Мамлюки остановили монголов

11 Январь 2016 2148

Битва при Айн-Джалуте

В исламском мире на Ближнем Востоке вне рамок монгольской власти оставались лишь Египет, Хиджаз и Йемен. В 1260 году Хулагу, будучи в Шаме, отправлял предупреждение и угрозу аль-Музаффару Кутузу, требуя от него капитуляции и напоминая ему о том, что монголы захватили множество стран, и ни одна сила не сможет противостоять им.

В течение трех недель после захвата Дамаска монголы завершили завоевание Шама и двинулись в сторону Палестины, не встречая на своем пути сопротивления, достойного упоминания. Исключение составлял гарнизон города Наблус, который был уничтожен за оказанное монголам сопротивление.

Гарнизон Аджлуна капитулировал, затем монголы напали на Хеврон (аль-Халиль) и убили там мужчин, а женщин и детей взяли в плен. Они угнали оттуда много пленных и крупнорогатого и мелкого рогатого скота. Однако монголы не предприняли наступление на Иерусалим.

Аль-Музаффар Кутуз созвал экстренное заседание эмиров для изучения обстановки. Заседание породило решение – отвергнуть предупреждение монголов и убить их послов, которые принесли послание в Египет. Фактически, мамлюкам в Египте было тяжело противостоять Хулагу и его огромной армии. Что же изменилось в политической обстановке, чтобы предводители мамлюков приняли решение отклонить требование монголов?

Дело в том, что, в это время Хулагу, срочно покинув Шам, отправился в монгольскую столицу Каракорум и увел с собой большую часть своего войска, оставив в регионе десять тысяч воинов под командованием нойона Китбуги.

Факторами, побудившими его внезапно вернуться в столицу, были:

Во-первых, кончина Великого хана Мунке и появление предвестников борьбы за власть между двумя братьями Хулагу – Кубилаем и Арик-Бугой. Хулагу захотел составить им конкуренцию за право возглавить государство, будучи уверенным в том, что его изберут Великим ханом, принимая во внимание важность расширения территорий государства, которое ему удалось осуществить.

Во-вторых, подвергание его владений в Иране непрерывному давлению, в частности, со стороны его двоюродного (с отцовской стороны) брата Баракат-хана (Берке-хан), предводителя Золотой Орды[1] и правителя Кипчака[2], принявшего Ислам. Он стал угрожать Хулагу по причине устроенной им резни тысячи мусульман, посягательства на достоинство Аббасидского Халифата и убийство халифа.

Китбуга стал править Шамом со своей относительно небольшой силой, что дало проблеск надежды мамлюкам, которых волновало все большее продвижение монголов в Палестину. Помимо того, стало известно и о том, что Китбуга ищет пути сближения с христианами, не потому, что он исповедует христианство, а потому, что он понимал крайнюю важность установления монгольско-христианского союза на востоке для противостояния Исламу и мусульманам. Несмотря на то, что Боэмунд VI, князь Антиохии, также разделял с Китбуга эти чувства, крестоносцы в Акко продолжали смотреть на монголов как на варваров. Они осознавали, что монголы не позволят им создать независимые крестоносные княжества, а пожелают, чтобы они были зависимы от Великого хана. Поэтому крестоносцы предпочли мусульман монголам. Это было возвещением о конце союза между крестоносцами и монголами. Кутуз понимал важность этого шага, потому что Китбуга был не в состоянии сохранить свои завоеванные территории, кроме как посредством союза с крестоносцами. И пока крестоносцы продолжали отказываться от союза, мусульманам представилась возможность не только противостоять монголам, но и одержать победу над ними.

Во время такого положения мамлюки в Египте сошлись во мнениях о необходимости борьбы, и было принято решение отвергнуть требование монголов о капитуляции и убить их послов.

Кутуз, который славился политическим умением, разработал военный план из следующих двух пунктов:

Первый – подкрепить внутренний фронт и подготовить общественное мнение, готовясь к бою.

Второй – предпринять военные приготовления, включавшие в себя попытку объединить айюбидских эмиров и мамлюков-бахритов с целью сплотить исламские ряды в Шаме и Египте под одним руководством.

Во исполнение первого упомянутого пункта он призывал народ выйти на священную войну (джихад), для чего объявил мобилизацию армии и сбор необходимых на ее нужды средств, введя новые налоги на население Египта.

Однако он встретил сопротивление во взимании налогов, и в особенности, со стороны судей (кадиев) и религиозных деятелей. Они поставили ему условие, чтобы он вначале использовал для этих целей то имущество и драгоценности, которыми владеют он и его жены, а также имущество эмиров. То есть, чтобы на это все имущество чеканили монеты и раздали их воинскому контингенту. Если же этого будет недостаточно, тогда можно будет ввести новые налоги на подданных и брать взаймы у торговцев, чтобы использовать средства в войне против врага. Кутуз последовал мнению религиозных деятелей и начал сбор налогов с подданных только после использования им и эмирами всего того, чем они владели из драгоценностей и имущества. Они принесли все это состояние к шейху Иззуддину бин Абдуссаламу, наиболее достойному и авторитетному религиозному деятелю того времени.

Кутуз столкнулся и с трудностью в убеждении многих эмиров в необходимости выступить вместе с ним против монголов. Группа эмиров попятилась назад, показывая свое нерадение, леность и отказывая под предлогом того, что они не в состоянии противостоять монголам. Поэтому он стал действовать с целью вызвать у них чувства сознания собственного достоинства и мужества и обратился к ним со словами, которые подняли их дух, укрепили их намерение и побудили к войне:

«О эмиры мусульман!... Вы употребляете имущество из общественной казны (байт аль-маль), но в то же время не желаете выйти на священную войну. Я же отправляюсь на джихад, и тот из вас, кто выбирает джихад, пусть сопровождает меня, а тот, кто не согласен, пусть возвращается к себе домой. Поистине, Аллах ведает о тех, и грех за потребление общественных средств мусульман ложится на шеи тех, кто отступит и будет запаздывать с джихадом».

Тем самым Кутуз усилил внутренний фронт, объединил ряды мусульман и приготовил общественное мнение, чтобы опираться на него в решении этой задачи. Он также обеспечил необходимые для затрат на армию средства и подготовился к встрече с врагом, будучи теперь спокоен за внутреннее положение государства.

Что касается второго пункта военного плана, то Кутуз смог объединить войсковые части аль-Малика ан-Насира Юсуфа из числа насиритов и шахрузуритов , когда они прибыли в Газу. Также он присоединил к своим силам оставшиеся силы хорезмитов и силы айюбидского эмира в Караке.

В результате изменения политического положения эмиры вернули мамлюков-бахритов, которые отправились из Египта в Шам и Малую Азию еще во времена аль-Муизза Айбека, боясь, что их постигнет участь эмира Актая, павшего в результате заговора. Они поняли, что их обязанностью в данной ситуации является стать на стороне Кутуза и оказать ему помощь, ибо монголы распространились в крупнейших городах Шама, перед ними капитулировала большая часть айюбидских эмиров, и существовала угроза для Египта. Они, во главе с Бейбарсом аль-Бундукдари, стали прибывать в Египет, предав забвению свои опасения и страх перед властью, которые были вызваны тем, что мамлюки-бахриты подталкивали айюбидских эмиров к нападению на Египет.

Со своей стороны Кутуз забыл их враждебные действия и объединил их вокруг себя, ибо ситуация требовала взаимодействия и сплочения всех усилий. Тем самым Кутуз добился полноты власти и целости, что позволило ему противостоять монголам, и он выиграл первый раунд еще до вступления в бой с ними.


[1] Название «Золотая Орда» относится к золотистому цвету, который имели их палатки.

[2] Кипчак охватывал страну, расположенную между рекой Иртыш и южными прибрежными полосами Каспийского моря, большая часть его жителей были тюрками и туркменами.

 

Похожие материалы: 

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.