Путешествие длиною свыше четверти века

10 Июнь 2017

Путешествия Ибн Баттуты. Часть 1

Ибн Баттута, несомненно, должен быть признан величайшим из всех путешественников, которых знали древний мир и средневековье. Даже достижения Марко Поло бледнеют (если не по их значению для истории культуры и литературы, то по широте охвата и дерзновению) в сравнении с поразительным трудом, которому была посвящена вся жизнь этого любителя путешествий… Не будет преувеличением, если мы назовем этого марокканца величайшим путешественником всех времен до Магеллана».

Немецкий географ Рихард Хенниг

С давних времен марокканский город Фес был одним из крупнейших религиозных и политических центров страны. Особого расцвета достиг он в годы правления султана Абу Инана (1348–1358), здесь возводились прекрасные здания, при дворе султана формировались научные школы, расцветали литература и искусство.

В 1349 году в Фес прибыл некий учёный шейх Абу Абдаллах Ибн Баттута, и вскоре в городе из уст в уста стали передаваться рассказы о его невероятных странствиях по разным странам, о том, что он четырежды совершил паломничество в Мекку, выполнял дипломатические поручения иностранных государей. Неудивительно, что такой человек был приближён ко двору просвещённого султана и с почтением приглашён к нему на службу.

Рассказы путешественника неоднократно слушал и Абу Инан. Осознавая огромную ценность этих сведений и зная, что Ибн Баттута не владеет искусством литературного стилиста, султан дал поручение записать их придворному историку и писателю Ибн Джузаййе. Поручение тот выполнил, закончив литературную запись «Путешествия» в 1355 году. Книге он дал, в стиле тех лет, вычурное, но отвечающее содержанию название: «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах путешествий» («ТухФат ан-нуззар фи гараиб аль-амсар ва ʻаджаиб аль-асфар»). Однако на разных языках мира книга стала известной под названием «Путешествие Ибн Баттуты».

Ибн Баттута родился 24 февраля 1304 года в африканском городе Танжере. Здесь он провёл свои юношеские годы, получил образование. Изучал он науки, видимо, основательно, так как уже в начале своего путешествия неоднократно исполнял обязанности кади — судьи. По возвращении же из странствий Ибн Баттута прослыл большим знатоком юриспруденции, к его имени стали прибавлять лакаб (почётное прозвище) — факих.

В возрасте 22 лет Ибн Баттута решил совершить хадж в священную Мекку и побывать на могиле пророка Мухаммеда в Медине. В Мекке он получил почётный титул хаджи, слушал лекции знаменитых учёных и богословов. Еще трижды он посетит «святой город»; за полстолетия до европейцев он составил его описание.

Первый этап путешествий марокканца связан со странами Ближнего Востока, Восточной и Северной Африки. Это – мусульманское паломничество, посещение традиционных мест, широко известных в то время в арабском мире. Он проплыл по древним морским путям (арабы были знакомы с мореходным искусством ещё в доисламское время) и оставил ценные свидетельства обо всех крупных гаванях, о судах, на которых ему довелось плавать, мореходных инструментах того времени, голубиной почте для связи с родными берегами.

Но в душе его поселилась жажда своими глазами увидеть дальние страны, узнать, как живут там люди. Он желал «посмотреть мир, радуя сердце, увидеть разные диковины, услышать о чудесах, получить обширные познания, познакомиться с интересными людьми, испытать судьбу». По суше, морем, через пустыни и горные отроги преодолевает он на новом этапе путешествий огромные расстояния. Теперь за ним следует караван, нагруженный товарами, едут жёны, наложницы, слуги. Он заключает в пути торговые сделки, иногда поступает на службу к местным правителям.

Ибн Баттута побывал в Сирии, Малой Азии, Крыму, южных областях России, дойдя до Волги, где находилась столица Золотой Орды – Новый Сарай, или Сарай-Берке. В первую очередь его, правоверного мусульманина, интересовало всё, что связано с Исламом. Он стремился посещать мусульманские страны и всячески избегал контактов с «иноверцами».

Интереснейший этап путешествий марокканца — Средняя Азия. К сведениям Ибн Баттуты обращаются многие учёные, занимающиеся вопросами истории и культуры этого региона, ведь в живых и ярких рассказах марокканского странника содержатся данные, которых не найти в других источниках, на которых не задерживали своего внимания местные хронисты. Им воссоздана реалистичная картина политической, общественной, культурной жизни многих стран Средней Азии первой половины XIV века.

Большое внимание уделяет Ибн Баттута сообщениям о местных правителях, духовных лицах и мусульманских святынях, пишет и о потерях, которые нанесли краю монгольские завоеватели. В Средней Азии путешественник широко пользовался гостеприимством ордена Ахи, останавливался в завиях (суфийских обителях), где привечали странников, особенно совершающих паломничество. Он описал многие завии, назвал имена их служителей. Обстоятельно сообщается и о приёмах, что давались в его честь, богатых подарках – эти знаки внимания он рассматривает как признание его учёности, свидетельство уважения к его духовному званию.

Осенью 1333 года Ибн Баттута прибывает в Хорезм. Известнейший арабский путешественник энциклопедист Якут, побывавший в Хорезме во времена его расцвета (1219–1220 годы), накануне монгольского завоевания, писал, что не видел области более густонаселённой и превосходящей Хорезм по благосостоянию. Увы, полчища Чингисхана пронеслись по этим землям чёрным смерчем, разрушили цветущие поселения, истребили жителей. Но к XIV веку, когда здесь побывал Ибн Баттута, Хорезм оправился от разрушений и потерь.

«Это величайший, красивейший, крупнейший город тюрков с прекрасными базарами, широкими улицами, многочисленными постройками и впечатляющими видами. В городе кипит жизнь благодаря большому числу жителей, и он кажется волнующимся морем», – пишет Ибн Баттута о столице Хорезма – Ургенче, который также называет Хорезмом. Подтверждением благочестия жителей Ибн Баттута считает строительство в городе мечетей, медресе, завий. Упоминает он о лечебнице, в которой работает сирийский врач. Особенно подробно рассказывает о завиях близ Хорезма — у могилы шейха Наджма ад-Дина аль-Кубра и соседних с ней.

В доме кади Абу Хафса Умара его поразили красивые ковры, которыми был убран зал, стены, обитые сукном, со множеством ниш, где стояли серебряные с позолотой сосуды и иранские кувшины. Побывал он и в гостях у эмира, подробно описал убранство его дома, пышное угощение, устроенное в честь этого приема, а главное — подчеркнул благочестие его новых знакомых, многочисленные подарки, которые ему поднесли.

Одарили же гостя щедро: большой суммой денег, собольей шубой, подвели ему прекрасного коня. Среди материалов о крае маленьким гимном звучит описание хорезмской дыни: «…нет дынь, подобных хорезмским, за исключением бухарской, за которой следует исфаханская дыня. Кожа её зелёная, мякоть красная, очень сладкая и при этом твёрдая. Удивительно, что её разрезают на куски, сушат на солнце и кладут в корзины, как у нас делают с сушёными фигами и малагским инжиром, и везут из Хорезма в дальние города Индии и Китая. Среди всех сушёных фруктов нет лучше её».

После трех недель пребывания в Хорезме Ибн Баттута направляется на юг, в Бухару. Путь каравана лежал через пустыню и занял 18 дней. Ночи стояли такие холодные, что даже на лошадей приходилось накидывать попоны.

Средневековая Бухара была одним из известнейших городов мусульманского мира, имеется множество свидетельств арабских географов о её великолепии и многолюдстве. Восторженные отзывы оставили об этом городе Ибн аль-Факих, ал-Мукаддаси, аль-Умари. «Я не видел и не слышал, чтобы среди стран Ислама был город, имеющий лучший внешний вид, чем Бухара», – писал упоминавшийся уже нами Якут, побывавший в городе до монгольского нашествия.

Ибн Баттута увидел Бухару другой: «Этот город когда-то был столицей городов, которые находятся за рекой Джайхун, и проклятый татарский Тингиз (Чингиз) разрушил его так, что сейчас его мечети, медресе и базары в развалинах, за исключением немногих. А жители унижены, их свидетельство не принимается в Хорезме и других странах…». Отдельная глава книги так и называется – «Начало татар и опустошение ими Бухары и других городов». Эти описания подтверждаются бухарскими документами XIV века.

Ибн Баттута остановился в предместье Бухары — Фатхабаде, здесь, при могиле святого отшельника Сайф ад-Дина аль-Бахарзи, находился поразивший его своими размерами мавзолей и огромная завия. Шейх этой завии пригласил Ибн Баттуту к себе домой, собрал знатных лиц города, и «чтецы читали Коран прекрасными голосами, а проповедник произнёс речь. Замечательно пели на тюркском и персидском языках. Там у нас прошла самая чудесная ночь».

Чем можно заменить эти живые детали, подробности, сохранившиеся в памяти пытливого и доброжелательного человека! И таких мест в «Путешествии» — множество, потому и считается книга высшим достижением в жанре рихла, то есть географического описания стран, увиденных «собственными глазами». А биографические сведения нередко содержат не встречающиеся в других источниках данные о многих исторических личностях.

Посетив Нахшаб, где находилась резиденция султана Тармаширина, первым из монгольских наместников принявшего Ислам, Ибн Баттута отводит ему отдельные главы

в своей книге: «Султан Мовароуннахра» и «Рассказ о достоинствах султана Тармаширина».

По материалам открытых источников в сети интернет

подготовил Махач Гитиновасов