Сурака ибн Малик – бедуин с браслетами императора Персии

1 Март 2016

Сурака ибн Малик вполне мог остаться в арабской истории как один из многочисленных представителей бедуинского сообщества, незаметно родиться и бесследно исчезнуть. Однако стоило ему лишь раз встретиться с пророком Мухаммадом (мир ему и благословение Аллаха), и его жизнь переменилась до неузнаваемости. Эта встреча превратила его из алчного араба-язычника в хранящего верность данному слову правоверного мусульманина.

Все в погоню

Когда Пророку (мир ему и благословение Аллаха) и Абу Бакру (да будет доволен им Аллах) с Божьей помощью всё же удалось покинуть пределы Мекки незамеченными, курайшиты объявили на них самую настоящую охоту. За их поимку было определено колоссальное по тем меркам вознаграждение – сто верблюдов. Это сообщение в кратчайшие сроки было доведено до большего количества арабских племен, населявших территорию между Меккой и Мединой. Один из гонцов курайшитов с подобной вестью прибыл и в родовое племя Сураки – Бану Мудлидж. Перспектива завладеть сотней верблюдов обострила в Сураке чувство алчности, а в особенности, когда он услышал, что трое человек, по приметам походивших на Пророка (мир ему и благословение Аллаха), Абу Бакра (да будет доволен им Аллах) и их путеводителя Абудуллу ибн Урайкита, были замечены у побережья. С целью дезориентировать своих конкурентов Сурака сообщил, что речь идет о неких людях, которые вышли в путь за утерянным верблюдом. А сам тем временем, повелев своим слугам подготовить путевое снаряжение, отправился в погоню.

«Не огорчайся, Всевышний с нами»

Сурака, будучи искусным следопытом, хорошо ориентировался в пустынных тропах и не сомневался, что ему удастся выйти на след Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и его спутников. Но прежде, чем он их обнаружил, его породистый конь, к собственному удивлению начал спотыкаться и сбрасывать его. Он посчитал, что это странное явление – дурное предзнаменование и чуть было не отказался от своей затеи. Однако на кону стояло сто верблюдов, от которых Сурака не собирался отказываться.

Продолжив свой путь, он наконец-то разглядел на горизонте тех, поимка которых обеспечит ему большой куш. Абу Бакр (да будет доволен им Аллах), заметив преследование, сообщил об этом Посланнику Аллаха, но Пророк, сохраняя полное хладнокровие, сказал: «Не огорчайся, Всевышний с нами». Сурака настырно продолжал погоню, и когда он был уже совсем близок, Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) заплакал. «Клянусь, я плачу не за себя, а за тебя», – сказал он сквозь слезы. На что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) помолвился: «О Аллах! Останови его так, как считаешь нужным». Конь Сураки вновь увяз в песке. Раздосадовавшись своей неудачей и поняв, что ему не удастся осуществить задуманное, Сурака вскрикнул им в след: «О Мухаммад, я знаю, что это твоих рук дело. Так попроси же Всевышнего избавить меня от этого, взамен я обещаю сбить с пути других твоих преследователей». Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сделал дуа, и конь Сураки освободился от песчаного плена. А Сурака остался верен данному им слову и кого бы ни встречал по пути, возвращал обратно.

Браслеты Кисры

Некоторые источники сообщают, что на той ставшей судьбоносной для Сураки встрече Пророк сказал ему: «Как же ты поведёшь себя, когда наденешь на себя браслеты Кисры (императора Персии)?». Слышать подобное от кого-либо в те годы было просто безумием, поскольку арабы даже помыслить не могли, что смогут бросить вызов могущественной персидской империи, а уж тем более одолеть её. Однако Пророки (мир им) не разбрасываются такими заявлениями и если уж говорят, то знают наверняка.

Это пророчество сбылось спустя много лет, во времена правления второго праведного халифа Умара ибн аль-Хаттаба (да будет доволен им Аллах). При нём империя сасанидов была окончательно повержена, а мусульмане унаследовали не только обширные территории Персии, но и получили в своё распоряжение огромное количество их богатства. В числе этих богатств были личные украшения персидского императора Кисры. Когда эти трофеи были доставлены в Медину, халиф Умар (да будет доволен им Аллах), подозвав к себе Сураку (да будет доволен им Аллах) (который к этому времени был уже мусульманином), надел на него браслеты Кисры и сказал при этом: «Скажи – хвала Аллаху, который лишил этого Кисру, ибн Хурмуза, провозгласившего себя господом людей, и наделил им Сураку, ибн Малика – бедуина из племени Мудлидж».

Войско Аллаха

История Сураки ярче всего демонстрирует бесперспективность борьбы с волей Всевышнего, которая несомненно будет доведена до конечной цели и исполнится. Как бы ни пытались мекканские язычники противостоять отъезду пророка Мухаммада в Медину, все их старания оказались тщетными, как пылинка, унесенная ветром. Причём, для этого не потребовалось человеческих ресурсов, вооруженных людей и ангелов с небес. Войско Аллаха повсюду, оно представлено растительным и животным мирами, флорой и фауной. Вооруженные до зубов курайшиты не вошли в пещеру Савр, где укрывались Пророк (мир ему и благословение Аллаха) и Абу Бакр (да будет доволен им Аллах) только потому, что вход в пещеру был затянут тоненькой сетью паутины, а вблизи располагались голуби. Сурака не смог угнаться за Пророком и его спутниками потому, что его конь чудесным образом увязал в песке. Всё это говорит о том, что на борьбу с язычниками Всевышний бросил крошечные силы, и этого войска оказалось достаточно.