Хаджимухаммад из Согратля (1812–1870)

12 Июнь 2011 803

Признанный ученый своего времени

Хаджимухаммад из Согратля (1812–1870)Среди поэтов Дагестана XIX века, чьё творчество тесно связано с борьбой народа за национальное освобождение, видное место занимает Хаджимухаммад ибн Абдурахман ас-Сугури (1812–1870 гг.н.э.). Он родился в Дагестане, в ауле Согратль, в семье известного учёного-богослова, сподвижника Имама Шамиля Абдурахмана-хаджи Сугури.

Первоначальное образование Хаджимухаммад получил у своего отца в его знаменитом медресе, затем учился у других известных земляков: Шафи-хаджи, окончившего в Египте исламский университет Аль-Азхар, Махдимухаммада (философия и логика) и "Шайтан" Абдуллы (математика, астрономия). Во время Кавказской войны Хаджимухаммад был среди активных идеологов газавата. Все своё ораторское искусство, талант учёного и блестящее слово поэта он направлял на воодушевление и призыв народа на борьбу с врагом, за свободу и независимость Родины.
После окончания Кавказской войны, Хаджимухаммад эмигрировал в Османскую империю. Здесь он пользовался большим авторитетом у представителей власти, был принят султаном Абдул-Хамидом.

Хаджимухаммад ас-Сугури был признанным и талантливым учёным, арабистом своего времени. Он в совершенстве владел классическим арабским языком, писал на нём поэтические произведения и философские трактаты. Кроме того, он свободно говорил и творил на турецком и персидском языках. Известный дагестанский исследователь арабоязычной литературы Мансур Гайдарбеков так характеризует поэтическое творчество Хаджимухаммада ас-Сугури: "При чтении его произведений ощущается мощный прилив арабской классической литературы, глубокое знание грамматики, риторики и лексикологии. Сразу чувствуется плавный, свободный от церемоний, свой оригинальный стиль".

Из богатого поэтического наследия поэта до нас целиком дошла лишь поэма "Век-давитель", написанная на арабском языке и опубликованная в Стамбуле в 1909 году. На русском языке она была напечатана впервые в 1941 году в подстрочном переводе с арабского А.М. Барабанова.

Поэма "Век-давитель" написана в жанре послания к другу-единомышленнику, с которым поэт делится сокровенными мыслями, чувствами, навеянными темой повествования. К такому жанру часто обращались писатели дагестанской диаспоры для выражения отношения к событиям, происходившим на исторической Родине.

Предметом поэтического осмысления Хаджимухаммада является история и современная поэту обстановка в Дагестане, сложившаяся после его покорения Россией и установления здесь правления русской администрации, то есть после такого значительного общенародного события в недавнем прошлом, каким явилась национально-освободительная война, продолжавшаяся несколько десятилетий.

Как отмечает Ч.С. Юсупова, "Век-давитель" как бы повторяет в стихах изложенную в известной хронике Мухаммада Тахира аль-Карахи историю борьбы горцев Северного Кавказа с царизмом. С точки зрения описания, естественно, история представлена очень скупо, ибо поэма представляет собой не хронологическое изложение событий и фактов, а богатую эмоциональную картину этой истории. Она дана как переживание повествователя, в каждом слове, в каждом восклицании и даже в каждой паузе которого раскрывается сложное, противоречивое душевное движение, вызванное конкретными историческими событиями.

Поэма начинается с описания трудных времён, наступивших в Дагестане после поражения горцев в тяжёлой, изнурительной войне и приходом русских, которые установили правление христианского большинства и ведут себя в горном крае, как хозяева. Этот период поэт называет временем многочисленных и тяжёлых бедствий, проникших до костей горцев и согнувших их спины. Автор сетует на то, что судьба несправедлива к горцам, поражая их несчастиями и бедствиями:

Пришёл к нам век-давитель
и сок выжимает из бедствий.
И пить нам даёт чаши
(с напитком) из ядов.
Пьяными от огорчений
мы оказались,
Хотя до этого мы и не пили вина.
Пришло к нам господство
неверных,
Победило и овладело местами
нашего пребывания.
Из-за этого прихода к нам, дни
помрачились настолько,
Что от мрака день стал
темнее ночи.

Повествуя о трагической участи Отчизны, поэт, между тем, тешит себя и своего визави воспоминаниями о славных страницах недавнего прошлого, когда горцы давали достойный отпор врагу:

И сколько на них прежде
охотились – бойцы газавата,
Так же, как на голубей охотятся соколы!
Сколько нападали на них, убивая внезапно,
Так же, как львы нападают на скот.

Особой болью в душе поэта отдаётся трагедия Гуниба, последнего оплота Имама Шамиля и его сторонников. Казавшаяся неприступной, которую "не взяли бы и тысячу лет", эта естественная крепость покорена врагом не силою оружия, не в честном бою, а… хитростью и коварством:

Поднялись (враги) на Гуниб
только при помощи хитрости,
В то время, когда все люди
находились (там) в беспечности.
И если бы не окружили их
при помощи хитрости,
То не взяли бы боем
и в тысячу лет!

Страдания поэта, его тяжёлые думы и болезненные переживания по поводу наступивших тяжких времён настолько велики, что из его уст вырывается трагический стон:

О, друг мой! Если б ты видел
своими глазами то, что я излагаю,
То ты, без сомнения, завопил бы от горя!

Кажется, что у поэта не осталось больше сил вести повествование дальше: он высказался сполна и его переживания, вызванные картинами покорения Родины, характером и поведением завоевателей и последствиями наступивших тяжёлых времен, выражены достаточно ясно и убедительно в глазах его друга.
Но здесь у автора словно второе дыхание открывается - и он, продолжая "самый удивительный из рассказов...", просит того, к кому адресовано его повествование, выслушать его внимательно.

Продолжение "рассказа", на наш взгляд, продиктовано осознанием поэтом, что он не сказал главного: не дал оценки жизни и деятельности руководителей освободительной войны, главных защитников Ислама, выразителей духа сопротивления горцев. В его глазах они несли основное бремя священной борьбы, олицетворяли лучшие черты характера народа – правду, свободу и благородство. И потому без такой оценки личностей имамов Газимухаммада, Гамзата и Шамиля данное повествование не будет объективным в той степени, в какой это нужно для истории и не произведёт на слушателя такого впечатления, какого от него ждёт сам поэт. Характеризуя личности руководителей национально-освободительной войны и их деятельность, Хаджимухаммад оценивает их, прежде всего, как вождей-воинов, ведших за собой народ по пути утверждения, защиты и сохранения Ислама.

Обращает на себя внимание стиль поэмы, в которой делается акцент не на этнической, а на религиозной доминанте народа. В лексическом арсенале автора отсутствуют слова типа: дагестанцы, горцы, Россия, русские, царь, свобода, независимость и пр. Вместо них он употребляет такие понятия, как благородные, правоверные, мусульмане, бойцы газавата, люди религии, павшие за веру, неверные, кяфиры, Ислам, Шариат и пр.

Всё это говорит о том, что Хаджимухаммад – адепт Ислама, учёный-богослов – воспринимает объективную реальность и оценивает её не с позиций представителя конкретного этнического социума, а с позиций правоверного мусульманина, члена мусульманской уммы.

Так, первого Имама Дагестана Газимухаммада поэт характеризует как "имама Ислама", который вёл за собой народ по верному пути "утверждения Шариата", человека справедливого и смелого, погибшего за веру как настоящий воин.

Вот уже возложили имамство
с покорностью
На имама Газимухаммада.
Начал он с того, что заботливо повёл народ
По верному пути утверждения Шариата и обрядов.
Он возвеличил религию в этих
жилищах,
Он возвратил данный Богом
закон, до него устранённый...
Был он, несомненно, имамом
Ислама,
Он соблюдал истину Ислама
справедливо и точно...

Второй имам – Хамзат – достойно продолжает дело предшественника. Это опытный воин, предводитель мусульман – "халиф", "великий герой", который сражается "на верном пути джихада". Но имам Хамзат пал не на поле брани - его подло убили в Соборной мечети во время молитвы, что, по мнению автора, послужило причиной раскола и раздора в обществе.

Сражался он на верном пути
джихада.
Старание его было прекрасным среди всех людей.
Он – второй над этими жилищами
Из халифов и великих героев.
Братья несчастия пошли на
убийство -
Во время скопления народа в Соборной мечети...
Рассеялась в те дни совокупность общины,
И была пролита кровь
благородных.

После трагической гибели второго имама, народ присягнул на верность Шамилю – "герою, вождю". Поэт даёт высокую оценку третьему имаму, которого характеризует как благоразумного, последовательного лидера народа в борьбе за веру и свободу. Отмечается осторожная политика Шамиля по объединению разрозненного народа, признанным руководителем которого он стал. Имам не только консолидировал народ, он также "вновь воссоздал, укрепил здание Ислама".

Повествуя о ратных успехах и победах Шамиля и его сторонников, которых поэт называет не иначе, как "мусульмане", он восхищается ими и по достоинству оценивает их.
Поэтически воспевая победы и достижения Шамиля в борьбе и в политике, Хаджимухаммад не обходит стороной и причины, приведшие освободительную войну горцев к печальному итогу, к поражению. "Поэт-рационалист, – пишет Ч.С. Юсупова, – анализирует причины поражения и находит их в разложении самого руководства освободительного движения: коррупции, корыстолюбии, алчности, предательстве, обмане, распространившихся среди некоторых наибов Шамиля":

Его обманули друзья его подлые,
А друг его оказался наиболее враждебным соперником...
Наибы его оказались наибами порока,
Подлинно, они были бедствиями для народа.

В конце повествования Хаджимухаммад заявляет, что он не претендует на совершенство своего поэтического дарования, а лишь как очевидец свидетельствует о превратностях времени. Поэт, будучи уверенным, что его побеждённый, растерянный и униженный народ заслужил более высокую награду, обращается к Аллаху с просьбой о даровании ему достойной человеческой жизни:

Этими стихами я не собираюсь претендовать
На поэзию, если бы даже обнаружил и слов чародейство.
Однако, я свидетельствовал, как очевидец, о превратностях
Моего века и сообщил о делах до конца.
И если были порочными время и люди моего века,
А народ оказался приведшим в расстройство порядок,
То я вот – Хаджимухаммад Сугратли -
Прошу у Аллаха хороший исход!

А.М. МУРТАЗАЛИЕВ,
Заведующий отделом литературы ИЯЛИ им. Г. Цадасы ДНЦ РАН,
доктор педагогических наук.
Подготовил Магомедрасул Омаров

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.