Приключения йеменца в России

25 Апрель 2014

Интервью с арабом из Йемена, Рафиком Мухаммад Салих аль-Хумайди

Араб из Йемена Рафик Мухаммад Салих аль-Хумайди, физик по профессии, учится в Дагестанском государственном университете. Приехал из Йемена пять лет назад. Окончил здесь магистратуру, после и аспирантуру. Он делится с нашими читателями о своих впечатлениях о России и россиянах, рассказывает о своей учёбе и тоске по Родине.

– Рафик, почему именно Россию выбрали для учёбы?

– С Йемена отправляют в любую страну: в Германию, в Британию, в Америку и др. Я выбрал Россию. Раньше Йемен делился на две страны: южный Йемен и северный. А потом в 90-е годы они объединились. В южном Йемене порядок и система были как в России. У меня два дяди получили образование в России. Один учился в Санкт-Петербурге, а другой – на Украине. Они нам много рассказывали о России. Говорили, что на юге России есть Дагестан, где развит Ислам. Культура, традиции России близки нам, поэтому я и выбрал Россию.

– Оправдались ли Ваши ожидания, оказавшись в России или вы нашли её другой?

– Я нашёл Россию прекрасной страной. Оказалось, что я ничего не знал о ней. Например, нам говорили, что в России нет мечетей, мы не думали, что найдём здесь мечети. В Дагестане очень много мечетей, и они очень красивые. Я влюбился в эту страну.

– Расскажите немного о Вашей студенческой жизни. Полагаю, вначале Вы не знали русского языка?

Когда наша группа из 20-ти человек приехала в Москву в первый раз, мы ничего не знали. Мне было 28 лет. Нас встретили наши земляки из Йемена, пригласили в посольство, там распределили по разным вузам и городам, учитывая наше пожелания – Волгоград, Нальчик, Казань. В Дагестан приехали только четыре человека. Не зная языка, на второй же день пошёл на занятия. Как маленькие дети, сначала учили буквы, а потом слова, вот так и научились. Когда ехали на поезде, мы не могли купить хлеб, потому что не знали языка. Немного знал английский, но всё равно поначалу было трудно.

– Почему именно физику выбрали для изучения?

– У нас в Йемене, конечно, есть университеты, но нет магистратуры и аспирантуры по физике. Профессоров мало. Но проблема не только в профессорах, а ещё и в том, что нет нужных приборов для лабораторий. Поэтому отправляют нас в разные страны.

– После возвращения в Йемен, чем будете заниматься? Будет ли там работа для Вас?

– Да, иншааллах. Я уже числюсь как учитель в школе, преподаю физику в десятом классе. Но когда мы получим документ об окончании аспирантуры, можно будет работать в университете, иншааллах. И ещё зарплата будет больше. Но учиться мы хотели не только ради денег, а ради своего развития, для распространения знаний в своей стране.

– Какое впечатление сложилось у Вас о дагестанском народе?

– Дагестанцы – народ очень приятный, гостеприимный. В Дагестане уже пять лет живу, здесь нахожу поддержку среди мусульман, в любое время к ним можно обратиться за помощью. Мне было интересно узнать, что в таком маленьком крае люди говорят на 30 языках! У нас один язык – арабский, но есть, конечно, и диалекты. А у вас всего 3 млн населения, а языков – 30!

– Вы сказали, что в Дагестане много мечетей, хватает ли у Вас времени на богослужение?

– Конечно, хватает. Пятничный намаз тоже посещаем. Мы не очень часто домой ездим.

– Как Вы оцениваете свою учёбу?

– На хорошо. В магистратуре очень хорошо. Нам помогают руководители, преподаватели. Как иностранец, я не видел никаких проблем. Все к нам относятся очень хорошо.

– Расскажите немного о Вашей семье.

– У меня 12 братьев, машааллах! У нас в Йемене так бывает, но, наверное, не только в Йемене. Я сам женат, и у меня четверо детей: два мальчика, две девочки. Старший сын уже в восьмом классе.

– А семья посещала Вас в России?

– Нет. Я бы хотел жить вместе с семьёй, но трудно. Детям необходимо обучение на арабском языке. И, вообще, материально тоже трудно. Нашей стипендии не хватит на всю семью.

Но мы поддерживаем связь с родственниками. Друзья тоже не дают скучать, мы студенты-иностранцы дружим, например, у нас есть друзья из Афганистана, Индии, Омана, Ирака. Там нас разделяют границы, но здесь мы живём, как одна семья.

– Что можете сказать об Исламе в России, в Дагестане?

– Машааллах, в Дагестане Ислам соблюдают очень хорошо. Особенно сильно это развито в сёлах. У людей крепкий иман. Удивительно прекрасный народ.

– Во многих арабских странах произошли известные события, которые журналисты и политики называют «арабской весной», как они отразились на Вашей стране?

– Наш президент ушёл, проблемы тоже, иншааллах, уйдут. Но остались его последователи, которые создают проблемы. Когда мы объединились в 90-е годы, он взял в руки всё. Вначале возникла проблема с южной частью, они хотели жить отдельно. Сейчас и президент, и премьер-министр из Южного Йемена, как дальше будет, не знаю. Но обстановка пока спокойная.

– В те далёкие времена арабы, Ваши предки, бывали у нас в Дагестане и очень многое сделали для распространения Ислама. В Казикумухе находится зиярат большого учёного, шейха Ахмада аль-Ямани, здесь живёт и род аль-Ямани. Знали Вы что-нибудь об этом?

– Да, я слышал, что есть такой зиярат, но посетить пока не получилось. И слышал, что в Дагестане были люди из Йемена, приехавшие много столетий назад для распространения Ислама. Более подробно я хотел бы изучить эти исторические процессы, мне очень интересно.

– Вы провели 5 лет в Дагестане. Что запомнилось больше всего?

– Запомнились люди, сам город и жизнь в общежитии.

Беседовал  Мухаммад Алимчулов

Похожие материалы: