Смысл и будущее Ислама во взглядах известных мыслителей

22 Март 2016 1580

Признание Единого Аллаха как Правителя обоих миров в Исламе есть основа его диалектической природы. При этом учение Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Алллаха) представляет собой уникальное явление в истории развития человеческой мысли, исходящее от Владыки миров. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Алллаха) смог реализовать величайшую миссию – донести до сознания и душ сотен миллионов людей истину о том, что наш мир есть величественная иллюзия, созданная для испытания людей. Она переливается всеми цветами радуги, радует глаза и струны души, влечёт к себе радостью и счастьем.

Однако мгновение – и от иллюзорной красоты ничего не остаётся – лишь пустота и разочарование. Величие Ислама в том, что он объединяет эти два мира: истинный мир Аллаха и мираж, который мы воспринимаем как реальное бытие. Нам приходится жить в нём, радоваться и печалиться, работать и отдыхать, быть счастливым и страдать, имея чёткое понимание иллюзорности всей «реальности». Главное – участвовать в этом великом «спектакле», поставленном Всевышним и называемом жизнью, не увлекаясь своей ролью.

Задача мусульман заключается в том, чтобы ни на мгновение не забывать о том, что нам предстоит встретиться с нашим Создателем и держать ответ за свою «роль». Такая двойственность и есть основа диалектической природы ислама, которая, к сожалению, доступна лишь немногим.

Даже сам создатель научной диалектики – немецкий философ Георг Гегель – не смог понять истинную сущность ислама как монотеистической религии Аллаха. С одной стороны, мыслитель смог постичь всё величие миссии ислама, содержащего великий потенциал созидания новой нравственности, вызвавшей возрождение культуры и наук. Гегель не сомневался, что мусульмане олицетворяют революционный натиск, последствием которого и стал взрыв интеллектуально-конструктивной энергии мусульман. Однако, с другой стороны, он не увидел будущее ислама. По его мнению, религия Аллаха «истратила себя» фанатизмом и погрузилась в «дремоту». Приговор Гегеля был таков – «…Ислам уже давно сошёл со всемирно-исторической арены и вновь возвратился к восточному покою и неподвижности».

Таким образом, даже великим философам свойственно ошибаться – дальнейшая судьба ислама полностью опровергла прогноз Гегеля относительно будущего религии Аллаха. Если немецкий философ понимал трансцендентную, то есть потустороннюю природу мусульманства, то для русского мыслителя Н. Федорова сущность ислама так и оказалась недоступной. Не вдаваясь в подробности данной религии, а это возможно только при близком ознакомлении с Кораном и Сунной пророка Мухаммада (мир ему и благословение Алллаха), он охарактеризовал её как «фаталистическую», ведущую борьбу против России. Русский философ показал непонимание смысла ислама потому, что мусульмане для него олицетворяли граждан Османской империи, с которой Россия в то время вела войну. Поэтому и сделал вывод Фёдоров, что религия Аллаха есть «религия войны».

А вот его современник, всем известный великий писатель Л.Н. Толстой высоко ставил Ислам. Он писал о том, что если перед человеком поставлен выбор только из двух вариантов: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе, и всякий предпочтёт магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений, и сложных богослужений. Известный русский философ девятнадцатого века Петр Чаадаев в Исламе также видел созидательно-конструктивную силу человечества. По его мнению, «Ислам – одно из наиболее замечательных проявлений Закона. Мухаммад несравненно более заслуживает уважения со стороны людей, чем вся эта толпа бесполезных мудрецов, которые не сумели ни одно из своих размышлений облечь в плоть и кровь и ни в одно человеческое сердце вселить твёрдое убеждение, и которые лишь внесли разделение в человеческое существо, вместо того, чтобы постараться объединить разрозненные элементы его природы».

Всемирно известный немецкий поэт Гёте также проявил понимание истинной сущности Ислама, так как написал: «Вера в единого Бога всегда поднимает дух, поскольку служит критериям внутреннего человека». Как хороший знаток исламского вероучения и психологии, Гете понял, что смысл зикра в том, что «перебирание магометанских четок для восхваления имен Аллаха, отражающих девяносто девять Его качеств, – это великолепное хвалебное молебствование.

Одновременное поминание присущих Творцу утверждающих и отрицающих качеств говорит о непостижимости Его Существа; молящийся удивлён и очарован, покоряется Его воле и успокаивается». Удивительно, однако, немецкий поэт проявил отличное понимание эффективности зикра как великолепного средства гармонизации ума и души, как потрясающего метода лечения психологических болезней, что доказано современной наукой.

Известный современный политолог Семюэль Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизации» одним из первых западных мыслителей заметил новую, набирающую мощь и потенциал геополитическую силу – возрождённый Ислам. По его мнению, огромное количество мусульман обращаются к Исламу как к источнику идентичности, смысла, законности, развития, могущества и надежды, которая была выражена лозунгом «Ислам — вот решение».

Исламское возрождение по своему размаху и глубине — это последняя фаза в приспособлении исламской цивилизации к Западу, попытка найти «решение» не в западных идеологиях, а в Исламе. Как мыслитель, сумевший проникнуться смыслом и функцией религии Аллаха, Хантингтон ассоциировал современных мусульман не с агрессивностью, экстремизмом и терактами, а со стремлением достичь первостепенной цели – модернизации всех сфер личностного и социального бытия. Исламское Возрождение для него это — широкое интеллектуальное, культурное, социальное и политическое движение, распространившееся на весь исламский мир.

При этом исламский «фундаментализм», который часто воспринимается как политический Ислам, является всего лишь одной из составляющих в намного более разностороннем процессе возрождения исламских идей, обычаев и риторики, а также возвращения мусульманского населения к Исламу. Исламское возрождение — это основное направление, а не экстремизм; всеобъемлющий, а не изолированный процесс.

 Известный западный историк Фрэнсис Фукуяма уверен, что мусульмане, преодолев период отсталости и застоя, смогут занять достойное место среди высокоразвитых народов мира. Парадигмой, особым вариантом исламской модернизации, по его мнению, выступает иранский способ вхождения в современное информационное общество, где идёт политика гармонизации традиционной нравственности Ислама и западных технологий. Он пишет: «Будучи первой страной, приведшей исламистский режим к власти, Иран может подать мощный пример всему Ближнему Востоку – и странам за его пределами – если он сам, по своей инициативе, двинется по пути либерализации».

Советские учёные В.Ф. Панова и Ю.Б. Бахтин, создавшие научное исследование «Жизнь Мухаммеда», сумели выйти из жестких рамок материализма. Их труд ознаменовал собой важнейший вклад в формирование истинной картины зарождения и развития учения Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Алллаха), начиная с его детства. Авторы сумели создать по форме художественное произведение, а по содержанию – один из первых в России научных трудов об исламе. Самое главное – на основании изучения массы источников они пришли к единственно верному заключению. Оно выражается в тезисе о том, Пророк (мир ему и благословение Алллаха) основал новое учение, которое вызвало рождение новой культуры и новой цивилизации. Именно мусульманство стало одним из важнейших компонентов прогресса всего человечества.

Перспективы Ислама как одной из мировых цивилизаций наиболее чётко выразил Ричард Белл. Автор теории техногенной периодизации истории народов мира несколько десятилетий назад дал блестящую оценку Западу и Востоку, олицетворяющему ислам. По его мнению, Европа стоит на пороге большого упадка. За блестящим, великолепным фасадом таятся стрессы, безумие, самоубийства, душевные болезни, разврат, употребление наркотиков и алкоголя, разбой, изнасилования, невообразимый рост венерических заболеваний. Взаимная любовь и доверие друг к другу исчезли. Всех панически угнетает страх смерти. Нарушена целостность семьи, оборваны связи между её членами. Правители государств не могут найти выхода из этого положения. Интеллектуальные круги бездействуют в нравственной пустоте. Перед Европой стоит единственный выбор. Единственный путь к спасению. Этот путь – Ислам. Другого выбора нет.

Удивительная способность Белла предвидеть будущее даёт единственно истинную перспективу человечеству, большая часть которого погрязла в атеизме, безнравственности, когда вместо традиционной семьи наступает полная свобода от морально-этических норм и ценностей, веками обеспечивавших развитие культуры. Однако сегодняшний Ислам переживает немалые трудности, вызванные внутренними, а всё больше – внешними предпосылками.

Международные корпорации, которым неугодна нравственность мусульман, сдерживающая их от превращения в поколение зомбированных потребителей, стремятся посеять раскол и хаос в умме мусульман. События на Ближнем Востоке подтверждают эту мысль. Ни для кого не секрет то, что именно правящие круги Запада напрямую развязали «арабскую весну», способствовали возникновению Аль-Каиды, ДАИШ, Джебхат ан-Нусры и других деструктивных организаций, уничтожающих истинный смысл Ислама. Однако наличие диалектической природы и опыта преодоления возникших внутренних неурядиц, внешних вызовов даёт надежду на то, что сотни миллионов мусульман сумеют сохранить первозданную чистоту учения пророка Мухаммеда. От этого напрямую зависит судьба мировой цивилизации, ибо ислам – один из принципиально важных её компонентов, без которого человечество далее развиваться не сможет.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.