Осада Миафаркина

6 Апрель 2017

Опустошение Шама монголами. Часть 2

Решение этих проблем Хулагу начал самими простыми и лёгкими путями. Он отправил посла, который должен был отговорить Камиля Мухаммада от идеи военного противостояния монголам и призвать его сдаться и вступить в ряды правителей, которые выразили покорность Хулагу. В выборе посла Хулагу также проявил проницательность. Он отправил к Камилю Мухаммаду посла не из числа монголов, а арабского христианина, священника Якуба. С одной стороны, этот посол на понятном Камилю Мухаммаду арабском языке мог рассказать всё, что хотел сообщить ему Хулагу, а также поведать о силе и могуществе монгольской армии; с другой стороны, посол был христианином, и это могло обратить внимание Камиля Мухаммаду на то, что и христиане помогают монголам в этом деле. Следовательно, это было важным стратегическим шагом со стороны Хулагу.

Если посмотреть на географическое местонахождение султаната Миафаркина на востоке Турции, мы видим, что на востоке он граничит с христианской Арменией, которая была союзником монголов. На северо-западе Миафаркин граничит с христианской Грузией, которая также была союзником монголов.

Таким образом, Камиль Мухаммад Аль-Аюби стал маленьким мусульманским островом, окружённым страшными врагами, лицемерами, язычниками и их агентами: с востока христианская Армения; с северо-запада христианская Грузия; с юго-востока эмират Мосула, который был агентом монголов; с запада государство сельджуков, которое также было агентом монголов; с северо-запада эмират Алеппо – тоже агент монголов.

Поэтому его положение оставалось самым что ни на есть серьёзным.

А вот Камиль Мухаммад, несмотря на всё это, взял и убил монгольского посла. Хотя достойные люди не убивают послов, но Камиль Мухаммад поступил так, чтобы этим объявить войну Хулагу, и чтобы это было небольшим бальзамом на душу мусульманам и местью за миллион человек, убитых монголами в Багдаде.

Убийство священника Якуба было ясным посланием к Хулагу от Камиля Мухаммада, после которого тот уяснил для себя, что он войдет в Шам только после того, как покончит с Камилем Мухаммадом. («Джихад аль-мамалик», 753)

Поэтому Хулагу не стал долго ждать и немедленно начал подготовку огромного войска, во главе которого поставил своего сына Ашмута. Как только правитель Мосула открыл коридор для продвижения монгольской армии, они выдвинулись в сторону Миафаркина.

Сын Хулагу Ашмут во главе огромного войска начал своё движение к одному из самых важных укреплений Миафаркинского султаната, к городу Миафаркин, в котором укрепился сам Камиль Мухаммад. Всю свою армию Камиль Мухаммад собрал в этой крепости. Такой тактический ход был сделан не зря: если бы его армия встретилась с монголами в любом другом месте междуречья, она не смогла бы противостоять им.

Монголы сразу по прибытии в Миафаркин взяли город в осаду. При помощи прибывших из Армении и Грузии христианских войск, которые расположились с восточной стороны города монголам удалось замкнуть круг вокруг города. Это ужасное событие произошло в месяце Раджаб, 656 года по хиджре, через четыре месяца после уничтожения Багдада. («Зайль мират аз- аман», 2/76)

Миафаркин с доблестью встретил нашествие монголов и оказал им жестокое сопротивление. Сам амир Камиль Мухаммад также проявлял редкую отвагу, этим он и ободрял, и придавал смелость своему народу. Он был благородным человеком в мирное время, храбрецом во времена, когда другие люди стали малодушными, весьма понятливым человеком в то время, когда не осталось никого, кроме невежд и глупцов!

Предполагалось, что во время трудной осады все близлежащие султанаты подадут Миафаркину руку помощи и окажут всяческую поддержку. Но этого не случилось. Никто не подвозил в осажденный город ни оружие, ни провизию, ни медикаменты. Правители этих территорий предпочли мусульманам – своим братьям, сёстрам, сыновьям, дочерям, отцам и матерям – соблюдение установленного монголами нового государственного порядка. Как ни удивительно, такими же были действия и простого народа!

Несмотря на то, что их братья по вере и крови находились в безвыходном положении, вместе с правителями молчал и простой народ, не выражая даже солидарность с осаждёнными, не говоря уж о посильной помощи и поддержке. Конечно же, это молчание было следствием происходивших в то время разных событий и фактов.

Во-первых, простой народ не сильно отличался от своих правителей, ибо народ так же сильно желал остаться в живых, любой ценой, даже потеряв свободу, честь, достоинство и другие общечеловеческие ценности.

Во-вторых, повсеместно проводилась постоянная работа по «промывке мозгов» всему народу, в ходе которой простых людей уверяли в мудрости проводимой их правителями политики и в их добрых намерениях. Более того, они обвиняли Камиля Мухаммада, который защищал своё достоинство, достоинство своего народа и всех мусульман, в том, что он подвергает опасности весь свой народ.

Наверное, в таком положении одни из них говорили: «Будет лучше, если Камиль Мухаммад оставит войну и сохранит свой народ от гибели». Другие говорили: «Если Камиль Мухаммад сдаст оружие, проблема сама собой решится, но он не желает делать этого и тем самим ввергает весь народ Миафаркина в пучину бедствий и страданий».

В это время Хулагу рассылал многочисленные письма, в которых говорилось, что монголы не имеют в этом городе никакой иной цели, кроме свержения правителя Камиля Мухаммада. Что же касается жителям Миафаркина, то к ним нет никакой вражды и ненависти – «Мы только желаем жить с вами в дружбе и добрососедстве». Эта огромная работа по промывке мозгов утихомирила воодушевление народа и уничтожила их достоинство.

В-третьих, тех, кого не удалось убедить добрыми словами, красивыми наставлениями, тех, кто не поддавался промывке мозгов, убеждали с помощью острого меча.

Таким образом, практически всё население близлежащих к Миафаркину территорий полностью привыкло к насилию, притеснениям и унижениям со стороны властьимущих и невольно «акклиматизировалось» к такому порядку.

Смотрите также:

Опустошение Шама монголами. Часть 1