Бадр - великая битва в Исламе

23 Март 2010 1427

Великая битва в ИсламеВ марте 624 г. нападение мединских мусульман на мекканский караван из 1000 верблюдов с грузом на сумму около 50 000 дина­ров, возвращавшийся из Сирии и возглавляемый Абу Суфйаном, развернулось в целое сражение, известное под именем «битва при Бадре».

Поселившись в Медине, Пророк (мир ему и благословение) не собирался останавливаться в борьбе с мекканцами. Посланник Аллаха (мир ему и благословение) перешёл к открытой борьбе против курайшитов, начав тем самым джихад ас-сайф (джихад меча) - священную войну на пути Аллаха”. Теперь эта борьба проявлялась в форме постоянных походов, в ходе которых совершались набеги на  торговые караваны мекканцев.

Мухаммад (мир ему и благословение) продолжал следить за караваном курайшитов, упущенным в джумада ал-ула второго года хиджры во время похода в Ушайру и ушедшим в Сирию.  Для этого  туда были отправлены Талха ибн Убайдаллах и Саид ибн Зейд, которые поспешили вернуться в Медину, увидев, что караван возвращается обратно, чтобы сообщить об этом Пророку (мир ему и благословение).

Абу Суфйан же, когда прибыл в Хиджаз, узнав о намерениях Мухаммада (мир ему и благословение), договорился с неким Дамдамом ибн Амром ал-Гифари, что тот за определённую плату отправится в Мекку к курайшитам, поднимет их на защиту своего имущества.

Ибн Хишам приводит сон, который увидела Атика бинт Абд ал-Мутталиб, поэтесса и ведунья из рода хашим, приходившаяся Мухаммаду (мир ему и благословение) тётей за три ночи до прибытия Дамдама в Мекку, после чего она, сильно напуганная, позвала своего брата ал-Аббаса ибн Абда ал-Мутталиба и рассказала ему следующее: “ Брат! Клянусь Аллахом, сегодня ночью приснился мне страшный сон. Я боюсь, что он несёт твоим людям беды и несчастья. Сохрани в тайне то, что я тебе скажу”. Брат спросил: “Что же тебе приснилось?”. Атика отвечала: “Я увидела, как к нам скачет всадник на верблюде. Всадник остановился в долине ал-Абтах и закричал громким голосом: “Что же не спешите вы, вероломные люди, к гибели вашей через три дня?”. Вокруг него начали собираться люди. Он въехал в мечеть, и люди последовали за ним. Окружили его, и вдруг он оказался со своим верблюдом на крыше Каабы, откуда ещё раз прокричал: “Что же не спешите вы, вероломные люди, к гибели вашей через три дня?”. Затем он предстал на своём верблюде на вершине горы Абу Кубайс и опять прокричал то же самое. Потом он схватил камень, бросил его, и камень полетел вниз. Упав наземь у подножия горы, камень разбился вдребезги. И не осталось ни одного дома в Мекке, куда не залетел бы его осколок”. Тут ал-Аббас воскликнул: “О Аллах, ну и сон! Не говори о своём сне никому”.

Затем ал-Аббас вышел и встретил ал-Валида ибн Утбу ибн Рабиа, с которым дружил, и рассказал ему об этом сне, попросив держать всё в тайне. Но ал-Валид не сдержал обещания, и вскоре по Мекке поползли слухи, и курайшиты стали обсуждать сон на своих сходках.

Через три дня в Мекке раздался крик Дамдама: “Курайшиты! Благовония и ткани! Целый караван! Добру вашему, что везёт Абу Суфйан, преградил путь Мухаммад (мир ему и благословение) со своими сподвижниками. Мне кажется, вы можете и не получить своё добро. На помощь! На помощь!”.

Весть о том, что средства, вложенные в караван, могут пропасть, всколыхнула весь город. Тем, кто не имел средств для походного снаряжения, бога­чи жертвовали оружие и деньги на экипировку. Старейшина хашимитов Абу Лахаб из-за болезни остался дома, послав вместо себя должника из махзумитов, аннулировав ему за это долг, а двум другим дядьям Мухаммада (мир ему и благословение), ал-Аббасу и ал-Харису пришлось идти самим.

Из обоих племён мусульмане прибыли со своим оружием.

Численность же курайшитов в три раза превышала число мусульман. Ат-Табари и ибн ал-Асир говорят о цифре 950, в то время как мусульман было 313. Согласно преданию, Мухаммад (мир ему и благословение), расспросив юношу-водовоза из стана курайшитов о количестве скота, который режут мекканцы ежедневно, с большой точностью вывел численность противника  - от 900 до 1000 человек. Мухаммад (мир ему и благословение) спросил повара, который кормил курайшитов, сколько овец он зарезал. Ему ответили: “Девять”. Затем он спросил, сколько было зарезано на следующий день. Мальчик ответил: “Десять”. Тогда Пророк сказал: “У них от 900 до 1000 человек” (т.е. одна овца приходилась в среднем на 9-10 человек ежедневно - авт.).

Мекканское ополчение возглавил Абу Джахл - “семидесятилетний старик, опытный знаток степей, соединивший в себе почти юношеский пыл, необыкновенную силу и подвижность со старческой злопамятностью”. Ему удалось со­брать около 1000 человек со 100 конями и 700 верблюдами. Эта сила явно предназначалась не для прикрытия каравана, а для нанесения Мухаммаду (мир ему и благословение) такого удара, который навсегда отбил бы у него охоту нападать на бывших соплеменников. Яд­ро этого войска составляли махзумиты (180 человек, из которых 30 конников) и род Абдшамс, возглавляемый Абу Джахлем.

Мухаммад (мир ему и благословение) выступил по направлению к Бадру, месту, расположенному в ста пятидесяти пяти километрах к юго-западу от Медины, в воскресенье 10 марта (14 ра­мадана) 624 г. Мекканцы в этот момент были при­мерно на том же расстоянии от Бадра между ал-Усфаном и ал-Кудайдом.

Район Бадра был со всех сторон окружен высокими горами, в которых есть только три прохода, идущих с севера, юга и востока. Жители Медины добирались до Бадра через северный проход, в то же время служивший и главной дорогой для торговых караванов, следовавших из Сирии в Мекку. Поэтому для мусульман не составило бы никакого труда запереть караван курайшитов по достижении этого места и принудить их к сдаче его в плен.

В двух переходах от Бадра Пророк (мир ему и благословение) по­слал разведку, которая сообщила, что караван прибудет если не завтра, то послезавтра, но Абу Суфйан, торопивший свой ка­раван, прибыл раньше, узнал о разведке, обошел Бадр с запа­да по берегу Красного моря и послал гонца навстречу мекканскому вой­ску, чтобы предупредить, что благополучно миновал опасное место и помощь больше не нужна. Это известие, полученное при подходе мекканского войска к ал-Джухфе, вызвало раскол среди мекканцев: многие сочли, что после спасения ка­равана нет смысла продолжать поход и проливать кровь собратьев, как бы они ни провинились, порвав узы родства и по­следовав за Мухаммадом (мир ему и благословение). Той же ночью зухриты тайно покину­ли лагерь, а на следующий день с дороги повернули назад адиты, издавна враждовавшие с абдшамс. Таким образом мек­канское войско сократилось примерно на полторы сотни бойцов.

Заколебался даже вождь абдшамс Утба бин Рабиа, на кото­ром лежал долг отомстить за ал-Хадрами, убитого в Нахле, остававшийся единственной веской причиной для сражения с мусульманами (см. итоги восьмого набега, предпринятого Пророком (мир ему и благословение) непосредственно перед Бадрским сражением). Он изъявил готовность взять на себя уплату ви­ры родственникам убитого при Нахле, чтобы уничтожить последнюю причину, толкавшую на сражение с сородичами. Это действительно сделало бы поход в глазах участников бессмысленным, и Абу Джахл принял все меры, чтобы помешать ула­дить конфликт. Он обозвал Утбу трусом, высказал подозрение, что тот боится сражения со своим племянником Мухаммадом (мир ему и благословение) и сыном, находившимся в его войске, а в довершение всего сыграл на родственных чувствах брата убитого, сказав ему, что Утба хочет откупиться, и тот в самой обидной форме публично обвинил Утбу в веро­ломстве. Всё это настолько задело самолюбие старого вождя, что он ради дока­зательства собственной храбрости отказался от первоначального намерения.

Естественно, что всё это не способствовало укреплению боевого духа мекканцев накануне сражения, где они могли скрес­тить оружие с самыми близкими родственнками ради мести за кровь одного из союзников рода абдшамс.

И, напротив, в отряде Мухаммада (мир ему и благословение) среди воинов наблюдалась полная сплочённость, убеждённость и вера в победу, готовность воевать с отрядом, в три раза превосходящим их не только по численности, но и по вооружению. У мусульман идея борьбы за веру возобладала над сомнениями и нерешительностью. Указанное объективное превосходство мекканцев не ограничивалось лишь этим – Мухаммаду (мир ему и благословение), вероятно, не в меньшей степени пришлось считаться и с фактором субъективного порядка: в отряде язычников были родственники тех мусульман, сторонников веры в Единого Бога, которые должны были поднять против них оружие. И здесь, в Бадре, дух джихада, войны за веру, внушаемого Мухаммадом (мир ему и благословение) своим сторонникам, должен был оказать решающее влияние на принятие ими решения сражаться. Несмотря на это, некоторые из мусульман были обеспокоены тем, что им придётся сразиться с представителями их родов, и Мухаммад (мир ему и благословение) не мог не учитывать обстоятельство, повергавшее его сторонников в сомнения.

Сам Мухаммад (мир ему и благословение) воспринимал предстоящее сражение как поединок между верой (иман) и неверием (куфр). Когда до выступления к Бадру Пророк (мир ему и благословение) молился в мечети Кубба, то говорил: “О Аллах! Если Ты погубишь сегодня этот отряд, то больше некому будет поклоняться Тебе”. Согласно мусульманскому преданию, присутствовавший при этом Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) взял его за руку и сказал: “Ты будешь вознаграждён по достоинству твоему, о посланник Аллаха (мир ему и благословение), ты был настойчив в мольбе к Твоему Господу”. Согласно этому же хадису, рассказанному ибн Аббасом, Пророк (мир ему и благословение) был в кольчуге и, выйдя из мечети, говорил: “Они все будут разгромлены и повернут вспять, настал час встречи с ними, час их поражения, и я свершу его”.

И, как показали ход и результаты сражения, в действиях мусульман идея борьбы за веру возобладала над сомнениями и нерешительностью. Высокий боевой дух мусульман, длительно прививаемый Мухаммадом (мир ему и благословение), вынудили мекканцев наспех отступить, что позволило мединскому отряду преследовать их, убивая и забирая в плен.

Мухаммад (мир ему и благословение) подошёл к Бадру в четверг вечером 14 марта (18 рамадана) и, конечно, к этому времени должен был знать, что караван уже ускользнул от него.

Как бы то ни было, мусульмане первыми подошли к месту будущего сражения и приготовились к нему: по совету Хаббаба ибн ал-Мунзира засыпали часть колодцев, чтобы оставить противника без воды, заняли удобную позицию, поставили шатёр, который должен был служить для Пророка (мир ему и благословение) командным пунктом, и выставили вокруг него охрану из молодых ансаров под командованием Сада ибн ал-Мунзира. Мухаммад (мир ему и благословение) вдохновлял своих воинов обещанием помощи от Аллаха. По преданию, после того, как силы отряда были распределены, он направился на поле боя, указывая рукой на то или иное место и говоря: “Здесь погибнет такой-то, а здесь такой-то”. Затем мусульмане, совершив ритуальную молитву, пошли спать, будучи уверенными в завтрашнем успехе. Мекканцы, втайне надеявшиеся, что мусульмане, увидев их численный перевес, уйдут без боя, были неприятно поражены ре­шимостью своего противника.

Семнадцатого числа месяца Рамадан (15 марта 624 г.) на рассвете Мухаммад (мир ему и благословение) выстроил свой отряд так, чтобы восходящее солнце слепило мекканцев. Белое знамя отряда он вручил Мусъабу ибн Умайру. Кроме того, у мухаджиров был свой вымпел, который нёс Али ибн Абу Талиб, а у ансаров - свой, и его нес Сад ибн Муаз. Правым флангом командовал Зубайр ибн ал-Аввам, а на левый фланг Пророк (мир ему и благословение) поставил Микдада бин Амра ал-Кинди. Тылом руководил Кайс ибн Аби Сасаа. В отличие от вождей племён, которые стояли впереди своих воинов, Пророк (мир ему и благословение) остался с Абу Бакром позади в своём шатре.

Бойцам было велено не вступать в сражение без приказа: “Когда они приблизятся, начинайте обстреливать их из луков и стреляйте как можно чаще, но не извлекайте мечей из ножен, пока они не навалятся на вас”.

В другом хадисе, переданном со слов Анаса, говорится: “Посланник Аллаха (мир ему и благословение) и его сподвижники двинулись в путь и достигли Бадра раньше многобожников, а когда появились многобожники, посланник Аллаха (мир ему и благословение) сказал: “Пусть никто из вас ни в коем случае ничего не делает раньше меня! (т.е. без приказа - авт.)”. Когда же многобожники приблизились, посланник Аллаха (мир ему и благословение) сказал: “Поспешите к Раю, равному по ширине небесам и земле”.

Поединки и сражение.

Бой, как обычно, начался поединками. Защитить своё доб­рое имя перед соплеменниками выехал Утба ибн Рабиа со старшим братом Шайбой и сыном ал-Валидом. Их вызов приняли Али, Хамза и Убайда ибн ал-Харис.

Али и Хамза быстро справились со своими соперниками Шайбой и ал-Валидом, а Убайда его противник Утба нанесли друг другу по ране. Подоспевшие ему на помощь Али и Хамза зарубили Шайбу и унесли Убайду с поля боя.

Многобожники, недовольные исходом единоборств, преисполнились гневом, бросились на ряды мусульман в едином порыве.

Стремительному натиску мекканской кон­ницы Пророк (мир ему и благословение) противопоставил неподвижный строй пехоты с плотно сомкнутыми щитами. Видимо, конная атака мекканцев не про­рвала этот стойкий пеший строй мусульман, что обескуражило мек­канцев, не слишком-то рвавшихся в бой, и когда наиболее рьяные бойцы из абдшамс и махзум во главе с Абу Джахлем бы­ли убиты, а знаменосцы взяты в плен, то остальные, несмотря на численный перевес, побежали от отчаянно сражавшихся мусульман. На поле боя осталось лежать семьдесят убитых мекканцев, столько же попало в плен.

Мусульманам досталась богатая добыча, масса оружия, кольчуг, и 150 верблюдов. Потери мусульман на фоне одержанной победы были совершенно ничтожны: 6 мухаджиров (считая Убайду, скончавшегося от раны на обратном пути), 2 аусита и 6 хазраджитов.

После начала сражения Пророк (мир ему и благословение), обращаясь к Абу Бакру, сказал: “Радуйся, о Абу Бакр, ибо пришла к тебе помощь Аллаха! Вот Джабраил ведёт под уздцы своего коня, и пыль клубится по сторонам, ибо Аллах сегодня послал на помощь мусульманам тысячу ангелов, следующих за Джабраилом”. Ан-Навави приводит достоверный хадис из “Сахих ал-Бухари”, в котором Рифаа ибн Рафи аз-Зураки рассказывает: “Однажды Джабраил явился к Пророку (мир ему и благословение) и спросил: “Кем вы считаете тех из вас, кто участвовал в битве при Бадре?”. Пророк (мир ему и благословение) ответил: “Лучшими из мусульман”. Джабраил сказал: “Такими же являются и ангелы, принимавшие участие в битве при Бадре”.

Согласно преданию, во время сражения в образе Сураки ибн Малика на поле присутствовал иблис, оказывавший помощь мекканцам и побуждавший их к сражению с мусульманами. Но когда он увидел сражающихся ангелов, то повернул вспять, побежал в сторону Красного моря и бросился в его воды.

После битвы Мухаммад (мир ему и благословение) побыл в Бадре ещё три дня, а перед отъездом подошёл к краю колодца, куда были сброшены трупы убитых мекканцев, и обратился к ним, называя каждого: “О такой-то, сын такого-то! Поистине, мы убедились в том, что обещанное Господом нашим - истина, а убедились ли в этом вы?!”.

Умар, который находился рядом, спросил: “О посланник Аллаха, как же обращаешься ты к телам, в которых нет духа?!”, на что Мухаммад (мир ему и благословение) ответил: “Они не хуже вас слышат мои слова, только не могут ответить”.

Разгромленные мекканцы, наполненные жаждой мести, бесславно возвращались домой навстречу воплям и про­клятиям вдов. Абу Суфйан, став теперь вождем курайшитов, поклялся отомстить за поражение.

На следующий день, миновав ущелье ас-Сафра, за которым можно было чувствовать себя в безопасности от возможного контрнападения мекканцев, мусульманское войско приступило к приятному процессу раздела добычи. Мухаммад (мир ему и благословение) получил луч­ший меч, имевший собственное имя Зу-л-Факар, и рыжего верблюда-скорохода, принадлежавшего Абу Джахлю. Получили долю даже те, кто отсутствовал по уважительной причине: Усман, оставшийся в Медине при умиравшей жене, воин, сломавший ногу по пути к Бадру, разведчики, не участвовавшие в бою. Два владельца коней получили на них по две дополнительные доли.

Здесь же, у ас-Сафра, Али по приказанию Мухаммада (мир ему и благословение) обез­главил ан-Надра ибн ал-Хариса, которого Мухаммад (мир ему и благословение) ненавидел за язвительные насмешки. На следующий день в Ирк аз-Зубйа Пророк велел казнить Укбу ибн Абу Муайта, который был одним из его наиболее ярых преследователей.

Сразу же после победы были посланы гонцы в Медину: в верхнюю часть города и его окрестности он направил Абдаллаха ибн Раваху, а в противоположную часть города и в близлежащие сёла - Зейда ибн ал-Хариса. Это было сделано главным образом для того, чтобы весть о победе мусульман над язычниками возымела воздействие на находившиеся в городе лицемеров (мунафикун), неверных (куффар) и евреев (йахуд). На пятый день после сражения в Медину прибыл сам Мухаммад (мир ему и благословение), а за ним пригнали пленников. Воздержавшиеся от похода оказались посрамлёнными и объясняли отказ тем, что думали, что речь идёт о набеге на кара­ван, а не о сражении за веру.

Мекканцы потерпели поражение, часть из них погибла, а часть была взята в плен. Среди убитых оказался Абу Джахл и Ханзала - сын Абу Суфйана. Дядя Мухаммада (мир ему и благословение) Аббас ибн Абд ал-Мутталиб, сражавшийся на стороне мекканцев, попал в плен, но после переговоров был отпущен. 

Уроки Бадрского сражения.

Сражение у колодцев Бадра, произошедшее между мусульманами и курайшитами-язычниками, по праву считается этапным событием, оказавшим огромное влияние на весь последующий период истории Ислама. Победа, одержанная мусульманами, имела решающее значение в распространении новой веры, так как всерьёз подорвала позицию мекканцев, одержимых в идолопоклонстве.

Победа у Бадра ещё больше подняла политический и религиозный авторитет Мухаммада (мир ему и благословение), положив начало его активным действиям против врагов Ислама в Медине и на всём Аравийском полуострове.

Бадрское сражение нашло своё отражение в многочисленных аятах Корана. В частности, ему посвящена сура “Добыча” в Коране.

Значение Бадрского сражения огромно для укрепления идеологии джихада в мединской умме и последующего распространения исламской проповеди на Аравийском полуострове.

Во-первых, сражение продемонстрировало, что вера (иман) в религию Аллаха овладела не только мухаджирами, коих в числе его участников было меньше, но и мединскими ансарами. Свидетельством же их веры стало, собственно, само их вступление на путь джихада. В Бадре Мухаммаду (мир ему и благословение) и мусульманам удалось доказать не только силу своего военного превосходства, но и мощь исламской проповеди. Они смогли, по крайней мере, расшатать позиции тех, кто до этого не верил в миссию Мухаммада (мир ему и благословение) и в то, что она исходит не от него лично, а от Аллаха, Который желает посредством новых законов утвердить на земле государство, основанное на истине, справедливости и глубокой убеждённости.

Во-вторых, мусульмане осознавали идею самопожертвования, являющуюся неотъемлемой частью джихада. Глубоко уверовав в то, что они сражаются  на пути Аллаха (фи сабил ал-Аллах), мусульмане знали, что в сражении они столкнутся с врагами Аллаха, и, будучи на пути джихада, либо погибнут, став шахидами на пути Аллаха, либо с помощью Всевышнего одержат победу. Этим и объясняется бесстрашие мусульман, сражавшихся  с неверными на поле Бадра. Хроника изобилует описаниями решимости борцов за веру, когда отец-мусульманин встречается в бою с сыном-язычником и убивает его без милости и прощения. К примеру, Умар ибн ал-Хаттаб, встретившись в сражении со своим дядей ал-Асом ибн Хишамом, убил его. Абу Бакр ас-Сиддик желал встретиться со своим сыном Абд ар-Рахманом и сразиться с ним. Таким образом, можно констатировать, что под воздействием проповеди Мухаммада (мир ему и благословение) и благодаря вере мусульман, была продемонстрирована готовность жертвовать собой и имуществом на пути джихада.

В-третьих, Бадрское сражение впервые позволило заявить и о военном опыте мусульман. Оно показало, что при необходимости мусульмане должны быть готовы и к демонстрации силы с целью устрашить врагов Аллаха.

В-четвёртых, сражение продемонстрировало покорность мусульман Аллаху и Его посланнику (мир ему и благословение). И не случайно Сунна относит участников битвы при Бадре к одной из высших категорий среди асхабов. Так, в достоверном хадисе, переданном Анасом ибн Маликом, сообщается следующее: “Умм ар-Рубаййи бин аль-Барра (да будет доволен ею Аллах), которая была матерью Хариса бин Сураки (да будет доволен им Аллах), пришла к Пророку (да благословит его Аллах и приветствует) и сказала: “О посланник Аллаха, не расскажешь ли ты мне о Харисе?”, а он был убит в день Бадра. В ответ ей Пророк (мир ему и благословение) сказал: “О Умм Хариса, поистине, в Раю есть множество садов и, поистине, твоему сыну досталась высшая часть аль-Фирдауса (лучшее место в Раю - авт.)!”.

И, наконец, в-пятых, в первую очередь для мусульман, а затем и для их окружения победа в Бадрском сражении означала, по сути, признание триумфа миссии Мухаммада (мир ему и благословение), как проповедника истинного учения, направленного против лживых догм язычества. Поэтому победы, одерживаемые сторонниками Мухаммада (мир ему и благословение) в последующих сражениях, воспринимались повсюду не иначе как свершившиеся из-за их благородной цели - установления всеобъемлющей божественной истины.

(В средневековых арабских хрониках военные экспедиции мусульман, во главе которых Мухаммад назначал амиров называются сарайа (ед.сарийа). Походы с участием Пророка названы газв.)

(Вещий сон Атики. Из “Жития Посланника Аллаха” ибн Хишама. Перевод с арабского Д.В.Фроловой. // Вестник Московского университета - №3 - 2001. - С. 77-80).

(Ат-Табари. Указ. соч. - С.21).

(Мухаммад Ахмад Башамил. Указ. соч. - Сс. 217-218).

(Сафи ар-Рахман аль-Мубаракфури. Указ. соч. - С. 145).

(Мухаммад Ахмад Башил. Газват Бадр ал-Кубра - С.124).

(Сафи ар-Рахман аль-Мубаракфури. Указ. соч. - С. 145).

(Ан-Навави, Мухйи ад-Дин. Указ соч. - С. 385, № 1315).

(Там же. - С. 146).

(Ан-Навави, Мухйи ад-Дин. Указ соч. - С. 528, № 1829).

(Сафи ар-Рахман аль-Мубаракфури. Указ. соч. - С. 147).

(Там же. - С.149).

(Ан-Навави, Мухйи ад-Дин. Указ соч. - С. 387, № 1319).

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.