Битва за Иерусалим. Часть 1

2 Март 2017

У каждой религиозной общины есть свои культовые святыни, которые высоко чтятся в народе и занимают особое место в их сердцах. У иудеев это Стена плача и Храмовая гора, у христиан – Храм Гроба Господня, у мусульман – мечеть Аль-Акса.

Примечательно, что все перечисленные святыни находятся в одном городе – Иерусалиме, который вот уже на протяжении долгих веков является местом паломничества представителей всех перечисленных конфессий. Это придает особый колорит городу трёх религий, нередко делая его яблоком раздора и приводя к межэтническим и межрелигиозным столкновениям.

Достаточно сказать, что борьба за овладение Иерусалимом началась с древнейших времён и продолжается по сей день. Иерусалим за это время 44 раза завоёвывался и вновь отвоёвывался, становясь свидетелем взлета и падения иудейских царей, римских императоров, арабских халифов и османских султанов. Этому городу свойственна историческая переменчивость и особый восточный контраст, это неотъемлемая часть его богатой истории.

В стенах Иерусалима вершилась тирания, проливалась кровь, и в конечном счете восторжествовала истина. Так было, например, когда Арабский халифат освободил Иерусалим от Византийской зависимости, а спустя века династия Аюбитов во главе с легендарным Салахуддином отбросила крестоносцев от священного города. То, как завоёвывался Иерусалим во времена правления Умара ибн аль-Хаттаба (да будет доволен им Аллах), является классическим примером гуманности и человеколюбия Ислама, и это должно стать путеводителем и настольной книгой исламского просветителя.

Путь в Иерусалим

В середине 7 века исламское государство находилось на пике своего политического и культурно-экономического развития. Халиф Умар (да будет доволен им Аллах), будучи образцовым и требовательным руководителем, не давал спуску своим назначенцам, призывая их быть справедливыми и милосердными к людям. Построив государство в соответствии с высокими религиозными идеалами, халиф также стремился достичь успеха во внешней политике.

Византийская и Персидская империи по-прежнему представляли угрозу для еще строящегося теократического государства мусульман. Но войскам халифата удалось нанести им сокрушительное поражение и завладеть территориями, которые они долгое время удерживали под своей властью. Основным театром военных действий с Византией стал благословенный Шам, земля пророков и праведников. К этому времени к халифату уже были присоединены такие крупные города, как Антакия, Хомс и Дамаск. Но под властью византийцев всё ещё оставалось Алеппо, а также Иерусалим, который мусульмане впервые взяли в 15 году по хиджре, что соответствует 637 году по григорианскому летоисчислению.

Иерусалим для мусульман был больше, чем стратегически важным городом, он являлся частичкой их истории. Когда-то на заре Ислама иерусалимская мечеть Аль-Акса служила им киблой (направлением) во время молитвы, из этого же города пророк Мухаммад был вознесён на небеса.

Главнокомандующий Византийским фронтом Абу Убайда ибн Аль-Джаррах (да будет доволен им Аллах) бросил на взятие Иерусалима войско численностью 35 тысяч воинов.

Абу Убайда поделил войско на семь самостоятельных отрядов, над каждым из которых персонально назначил полководца. По его задумке, это должно было возыметь эффект нарастающей силы.

Другими словами, Абу Убайда пошёл на такую тактику, чтобы показать противнику, что мусульманские вооружённые отряды постоянно пополняются. В числе этих полководцев был и легендарный Халид ибн аль-Валид (да будет доволен им Аллах), который, собственно, и появился первым у крепостных стен Иерусалима. Но появление Халида ибн аль-Валида, как и последующих полководцев, ничуть не смутило обороняющих город, в течение нескольких дней никто так и не вышел к ним для ведения переговоров. Жители Иерусалима были уверены в собственной защищённости. Один из полководцев, Мусаяб ибн Нажиб (да будет доволен им Аллах) даже признавался: «На территории Шама мы не встречали более красивого и укрепленного города, нежели Иерусалим».

На четвертый день всеобщего молчания один из бедуинов, находившихся в лагере мусульман, не выдержав, сказал полководцу Шурахбилю (да будет доволен им Аллах): «О амир! Мы словно имеем дело с глухими, немыми и слепыми людьми. Давайте же начнём штурм». Но штурм начаться никак не мог, поскольку Абу Убайда такого приказа не отдавал.

Оставалось только одно – спросить Абу Убайду о плане дальнейших действий и, не теряя времени, самим стать инициаторами переговоров с жителями Иерусалима о сдаче города. Но переговоры так и ни к чему не привели, иерусалимцы наотрез отказались идти на какие-либо условия мусульман. Военное разрешение конфликта было вопросом времени, и оно настало, когда от Абу Убайды пришло письмо, санкционирующее начало боевых действий. Вскоре к Иерусалиму подоспел и сам главнокомандующий.

Переговоры

Несмотря на стратегическое преимущество укрывшихся в городе византийцев, мусульмане метко поражали их стрелами. Всё же осада давалась им с большим трудом, она продолжалась ровно четыре месяца и весь этот срок сопровождалась каждодневными и бескомпромиссными битвами. Наряду с противником, наглухо закрывшимся в городе, мусульманам приходилось бороться и с природной стихией, вести сражение в холод, дождь и снег.

Наконец, положение иерусалимцев стало постепенно ухудшаться, и они, потеряв надежду на подмогу извне, обратились к человеку, облачённому высоким духовным саном – патриарху. Патриарх вышел к Абу Убайде, и между ними завязался следующий диалог. Патриарх спросил: «Что вам надо от этого священного города? Ведь Всевышний может покарать тех, кто наносит ему вред». Когда вопрос через переводчика был передан Абу Убайде, он ответил: «Да, это священный город. Из него наш Пророк был вознесён на небеса. В этом городе рождались и умирали пророки. И мы больше других заслуживаем владеть этой землей. Мы не отступим, пока Всевышний не наделит нас ею, так же, как Он наделил нас другими землями». Патриарх поинтересовался: «Чего же вы хотите от нас?»

Абу Убайда предложил ему пойти на одно из трёх условий – либо принять Ислам, либо заключить мирное соглашение с обязательной выплатой джизьи (налога), либо разрешить конфликт исключительно военным путем. Патриарх находился в безысходном положении: согласиться на принятие Ислама он не мог, подушный налог назвал унижением, но и сражаться уже не было сил. Ситуация была и вправду тупиковой. По милости Всевышнего ключом к мирному урегулированию конфликта неожиданно для всех стал сам халиф Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах).

Продолжение следует…

По материалам книги «Аль-Фарук Умар ибн Аль-Хаттаб»

Подготовил Хаджимурад Алиев