Дорога в Багдад. Часть 2

Во главе армии Хулаго поставил самого лучшего своего командира Китбугу Ноена. Помимо опыта и высоких командирских качеств Китбуга был христианином, что дало ему возможность более свободно взаимодействовать с присутствующим в составе монгольской армии христианским контингентом, состоящей из армян, ведомых своим царем, французов из Антиохии и грузин, которые желали отомстить за разрушения Тбилиси Хорезмшахом несколькими десятилетиями ранее. В итоге действиями этой многочисленной армии руководили самые опытные командиры за всю историю монголов: Хулагу, Китбуга и Байджо.

Хулаго также отправил письмо к правителю Антакии Боэмунду VI, в котором запросил у него военную помощь. Однако тот не смог явиться по причине того, что ему было необходимо пересечь всю территорию Шама, чтобы встретиться с монголами. Но его армия стояла в полной боевой готовности, и после падения Багдада он принимал активное участие в завоевании Шама, в том числе и в осаде Алеппо.

Хотя Боэмонд не смог участвовать в походе на Багдад, но правитель Дамаска Насыр Юсуф отправил своего сына, а правитель Мосула Бадруддин Луълуъ – военный отряд для участия в походе на столицу мусульманского халифата вместе с армией Хулаго.

Несмотря на малочисленность, участие этих двух отрядов имело большое значение. Наличие в армии монголов мусульман, которые вместе с ними участвуют в войне против мусульман, якобы подразумевало, что иракцы в союзе с монголами учувствуют в военной операции по «освобождению Ирака». А на самом деле это означало, что эти правители продали все обмен на сохранение своего престола, некоторое количество дирхемов или же просто сохранение своих жизней.

Огромное монгольское войско, в состав которого входили все вышеперечисленные отряды и боевые соединения, начало свое движение из Персии в сторону Ирака. Итак, Хулагу сделал первый шаг на тропе войны и поставил перед своим войском первые тактические задачи.

После изучения театра военных действий Хулаго сделал вывод, что шииты-исмаилиты, расположенные в горной местности на западе Персии и на востоке Ирака, могут представить определённую опасность для продвижения монгольской армии. Исмаилиты-низариты (известные как «Ассасины»), прославившиеся своим военным мастерством, имели укрепленные крепости, не соблюдали договорённости и не выполняли гарантии. На тот момент между исмаилитами и Аббасидским халифатом был серьёзный конфликт. Более того, исмаилиты ранее предлагали свою помощь монголам против Хорезмшаха, и они были лицемерами, которые всегда примыкали более сильной стороне.

Несмотря на все это, монголы не могли чувствовать себя в полной безопасности, оставляя за спиной хорошо вооружённую опытную армию исмаилитов. Ибо исмаилиты могли причинить серьезные препятствия продвижению монгольской армии. Более того, между монголами и исмаилитами была кровная месть тридцатилетней давности, когда во время Персидского похода Чингисхана исмаилитами был убит один из его сыновей Чагатай. Монголы, конечно, не забыли об этом, ибо это касалось сына великого Чингисхана, который был основоположником монгольской государственности. Помимо этого, все командиры и правители монголов были из династии Чингисхана, следовательно, месть за его сына каждый из них считал своим личным делом, делом чести. Более того, в каждом военном походе в этом направлении в составе монгольских войск всегда принимал участие сын Чагатая, дабы лично свести счёты с убийцами своего отца.

Учитывая всё это и во исполнение приказа Верховного Хана Мунке, в котором указывалось стереть исмаилитов с лица Земли, Хулагу принял решение окончательно покончить с ними.

Многочисленные монгольские полчища двинулись в сторону столицы иранских исмаилитов-низаритов на неприступную крепость Аламут (замок Хассана Саббаха — горная крепость на высоте 2163 метра на стыке Талышских гор и центрального Эльбурса, в иранском остане Казвин, примерно в ста километрах от Тегерана). После непродолжительной осады в 1256 году крепость была взята монголами без боя.

Увидев несметные монгольские войска, имам исмаилитов Рукнеддин Хуршах изъявил желание лично встретиться с Хулагу. Ради экономии драгоценного времени Хулагу согласился на встречу с ним, ибо эта война с исмаилитами представляла собой маленький привал на пути к главной цели – Багдаду. После встречи с Хулагу Имам Рукнеддин Хуршах, выразивший полную покорность, надеясь на милость победителей, открыл монголам ворота своей резиденции — Меймундиза. Также по требованию Хулагу он разослал гонцов с приказом о капитуляции во все концы своего государства. Около 40 комендантов крепостей выполнили его волю и сдались монголам. Но командир гарнизона Аламута не пожелал сдаться и некоторое время оказывал сопротивление. Считавшаяся неприступной твердыня Аламут сдалась, все защитники и жители крепости были убиты, а саму крепость разграбили.

После этого Рукнеддин Хуршах попросил о встрече с верховным ханом Мунке, и Хулагу выполнил его просьбу. В сопровождении отряда монгольских воинов Хуршах прибыл в столицу монгольского государства, но Мунке посчитал Хуршаха недостойным для встречи с верховным ханом и отказал ему в аудиенции. Далее последовал приказ доставить его обратно в Персию. По дороге в Персию, согласно тайному указанию Мунке, Рукнеддин Хуршах был убит монгольскими воинами, которые сопровождали его.

После убийства Хуршаха Хулагу начал одну из самых гнусных военных авантюр. Под предлогом присоединения к монгольским войскам, идущим на Багдад, исмаилитам было предложено собрать все свои военные силы. Не подозревавшие ничего плохого исмаилиты собрали своих воинов со всех областей и выразили готовность объединиться с армией Хулаго, но монголы не собирались брать в свои ряды вероломных «союзников» ассасинов. Далее Хулагу сделал с исмаилитами то, ради чего и собрал их – устроил кровавую бойню. Были убиты все, кто попал под руку монголов. Таким образом, в 1256 году (655 г. по хиджре) было покончено с государством исмаилитов. Дорога в Багдад была очищена от всех препятствий. Дорога была открыта для безопасного продвижения монгольской армии.

Многочисленные монгольские войска начали свое наступление на столицу Аббасидского халифата. Крупномасштабный ближневосточный поход Хулагу приближался к свой кульминации. Это означало, что до падения столицы исламского мира остались считанные дни.

Продолжение следует…

Смотрите также:

Дорога в Багдад. Часть 1