Имам Джувайни – предводитель учёных Мекки и Медины

10 Январь 2012 1224

Рай за один поступокАбдулмалик бин Абдулла бин Юсуф бин Мухаммад аль-Джувайни, более известный как имам аль-Харамайн, родился 18 числа месяца Мухаррам 419-го года по Хиджре в городе Нейсабур.

Его прозвали аль-Джувайни, так как его отец был родом из Джувайна – городка, который находился недалеко от Нейсабура. Изучив науки у учёных Джувайна, его отец в поисках знаний переехал в Нейсабур, где и остался.

Его также прозвали «имам аль-Харамайн», то есть имам обоих священных городов, так как он провёл в Мекке и Медине несколько лет, обучая других и обучаясь сам, и в этих городах его авторитет был столь высок, что его считали предводителем учёных этих городов.

Его отец тоже был известным учёным и праведником.

Имам Абу Усман ас-Сабуни говорил о его отце: «Если бы шейх Абу Мухаммад был из числа бану исраил, то они передавали бы его достоинства и гордились бы им».

Про него рассказывают, что он остерегался забивать гвозди в общую с соседом стену, и даже более того, он остерегался прислонять свои вещи к общей стене.

Был у отца брат, известный своей благочестивостью и праведностью. Он являлся известным учёным и суфием.

Отец имама аль-Джувайни зарабатывал на жизнь переписыванием книг, и у него накопились определённые средства. На эти средства он выкупил одну рабыню, известную своим благочестием и богобоязненностью. И именно её он выбрал матерью для будущего имама.

Отец аль-Джувайни как-то увидел во сне Пророка Ибрахима (мир ему). Он хотел поцеловать ноги пророка (мир ему), но тот не дал ему это сделать, проявив к нему почтение. Далее он увидел, что ему удалось поцеловать пятки Пророка Ибрахима (мир ему). Он растолковал этот сон таким образом, что благодать и величие ожидает его потомство.

Тажуддин ас-Субки, комментируя это толкование сна, пишет: «Какое величие и благодать может быть величественнее, чем этот имам (аль-Джувайни), имя которого стало известно во всём мире и пользу от знаний которого получили Восток и Запад!»

С самого рождения и даже ещё до рождения его ребёнка отец уделял огромное внимание тому, чтобы оградить сына от всего запретного и сомнительного. Ведь воспитание ребёнка фактически начинается ещё до рождения. Если человек выбирает благочестивую жену, ведёт праведный образ жизни, употребляет лишь дозволенное и кормит семью лишь дозволенной пищей, то имеется большая вероятность, что благодать этих деяний отразится на потомстве.

Приводится очень интересная история, которая свидетельствует о внимании, которое отец уделял тому, чтобы оградить сына от всего сомнительного. Передают, что однажды, когда мать аль-Джувайни была занята приготовлением пищи, к ним зашла соседская служанка и, заметив плачущего младенца, взяла его на руки и начала кормить грудью. В этот момент зашёл отец. Увидев это, он очень рассердился, забрал ребёнка и, засунув в рот палец, заставил его вырвать.

Передают, что отец в дальнейшем говорил: «Легче было бы для меня, если бы он умер, чем это молоко попало бы в его кровь».

Для большинства людей нашего времени поступок отца может показаться странным, но ведь именно благодаря духовной чистоте постигаются истинные знания. А духовная чистота невозможна без отдаления от сомнительного и запретного.

Путь к знаниям

Отец уделял большое внимание воспитанию и обучению сына. Ребёнком аль-Джувайни выучил наизусть Коран, а затем продолжил изучать науки у отца, пока тот не покинул мир в 438-м году по Хиджре.

Когда отец аль-Джувайни умер, юноше было 19 лет. Но, несмотря на столь юный возраст, его авторитет как учёного был столь высок, что его выбрали для преподавания и чтения лекций вместо отца. Вместе с преподавательской деятельностью он и сам продолжал обучаться у известных учёных Нейсабура. Аль-Джувейни обладал удивительно скромным характером, и каких бы высот он ни достиг в науках и как бы ни вознеслось его имя, он никогда не чурался приобретать знания даже от своих учеников. Если он получал какие-либо знания или сведения от кого-либо, он обязательно ссылался на источник.

Известный учёный грамматики Абул-Хасан аль-Маджиши говорил про него: «Я не видел столь влюблённого в науки человека, к какому бы типу ни относились эти науки, как этот имам. Воистину он изучает науку ради науки».

 Аль-Мажаши прибыл в Нейсабур в 469-м году по Хиджре. Аль-Джувайни в то время было 50 лет, и имя его было известно на весь исламский мир. Тем не менее, узнав, что в город прибыл столь известный учёный грамматики, аль-Джувайни стал его учеником и брал у него уроки грамматики.

В 445-м году по Хиджре в Хорасане по инициативе заблудшего визиря аль-Кундури начались гонения на учёных ахлю сунна.

Многим учёным пришлось покинуть родину и переселиться в более безопасные края. Среди учёных, которые покинули родину, был и аль-Джувайни. Несколько лет он провёл на чужбине. За эти годы он посетил крупнейшие центры исламского мира. Он провёл некоторое время в Багдаде и познакомился с учёными Багдада. Затем совершил хадж и провёл около четырёх лет в священных городах Мекке и Медине, приобретая и распространяя знания. Большую часть этого времени он провёл в Мекке.

В этих священных городах его авторитет был столь высок, что его признали предводителем учёных этих городов и ему предоставили честь возглавлять коллективную молитву в священных мечетях. Поэтому его и прозвали «имам аль-Харамайн».

После того как к власти пришёл султан Алб Арслан, он казнил аль-Кундури и назначил на пост визиря Низам аль-Мулька, который отличался праведностью и мудростью. После этого многие учёные, в том числе и аль-Джувайни, вернулись на родину.

Низам аль-Мульк построил для него медресе в Нейсабуре, и в течение следующих тридцати лет до самой смерти он обучал студентов в этом медресе. И правители, и учёные, и простолюдины – все относились к нему с великим почтением и прислушивались к его мнению. Он проповедовал в мечети Нейсабур в пятничный день. С разных концов исламского мира к нему стремились за знаниями.

Более трёхсот человек присутствовало на его лекциях каждый день, и многие из его учеников в дальнейшем стали известны на весь исламский мир. Одно то, что его учеником был аль-Газали, многое говорит о его уровне.

Аль-Джувайни говорил: «Я не высказал ни одного мнения в науке Калам (Слово), пока не выучил лишь из трудов Абубакра аль-Бакилани двенадцать тысяч страниц».

Передают, что однажды аль-Джувайни обратился к имаму аль-Газали со словами «О факих!». Заметив, что аль-Газали такое обращение не очень понравилось, аль-Джувайни подвёл его к одному из домов и попросил открыть дверь. Когда аль-Газали заглянул в дом, то увидел, что он полон книг. И тогда шейх сказал ему: «Мне не сказали «факих», пока я не изучил все эти книги».

Кроме религиозных наук аль-Джувайни глубоко изучил философию, и в споре с ним никто из философов не мог одержать верх.

Аль-Джувайни прекрасно разбирался в науках суфиев. Он был из тех учёных, которые действовали сообразно своим знаниям, и поэтому его речи производили на людей неизгладимое впечатление.

Тажуддин ас-Субки пишет: «Когда же он начинал говорить о состояниях и вступал в разъяснение наук суфиев, слёзы лились из его глаз, и присутствующие, глядя на него, тоже плакали».

Когда Абу Исхак аш-Ширази, один из самых известных учёных Шариата того времени, прибыл в Нейсабур, то повстречался с имамом аль-Джувайни, и между ними состоялось несколько научных дискуссий.

Тажуддин ас-Субки пишет, что Абу Исхак аш-Ширази сказал насчёт имама аль-Джувайни: «Стремитесь получить пользу от этого имама. Воистину, он – отрада этого времени».
Также приводится, что Абу Исхак аш-Ширази как-то сказал ему: «Ты сегодня предводитель всех имамов».

Тажуддин ас-Субки пишет: «Если кто думает, что среди учёных четырёх мазхабов имеется кто-либо, кто приблизился к его красноречию, то он ничего не ведает в этом деле. Кто же считает, что среди авторов книг имеется кто-либо подобный ему, то не знает, о чём говорит».

Наследие имама

Известный учёный и историк Абдулгафир аль-Фариси, который являлся учеником аль-Джувайни, пишет: «Хотя и прекратилось его потомство, я думаю, что следы его усердия в религии Аллаха продлятся до Судного Дня…».

На самом деле, хотя род имама, насколько известно, не продлился после его сына, но огромное количество учеников, которых он оставил после себя, понесли его знания из поколения в поколение до наших дней. И по прошествии почти тысячелетия с тех времён мы видим, что его книги и сегодня востребованы, и множество людей получают пользу от его знаний. Он оставил после себя множество книг, а это лучшее наследство, которое после себя может оставить человек. Его книги получили большое признание в исламском мире, но в нашей маленькой статье мы не можем подробнее остановиться на этой теме. В этой статье я упомяну лишь одну из самых известных его книг по шафиитскому праву: «Нихаяту л-матлаб фи дираяти л-мазхаб». Это многотомный труд, на написание которого аль-Джувайни потратил много лет. После того как он закончил эту книгу, он устроил большое торжество и пригласил известных учёных. Учёные Ислама давали большую оценку этому произведению.

Известный учёный Ибн Асакир пишет: «Не было написано до этого в Исламе книги подобной книге “Нихаяту л-матлаб фи дираяти л-мазхаб”». Имеется в виду книга в области исламского права.

Другой известный учёный Ибн Хаджар Хайтами говорит: «Распространилось среди имамов шафиитского мазхаба мнение: “После того как аль-Джувайни составил книгу «Нихаяту ль-матлаб», люди (имеются в виду последователи шафиитского мазхаба) не отвлекались на мнения других”».

Действительно, все основные книги, на которых опираются учёные шафиитского мазхаба последующих веков, были основаны на этой книге и являлись в какой-то мере её сокращением или переработкой.

На основе этой книги написал свои три знаменитые книги по фикху «Аль-Басит», «Аль-Васит» и «Аль-Важиз» имам аль-Газали. Далее имам ар-Рафии на основе книги аль-Газали «Аль-Важиз» написал книгу «Аль-Мухаррар». На основе этой книги имам ан-Навави написал книгу «Аль-Минхадж». И на сегодняшний день «Аль-Минхадж» и толкования к ней являются основными книгами, на которые опираются учёные шафиитского мазхаба.

Последний путь

В 478-м году по Хиджре аль-Джувайни заболел. Его перевезли в селение Буштаникан под Нейсабуром, так как это место отличалось хорошей природой, но имам так и не выздоровел. В ночь на среду, 25 числа месяца Рабиу л-Ахир, после ночного намаза, в возрасте 59 лет, имам аль-Джувайни покинул этот мир.

В ту же ночь его понесли в Нейсабур. Весть о смерти имама мгновенно облетела весь город, и люди начали собираться, чтобы проводить имама в последний путь. Историки пишут, что невиданная доселе скорбь овладела людьми, когда они услышали весть о смерти имама. Отовсюду слышались крики и плач. Народу было так много, что с трудом удалось совершить заупокойный намаз. В среду к заходу солнца имама похоронили в своём доме. По прошествии нескольких лет аль-Джувайни был перезахоронен на кладбище.

Скорбь жителей города была так велика, что люди закрыли рынки и, забросив свои дела, собрались для соболезнования.

Что касается его учеников, которых в то время в Нейсабуре было около четырёхсот, то они разломали свои письменные принадлежности, то есть перья и чернильницы, и целый год провели в скорби, забросив учёбу и другие дела.

Всё это чрезмерное проявление скорби свидетельствует о высоком положении, которое занимал аль-Джувайни в сердцах людей, и о безмерной любви к нему.

Источник: assalam.ru

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.