Хафиз-хаджи Охлинский о ваххабитах и джадидах

23 Февраль 2012 1898

Хафиз-хаджи Охлинский о ваххабитах и джадидахЦелью данной работы является на основе одного весьма любопытного источника, написанного в середине ХХ века, показать религиозные диспуты, имевшие место в Дагестане в начале ХХ века.

В основу данной статьи легло сочинение на арабском языке, написанное предположительно в конце 40-х гг. ХХ века дагестанским учёным-богословом Абд ал-Хафизом-хаджи ал-Ухли Омаровым (1914–2000 гг.) из с. Охли Республики Дагестан. Это сочинение написано на общей тетради синими чернилами. Общий объём рукописи – 26 л. Сочинение называется «ал-Джаваб ас-сахих ли-л-ах ал-муслих» («Достоверные ответы благочестивому брату).

Прежде чем перейти непосредственно к сочинению, следует немного рассказать о самом авторе.

Хафиз-хаджи Омаров – сын известного дагестанского алима Умара из Охли. Начальное религиозное образование он получил у своего отца. В 1921–27 гг. Хафиз-хаджи обучался в медрасе в своём родном селении. После создания в 1944 г. Духовного Управления мусульман Северного Кавказа (далее – ДУМСК), он работал на разных должностях в этой системе, в том числе – председателем ревизионной комиссии. В 1957 г. он совершил паломничество в Мекку. На Третьем съезде мусульман Северного Кавказа в 1975 г. Хафиз-хаджи был единогласно избран муфтием и оставался на этой должности до следующего съезда в 1978 г (1).

Сама рукопись не датирована. Однако косвенные данные позволяют датировать это сочинение концом 40 гг. ХХ века (2). В конце же рукописи написаны рецензии некоторых дагестанских богословов, занимавших определённые должности при ДУМСК. Рукопись, вероятно, является копией, так как само сочинение Хафиза-хаджи и представленные в конце сочинения рецензии написаны одним почерком.

Данное сочинение посвящено критике ваххабизма и джадидизма, которые, как считает автор, являются наиболее вредными течениями в Исламе и «сбивают мусульман с истинного пути». Оно написано в форме наставлений, которые он даёт «своему брату по вере Сахратулле ал-Ансалти (3)».

Сочинение построено в полемической форме, где автор однозначно выстраивает свою позицию, критикуя ваххабизм и джадидизм с точки зрения собственной приверженности таклиду и школе ашаритского богословия (4), которую считает единственно правильной.

Структурно это сочинение можно условно разделить на несколько частей.

В первой части автор описывает причины, побудившие его написать это сочинение. Там же он пишет, что в исламском мире много разных течений, но наиболее вредными, на его взгляд, являются ваххабизм и джадидизм. В первом же разделе автор даёт краткую историю возникновения ваххабизма пишет о деятельности основателя этого учения Мухаммада ибн Абд ал-Ваххаба ан-Наджди.

Второй раздел посвящён джадидизму, который, по мнению автора, является во много раз более вредным течением, чем ваххабизм. В этой же части автор рассказывает о мусульманских реформаторах кон. XIX–нач ХХ в. Джамалуддине Афгани, Мухаммаде Абдо и Рашиде Рида, причём пишет о них в крайне негативном свете.

В третьей части автор переходит непосредственно к тем дагестанцам, которые «распространили зерно заблуждения и неверия в нашей дагестанской земле» и которые «более вредные нечестивцы и распространители неверия и заблуждения», чем упомянутые выше Джамалуддин Афгани, Мухаммад Абдо и Рашид Рида. В числе дагестанских приверженцев джадидизма автор называет известного дагестанского учёного-энциклопедиста Али Каяева, своего племянника Мухаммада ал-Умари ал-Ухли, Мухаммада Абдурашида из с. Аракани, Абу Мухаммада Масуда из с. Могох.

В следующем разделе Хафиз-хаджи обобщает всё сказанное, предостерегая Сахратуллу из Ансалта, а в его лице и всех мусульман от общения с вышеуказанными последователями джадидизма в Дагестане. Здесь же он делится своими размышлениями относительно негативной роли ваххабитов и джадидов в Исламе, которые «сами заблудились и вводят в заблуждение других, вводя новшества и сея раздор и смуту среди истинных последователей Ислама» (5). При этом он приводит мнения некоторых дагестанских учёных, которые резко негативно восприняли идеи Али Каяева и его учеников. Он пишет: «Удивительно, что во многих мусульманских странах есть немало последователей этих течений. Воистину, шайтан вдохнул в их сердца заблуждения… Они помогают друг другу удаляться от истинной религии. Некоторые из них говорят, что они приверженцы того или иного мазхаба, но, воистину, они не придерживаются ни одного мазхаба»(6). В конце этого раздела автор обращается ко всем мусульманам с тем, чтоб они следовали по пути Аллаха и Его Посланника и остерегались тех, кто сеет зерно смуты и неверия среди мусульман.

И, наконец, в пятой части даны краткие рецензии некоторых дагестанских богословов, которые ознакомились с этой рукописью. Некоторые из них долгое время работали в системе ДУМСК. Рецензии на это сочинение одинаково положительные. При этом некоторые авторы написали свои размышления относительно деятельности дагестанских джадидов. Эти рецензии интересны тем, что многие их авторы были лично знакомы с некоторыми упоминаемыми в рукописи дагестанцами-джадидами. Они приводят дополнительные факты из их жизни, причём преподносят джадидов в негативном свете и отмечают ту положительную роль в сохранении истинного Ислама, которую сыграл Хафиз-хаджи ал-Ухли, написав это сочинение. В числе тех, кто ознакомился с этим сочинением и написал свои рецензии в конце рукописи – Абдуллаев Шамсуддин из с. Кадар (Буйнакского района РД) (7), Татам Карабудагов из с. Халимбекаул (Буйнакского района РД) (8), Абдурахман, сын Абдусалама из с. Чиркей (Буйнакского района РД) (9), Сурхай из с. Охли (Левашинского района РД).

Ниже мы приводим фрагмент выполненного нами перевода этого сочинения.

1. Достоверные ответы благочестивому брату. Написал их  Абд ал-Хафиз ал-Ухли своему брату Сахратулле ал-Ансалти

Хвала Аллаху, который повёл нас по правильному пути к вере. И не встали бы мы на правильный путь, если бы не наставил нас Аллах. И сделал [Аллах] нас последователями имамов (10)  праведного пути. Нет мощи и нет силы, кроме как у Аллаха. Все благословения и приветствия – Его посланнику (11), посланному с истинной религией ко всем людям, его семье, его сподвижникам, защищавшим его от его низких, неверных врагов.

А затем:

Я, ничтожный, ищущий [знания] Абд ал-Хафиз ал-Ухли, да удалит судьба от него обман. Спросил меня наш благочестивый брат Сахратулла ал-Ансалти, да доведёт до него Всевышний Аллах свои благодеяния в обоих мирах, о низких нечестивцах, которые появились среди нас в эти дни. Из сбившейся ли с праведного пути группы ваххабитов они или же из другой скверной группы? Или же из благочестивой исламской уммы?

Я не являюсь хорошим знатоком в определении этого. Однако меня побудил к написанию этого сочинения мой религиозный пыл, когда я увидел, что они принижают, порочат достоинства великих имамов (12), достигших высокой степени. И меня оскорбило неуважение [к этим имамам со стороны некоторых нечестивцев].

Когда я увидел, что некоторые из них принижают высокое достоинство достоинства великих святых, я действовал согласно словам Пророка, благословения ему и приветствия, который говорил: «Если появятся нововведения и молчит (учёный), пусть обрушится на него проклятие Аллаха, ангелов и всех людей»… Я уповаю на Всевышнего Аллаха, чтобы он сделал меня тем, кто даст правильный ответ и опровергнет мнения этих нечестивцев… Я составил небольшое сочинение и сделал его назиданием для моего благочестивого собрата и остальных братьев по вере. Я назвал его: «Достоверные ответы благочестивому брату».

Надежда грешного бедняка на то, что его не забудут в своих молитвах. О, Аллах, сделай его  помощью для верующих и гибелью для этих сеятелей раздора (смуты). Амин.

Знай, мой дорогой брат, что в Исламе очень много вредных сект. Однако я хочу рассказать о двух вводящих в заблуждение неверных течениях, которые разобщают целостность веры и сеют раздор среди единства мусульман.

Первое из них – это течение ваххабитов. Его основал Мухаммад ибн Абд ал-Ваххаб ан-Наджди по мазхабу ибн Таймиййа ал-Ханбали ал-Харати. И он не является ни одним из четырёх мазхабов.

Известный учёный Ахмад Зайн Дахлан в своей книге «Хуласат ал-Калам» сказал, что Мухаммад ибн Абд ал-Ваххаб ан-Наджди высказывался против мазхабов, утверждая, что в них нет ничего [полезного], что четыре имама заблудшие и вводят в заблуждение других, а иногда скрывал [свои взгляды] и говорил, что имамы правы и что он следует тем учёным, которые придерживаются четырёх мазхабов. Мухаммад ибн Абд ал-Ваххаб ан-Наджди говорил, что Шариат – един, это Книга Аллаха  и Сунна Пророка , а они (учёные, имамы) делят его на четыре мазхаба. Я же руководствуюсь только согласно Корану и хадисам. Мухаммад ибн. Абд ал-Ваххаб высказывал свою принадлежность к мазхабу имама Ахмада, да будет доволен им Аллах, что являлось ложью… Многие его современники, последователи ханбалитского мазхаба, возражали ему и писали много работ, опровергающих его учение. Так его брат Сулайман б. Абд ал-Ваххаб написал сочинение, направленное против взглядов Мухаммада ибн Абд ал-Ваххаба. Однажды он спросил своего брата: «Сколько столпов Ислама, о Мухаммад ибн. Абд ал-Ваххаб»? Тот ответил: «Пять». Он сказал: «А ты сделал шесть. Шестой столп – тот, кто не следует за тобой, не является мусульманином». Тот, кто захочет узнать истину, пусть посмотрит более содержательные книги о нём, и он узнает правду.

Второе течение – это группа джадидов. Оно называется «хизб ал-джадид». Его основал самый вредоносный сеятель смуты Джамалуддин ал-Афгани. Это наиболее враждебное течение по отношению к последователям истинного Ислама, и оно во много раз более вредное и сбивающее с праведного пути, чем первое (13).

Выдающийся учёный, шайх Йусуф ан-Набхани (14) говорил, что когда Джамалуддин ал-Афгани захотел внести религиозную смуту в землях Афганистана, то правитель Афганистана изгнал его… В 1286 году по Хиджре Джамалуддин ал-Афгани отправился в Египет. Он жил в университете ал-Азхар, обучался там и начал распространять зло и заблуждение.

Второй сеятель смуты – это Мухаммад Абдо. Его духовная жизнь прошла в служении шайтану и в исполнении [дел] противоречащих религии.

Как написал о нём выдающийся учёный Юсуф ан-Набхани:

Вводил в заблуждение тот, кто
вводил в заблуждение,
Искушает тот, кто искушает,
Горе им и горе тем, кто следует им.
И кто будет одним из их врагов –
Тому радость.

Благословенный Юсуф говорил, что египетское правительство изгнало Мухаммада Абдо из Египта, после чего он отправился в города Сирии и оставался там несколько лет, в течение которых ему удалось посеять семена заблуждения в души некоторых невежд, которые обучались в медресе. Он переезжал из города в город, оставляя там значительный след, и был известен среди праведников и учёных Египта как человек, у которого нет богобоязненности. Они не переставали протестовать против его деяний противоречащих религии, которые недостойны учёных и всех мусульман.

Вместе с тем, с Мухаммадом Абдо встречались нечестивые мусульмане, отступники от веры, а так же немусульмане: друзы, христиане, еретики. Такие же последователи у него были и в Египте…

Ни он, ни его последователи не считали благочестие учёного похвальным качеством, наоборот, относили праведников к глупцам и слабоумным и не замечали за ними никаких достоинств. Его окружение льстило ему и утверждало, что он является жемчужиной своей эпохи. Вместе с тем они видели, что он пропускает молитвы, пост и другие обязательные столпы Ислама, пьёт вино, сожительствует с немусульманкой и совершает другие тяжкие грехи. Ему удалось хитростью и при помощи силы своего шайтана подбросить в их мысли одобрение порока и ереси и порицание праведников и тех, кто следует по праведному пути. И поэтому ты не найдёшь никого среди его последователей, кто считал бы необходимым совершать молитву, кто проявлял бы прилежность в служении [Аллаху] и кто оставил бы свои пороки и греховные поступки. Они те, которые призывают к иджтихаду (15). А те мусульмане, которые не призывают к иджтихаду являются, по их мнению, неразумными глупцами. Их приводят в восторг примеры людей порочных и отклонившихся от правильного пути, и тех, кто не следует Шариату, кто оставил Шариат, кто публично поддерживает порочность, нечестие и неверие. Вместе с этим, они убеждены в себе, что они правы, а остальная умма последователей четырёх мазхабов находится на ложном пути…

Третий сеятель смуты – это заблудший шейх Рашид Рида ал-Калмуни, который был самым вредоносным распространителем неверия, чем предыдущие оба – Джамалуддин ал-Афгани и Мухаммад Абдо.

Как сказал о нем Юсуф Набхани:

Что касается Рашида – обладателя «ал-Манар»,
Поистине, он – наименее умный среди них и наиболее вредный.

Он был редактором издательства «ал-Манар», которое основал Мухаммад Абдо. Эта типография создавалась с целью распространения неверия, заблуждения и ереси среди мусульман. В ней так же издавались остальные их еретические книги и безбожные сочинения, особенно журнал «ал-Манар».

Выдающийся учёный Юсуф Набхани рассказывал: «Когда я встретился с Рашидом Рида ал-Калмуни, я обсуждал деяния его шейха Мухамада Абдо. Я сказал, что вы берёте его в качестве образца в вашей религии и призываете людей к этому, а это неблагоразумно. Ведь он не соблюдает религиозные обязанности, и это неправильно. Мусульманам известно, что он пропускает многие молитвы без причины. Однажды, когда один мусульманин позвал нас в горы Ливана, я сам сопровождал его. Мы были в пути со времени обеденной молитвы до начала вечерней молитвы. За это время он не совершил ни обеденную молитву, ни послеобеденную, хотя на пропуск молитв у него не было никаких причин. Я совершил обе молитвы, а он не молился. И на вопрос о причинах его пропуска молитв, он ответил, что его учение разрешает ему совмещать воедино обе молитвы. Меня удивил этот ответ, потому что согласно мнению имамов, совмещать обеденную с послеобеденной и вечернюю с ночной молитвами вместе можно, когда [человек] находится в путешествии, или болеет. И ни один [из имамов] не говорит о том, что обеденная и послеобеденная молитвы совмещаются с вечерней и ночной молитвами. Я сказал однажды Рашиду Рида: «Если бы вы сказали, что Мухаммад Абдо – мусульманский философ, достигший уровня Ибн Сины или ал-Фараби, то мы бы согласились бы с вами в этом, даже если это будет неправдой, ибо в этом нет вреда ни нам, ни нашей религии. А что касается того, что он, являясь самым нечестивцем, пропускает столпы Ислама и вместе с теми вы говорите, что он является имамом (16), то это неподобающее [утверждение], с которым не согласится ни один мусульманин.

Шайх Рашид Рида ответил: «Мы не считаем его подобным Ибн Сине. Мы считаем его подобным имаму аль-Газали». Да простит Аллах тебе твоё заблуждение и высокомерие».

Действительно, каждый из последователей этого заблудшего течения считает себя более великим, чем аль-Газали, и каждый из них призывает к абсолютному иджтихаду. Имам аль-Газали не допускал абсолютный иджтихад, напротив, он ясно высказывался о невозможности существования абсолютного муджтахида в свою эпоху. Точно также Фахру ар-Рази (17)  говорил об этом. Об этом же говорили и другие известные имамы. Что касается этих невежд, то каждый из них считает себя достигшим степени четырёх имамов. И это заблуждение крепнет в их скверных душах… Они утверждают, что являются, теми, кто распространяет благочестие в нашей истинной религии.

Это то, что я знал относительно упомянутых выше египтян, которые портят мир и заблуждают всех рабов [Аллаха]…

Надеюсь, ты довольствуешься этим, и нам не будет необходимости увеличивать рассказ о них…

Сейчас я расскажу о тех, кто распространил зерно заблуждения и безнравственности в нашей Дагестанской области. Они более вредные нечестивцы и распространители смуты и заблуждения, чем египетские нечестивцы.

Первый из них – это Али б. Абд ал-Хамид ал-Гумуки. Он путешествовал во время учёбы в землях Египта и встречался с Рашидом Рида и с большим удовольствием воспринял его учение. Рашид Рида отправил его в дагестанские земли, с целью распространения своего еретического учения. Али ал-Гумуки говорил, что Всевышний Аллах сделал Шариат единым и его сильно удивляют те люди, которые делят его на четыре [мазхаба]. Он призывал к абсолютному иджтихаду и говорил: «Какие знания есть у современных алимов? Они не знают книгу Всевышнего Аллаха и Сунну его Посланника. Они не извлекли [из Корана и Сунны] ничего нового…».

Выдающийся учёный своей эпохи Наджмуддин ал-Хуци ад-Дагистани ал-Джабали (18)   высмеивал его в своей касыде:

Оставь хадисы для тех, кто в них разбирается,
Поистине, дремучий лес для льва, а не для козла.

Рассказал учёный Абдулла б. Шуайб афанди ал-Багини: «Мы как-то находились в одной небольшой мечети в Махачкале. Я не видел человека бесстыднее и хуже него. Он не совершал свои религиозные обязанности и вместе с тем призывал к иджтихаду… Али ал-Гумуки сбривал свою бороду и усы и носил одежду неверных (ал-куффар) и являлся объектом удивления и насмешек для остальных находящихся там [мусульман]… Во времена старого российского правительства в [Темир-хан] Шуре он издавал на арабском языке газету «Джаридат Дагестан» с целью распространения в городах Дагестана своих отвратительных новшеств. У него есть сочинение, которое называется «Исламский шариат», однако, с точки зрения благочестивых мусульман, это «Еретический шариат».

Второй дагестанец, распространитель нечестия, кто посеял зерно заблуждения среди сынов [нашей] родины – это моя радость и услада моего сердца Мухаммад ал-Умари ал-Ухли (19).

И вы никогда не найдёте человека, знающего лучше меня о его религиозной безнравственности.

Я видел его недостатки и его добродетели, однако, плохого в нем было больше чем хорошего. Знаний у него было больше, чем разума… Мухаммад ал-Умари ал-Ухли начинал изучать науки под руководством наших благочестивых учёных (улама). В расцвете молодости, во время учёбы, он был известен своими богатым умом и обширными знаниями. Однако, к несчастью, он встретился с Али ал-Гумуки. В нём было посеяно зерно заблуждения и выросло древо нечестия. Он вернулся с поручением распространять ересь среди сыновей нашей родины, среди неопытных глупых учеников и стал рассказывать о своей высокой значимости в вопросах иджтихада. Едва ли он достиг [даже] минимальных знаний в шафиитском мазхабе, не говоря уже об остальных мазхабах. Его суть соответствует тому, что сказал Юсуф Набхани относительно имама еретиков Мухаммада Абдо ал-Мисри:

Безумных невежд много,
       Но самое худшее – обезьяна, считающая себя красавицей.

Однажды я сказал ему: «Ты знаешь, что два великих имама Фахруддин ар-Рази и Имам аль-Газали следовали школе нашего имама аш-Шафии, вместе с тем они обладали широкими познаниями в правовых и рациональных науках (ан-наклиййа ва-л-аклиййа). А ты, чей уровень образования не достоин того, чтобы даже быть их учеником, претендуешь на высокую степень иджтихада!»

У него были плохие отношения с учёными-правоведами и с великими суфиями. Он велел нам сжечь их ценные книги, говоря, что мы не нуждаемся в них: «Нам достаточно изучать только арабский язык для того, чтобы понять слова Всевышнего Аллаха и Сунну Его Пророка. И мы нуждаемся только в них, говорил он. Как-то в дни молодости мы сидели одни в медресе. Он взял книгу «Нузхат ал-Маджалис» учёного шейха Абдурахмана ас-Сугури аш-Шафии и бросил его в печь. Я воспротивился этому сердцем, но не смог сделать это в открытую, боясь его…

Границы его познаний в Шариате и в фикхе не превышали знаний благочестивой старушки… Однажды когда Мухаммад ал-Умари пришёл ко мне, я просматривал раздел «молитва путника» из книги «Тухфат» Ибн Хаджара. Некоторые вопросы из этой книги я не понял и попросил его объяснить мне это. Он взял книгу, читал её больше часа и не смог мне ничего ответить, поскольку не разбирался в фикхе…

Он иногда говорил: «Я поступаю [только] согласно Корану и Сунне», а иногда выносил фетвы по своему усмотрению и не пользовался Кораном и Сунной при вынесении решений. Он сводил мужа и жену без никаха и разводил их без талака. Его действия [в этом вопросе] противоречили словам мусульманских правоведов, которые писали: «Если ты трижды произнёс формулу развода в одном месте, то развод становится действительным». То есть он решал согласно мнению заблудших учёных, которые утверждают, что даже если формула развода произнесена многократно, но в одном месте, то это считается за один талак…

Мухаммад ал-Умари не считал правильным аяты Корана относительно потопа. Он не признавал правильным аят, который был ниспослан относительно Пророка Нуха (мир ему) и говорил, что наука естествознание отрицает то, что человек может прожить столько лет [сколько прожил Пророк Нух]. Посмотри на то, что он сказал в своей касыде:

Поистине, Фирдаус – местопребывание таких как мы,
Кто же не с нами – в пламени [ада] покаются.

О скудности его ума свидетельствует то, что он порицал меня за моё проявление уважения нашему Пророку Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует, и говорил: «Пророк – человек без особой заслуги, за исключением того, что ему было ниспослано послание и откровение».

Однажды я сказал ему: «Я вижу, что ты пропускаешь молитвы и не выполняешь другие религиозные обязанности. Ты убеждён, что можно пропускать молитвы?» Он ответил: «Да сохранит нас Аллах от этих убеждений… Поистине, пост, молитвы, закят, паломничество обязательны. Такое же моё мнение и относительно остальных религиозных обязанностей. Просто я пропускаю молитвы, боясь преследования властей… Я надеюсь, что Аллах простит мои грехи, ошибки и небрежность». Я сказал: «Я не слышал, чтобы Советское правительство запрещало выполнять религиозные нормы. Оно не наказывает без крайней необходимости никого за проявление усердия в исполнении религиозных обязанностей. Если бы было не так, то в нашем обществе не осталось бы ни одного благочестивого мусульманина. Все это – твоё заблуждение и воображение, которое не соответствует истине…».

Третий распространитель порока и ереси – это самый скверный нечестивец Мухаммад Абд ар-Рашид ал-Харакани. У него не было глубоких знаний и доброго нрава… Что же касается плохого, то этого у него было так много, что невозможно все его пороки упомянуть в этом кратком сочинении.

Во времена своей учёбы он встретился с Мухаммадом ал-Умари. Тот вдохнул в него мысли своих шайтанов, и иблис овладел его помыслами… Они были связаны друг с другом узами заблуждения. При своём низком уровне знаний он призывал к иджтихаду. Он иногда посещал Мухаммада ал-Умари, когда мы учились у него. Мы видели его горделивость, высокомерие и надменность. Он разговаривал так, как будто был одним из муджтахидов… Мухаммад ал-Харакани не знал даже грамматику арабского языка, так что Мухаммад ал-Умари, исправляя его касыды, говорил: «Я боюсь, что это увидят наши суфии или же ученики известных богословов [и будут высмеивать его]». Призывая к иджтихаду, он, тем не менее, не выучил ни одну суру Корана, не прочитал ни одной страницы хадисов и совершенно не знал фикх.

Четвёртый распространитель ереси в Дагестане – Абу Масуд ал-Мухухи. Я не знал его так хорошо, как упомянутых выше трёх нечестивцев. Я слышал, что он начинал изучать поэзию у известного алима Наджм ад-Дина ал-Хуци ал-Авари и достиг определённых успехов. После этого он изучал Шариат и был кадием в некоторых сёлах. К своему несчастью, он встретился с тремя нечестивцами, которые сказали ему: «Доволен ли ты своим положением узника в темнице таклида, вместе с тем, что ты способен возвыситься иджтихадом среди последователей таклида!» Он послушался их и начал распространять ересь и заблуждение в Дагестане. По признанию глупых еретиков, он возомнил себя достигшим уровня великих имамов-муджтахидов. Он написал сочинение «Сжигание преград на пути иджтихада»…

Знай, брат, что упомянутые выше имамы – еретики учения джадидизм. У каждого из них были последователи, которые распространяли порок и заблуждение, сами при этом скрываясь под личиной [благочестивых] мусульман.

О брат, остерегайся таких невежд-еретиков, даже если их будет тысячи… Их деяния – это невежество в учении; их утверждения о том, что достаточно знать только арабский язык, для того чтобы понять Коран и Сунну; их утверждения о том, что при вынесении решений по Шариату необходимо руководствоваться только Кораном и Сунной; они не придают должного значения изучению грамматики и риторике, не говоря уже о фикхе; [их признак] – это отсутствие должного уважения к Книге Всевышнего Аллаха, так что они не совершают ритуального омовения, когда читают Коран… Удивительно, что говоря то, что они руководствуются только Кораном и Сунной, они, тем не менее, проявляют небрежность в отношении религиозных обязанностей, которые предписывают Коран и Сунна – молитва, пост и т. д. Кроме этого в их медресе такие отвратительные поступки и нравы, от которых содрогается кожа и сердце любого благонравного мусульманина. Они также порочат достоинства великих святых и шейхов всякими отвратительными словами. Они высмеивают то, что совершают суфийские шейхи, как то зикр и другие задания суфийской ритуальной практики. У них отсутствует должное уважение к великим учёным-правоведам. Они говорят, что мы и эти учёные равны по своим знаниям. И своё незначительное знание арабского языка они сопоставляют с глубокими знаниями великих имамов. Они не задумываются над тем, что даже такие великие учёные, обладатели моря наук, которые принесли большую пользу всему мусульманскому миру как Фахруддин ар-Рази и имам аль-Газали считали себя не достигшими уровня имамов и следовали мазхабу имама аш-Шафии… Сравни, брат, уровень наших невежд и этих двух великих учёных!

Удивительно, что их последователи есть во многих мусульманских странах. Шайтан вдохнул в их сердца заблуждение! Они связаны друг с другом и помогают своим последователям удаляться от истинной религии. Утверждая, что они являются последователями мазхаба, они, тем не менее, не следуют ни одному мазхабу. Они – как пасущееся стадо без пастуха. Они пропускают молитвы, не исполняют многие предписания религии и утонули в море порока…

О братья, держитесь крепко за вервь Аллаха и не разделяйтесь! Следуйте за людьми Сунны и по правильному пути, который установили имамы! Что касается этого общества [о котором я рассказал], то их ведёт шайтан для уничтожения Ислама. Таких как они вы найдёте в каждой мусульманской общине. Они прикрываются Исламом, и к ним прислушиваются много алимов из гор и равнин… Вы увидите в будущем всю ложность их учения.

Хвала Аллаху за то, что он сохранил нас от следования за этими нечестивцами. Благословения и приветствия Посланнику Аллаха Мухаммаду, его семье и близким.

Это написал самый немощный искатель знаний Абд ал-Хафиз ал-Ухли.

 Таким образом, этот текст даёт некоторое представление о полемических работах в среде дагестанских алимов, их реакцию на обновленческие процессы в Исламе в начале ХХ в. Обновленческие движения, охватившие мусульманский Восток, а так же Поволжье и Крым не могли не коснуться и Северного Кавказа. Именно в этот период в Дагестане появляются мусульманские учёные, которые привнесли идеи обновления существовавшей в Дагестане системы мусульманского образования и реформы Ислама в целом. На страницах официально издаваемых в Дагестане в досоветский и ранний советский периоды на арабском языке газеты «Джаридат Дагистан» и журнала «Байан ал-Хакаик» можно встретить немало статей полемического характера. Вполне естественно, что на первых порах они встречали негативную реакцию со стороны местного суфийского духовенства.

Говоря об идеях джадидизма в Дагестане здесь необходимо учитывать некоторую специфику развития этого течения в Дагестане. Дело в том, что ряд представителей мусульманского духовенства новой формации, в частности Абусуфьян Акаев, Магомед Мирза Мавраев, Джамалуддин Карабудахкентский, Магомед-кади Дибиров, Хасан Алкадари, Сайфулла-кади Башларов и др. ставили вопрос о реформе системы мусульманского образования и введении в систему образования светских дисциплин. Некоторые из них даже издавали учебники и религиозную литературу на местных дагестанских языках. В то же время эти же учёные в вопросах мусульманской догматики стояли на позициях сторонников мазхабов (таклида).

Конечно, на страницах газет можно встретить и критику со стороны некоторых из них (в частности, Абусуфьяна Акаева) некоторых суфийских шейхов. Однако это была критика не суфизма как течения в целом, а деятельности некоторых лже-шейхов. Но такая критика звучала и со стороны самих суфийских шейхов. В частности, накшбандийский и шазилийский шейх Сайфулла-кади Башларов писал своему мюриду: «Знай, о брат, что мюридов в наше время много. Тех же, кто претендует на шейхство ещё больше... Не общайся с большинством шейхов нашей эпохи, с их мюридами…. Я путешествовал во многих странах и общался с разными рабами [Аллаха] и я не видел и не слышал более вредных, более скверных и более отдаленных от Всевышнего Аллаха чем те, которые утверждают, что они самые совершенные суфии.

Суть своей души они считают совершенной и внешне проявляют это в своем образе. Вместе с тем, они не веруют в Аллаха, в Его Посланника и в Судный день. Они не придерживаются твёрдых рамок Шариата. Я видел многих таких в Дагестане. Они утверждали, что являются шейхами, и вместе с тем они не являлись последователями совершенного шейха. Некоторые из них утверждают, что получили разрешение [на наставничество] от души шейха или же во сне. Это не является ничем, кроме как их фантазией… Нет у них другой заботы, кроме этих бренных мирских благ... Оберегай свой взор от [таких] шейхов, [их] мюридов и остерегайся их общества. Клянусь Аллахом, это – явное заблуждение. Встреча с шайтаном более безопасна, чем встреча с ними...» (20).

Обособленно среди них выделяется лишь деятельность вышеуказанных в источнике джадидов – Али Каяева, Мухаммада Охлинского, Абдурашида Араканского и Масуда из Могоха. Любопытно, что в самом сочинении не сказано ни слова о позиции вышеуказанных лиц в вопросах образования. Некоторые из них – Али Каяев, Масуд из Могоха на страницах арабоязычных газет и журналов выражали своё мнение по вопросам таклида и иджтихада, реформы системы мусульманского образования, затрагивали некоторые вопросы мусульманского права, причём их мнение было отлично от мнения большинства улемов Дагестана.

Обобщая вышесказанное, можно обратить внимание на несколько любопытных моментов. Сама работа полемического характера не является чем-то новым в религиозной литературе Дагестана. Автор, однозначно выстраивая свою позицию сторонника таклида, ашаритского калама и суфизма, резко критикует представителей джадидизма в Дагестане, причём его критика не касается системы реформирования мусульманского образования. В то же время его просуфийская позиция в корне противоречит политике советского государства по отношению к суфийским общинам. Учитывая то, что автор написал эту работу в тот период, когда сам работал в системе ДУМСК, деятельность которого была антисуфийской, тем более странно, что автор так смело выразил свои просуфийские взгляды. В любом случае можно говорить о том, что это сочинение не было написано под диктовку официальных должностных лиц ДУМСК, деятельность которых была напрямую связана с жесткой негативной политикой советского государства по отношению к суфизму.

Ш.Ш. Шихалиев,
ИИАЭ ДНЦ РАН, Махачкала.

1) Сулаев И.Х.  «Общественно полезная деятельность Духовного управления мусульман Северного Кавказа хорошо известна уполномоченному совета…». Документы ГАРФ и ЦГА Республики Дагестан о взаимоотношениях институтов государства и Ислама второй половины ХХ в. // Отечественные архивы. М., 2006, № 2. С. 86.

2) Фонд уполномоченного по делам религиозных культов СМ ДАССР / ЦГА РД. Ф. р-1234, оп. 4, д. 7, л. 127.

3) Мирзоев Сахратулла (1892 -?) – кадий Ботлихского общества с 1945 г., имел начальное светское и высшее духовное образование. В 20–30 гг. ХХ в. работал имамом в одной из мечети Ботлихского района.

4) ал-Ашарийа – название одной из основных школ спекулятивного богословия (калама). Более подробно см.: Ибрагим Т.К., Сагадеев А.С. ал-Ашарийа // Ислам. Энциклопедический словарь. М., 1991. С. 32 – 33.

5) Абд ал-Хафиз ал-Ухли. Джаваб ас-сахих ли-л-ах ал-мусаллах. Л. 14.

6) Там же.

7) Долгое время он работал в системе ДУМСК, определённое время занимал должность исполняющего обязанности председателя ДУМСК (ум. в 1983–84 гг.)

8) Он был членом ДУМСК в 1947 г. Согласно написанной им рецензии в конце рассматриваемого сочинения, он являлся кадием при ДУМСК (ум. в 70-х гг. ХХ в.)

9) Был зам. муфтия при ДУМСК в 50-е гг. ХХ в. (ум. в кон. 50 – нач 60-х гг. ХХ в.)

10) Имеются в виду основатели четырёх религиозно-правовых школ в Исламе: Абу-Ханифа, имам Малик, аш-Шафии, Ахмад ибн Ханбал, да будет доволен ими Аллах.

11) Мухаммаду, да благославит его Аллах и приветствует.

12) Т. е. 4-х имамов суннитских мазхабов.

13) Т. е. течение ваххабитов

14) Юсуф ан-Набхани (1265–1350 г.х. /  1848/49–1932 г.). Ливанский учёный, один из противников учения ибн-Таймиййи. Окончил университет «ал-Азхар» в Каире. Долго жил и работал в Мекке, в Медине. Автор более 50 книг.

15) Иджтихад – право выносить собственное решение по важным вопросам религиозной и общественной жизни на основе источников мусульманского права (Коран, Сунна, сравнение по аналогии, единогласное мнение авторитетных мусульманских учёных и т. д.).

16) Имам – здесь, вероятно, имеется в виду основатель религиозного толка.

17) Фахруддин ар-Рази (544–606 х. /1150–1210 гг.) – крупный мусульманский учёный, автор многих работ, в том числе тафсира «Мафатих ал-Гайб».

18) Известный мусульманский учёный и общественно политический деятель Наджмуддин Гоцинский (ум. в 1925 г.).

19) Мухаммад Умари ал-Ухли приходился племянником Хафизу-хаджи, хоть и был старше последнего. Сам Хафиз-хаджи некоторое время учился у него.

20) Сайфулла ан-Ницубкри. Мактубат Халид Сайфулла ила фукара ахл Аллах. Дамаск, 1998. С. 20–21

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.