в каждом районе Москвы будет мечеть. Вот газават».

Я не знаю, он построит мечеть или не построит – но говорю это для нашего руководства: пусть знают о газавате Лужкова! Наши же некоторые руководители, боясь, что Ленин выйдет из мавзолея, не помогают Исламу. Одна женщина приходит ко мне незакрытая и говорит, что молится и произносит шахаду, воспитывает сирот, но закрывать голову и плечи не может. И она хочет узнать, каково её состояние будет на том свете? Я ответил, что нужно всё соблюдать. Ей же нужна была от меня скидка. Она не спрашивает о скидках в налоговом органе или в ином общественном месте, или у государства. Она хочет, чтобы Аллах, создавший её для поклонения Ему и Даровавший ей всё, сделал ещё и скидки – и отправил её в Рай. Думаю, ей трудновато там будет. Я завещаю всем имамам простую мысль, что сегодня надо воспользоваться имеющимися возможностями и нельзя молчать! Страшно, когда молчат мужья и братья. О женщинах беспокоятся меньше, чем о скотине на лугу. Мы должны знать, где наши женщины, чем занимаются. Нужно ли мужчин выдать замуж за женщин или надо, как положено, ухаживать за своими женщинами, уделять им внимание. Не надо отправлять их за границу. Не надо отправлять женщин одних на учёбу. Если отправляете учиться, то сами езжайте с ними и будьте рядом.

Ещё хочу добавить, что я, сколько лет ни приезжал сюда, подняться на эту гору не смог. Я слышал от знающих людей, что не следует по возможности подниматься на Ахульго. Можно, находясь здесь у подножия, вспоминать имама и тех, кто воевал с ним, прочитать дуа и вернуться. И ещё, прошу всех имамов, с сегодняшнего дня чуть затянуть ремни, повелевать добром и отвергать зло ради уважения к делу имама Шамиля и тех устазов, которые ему повелевали, ведь и сам он был тарикатским устазом.

Нам тоже сегодня здесь лучше всего покаяться за всё, что мы упустили и недоделали.

Мы знаем, что эти мероприятия организовывал Рамазан-хаджи, ушедший от нас. И дай Аллах нам возможность каждый будущий год проводить подобные маджлисы, вспоминать имама и его дело! Да примет Аллах наше тавбу!

Не обижайтесь на то, что я сказал. Всё это было доведено до вас не для упрёка, а для побуждения к лучшему.

Вассаламу алайкум!

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.