Опустошение Шама монголами. Часть 1

30 Март 2017

Как бы ни было печально для мусульман, столица исламского мира вместе с халифом и мусульманским государством была уничтожена и опустошена монголами. После сорокадневной беспощадной бойни в Багдаде Хулагу вывел монгольскую армию из города. Далее каждая сторона военных действий – монголы, христиане и мусульмане – начала наводить порядок в своих рядах.

Что касается самого Хулагу, то он прямо из Багдада отправился в Хамдан, город в Персии. После Хамдана он отправился в крепость Шахи, расположенную на берегу озера Урмия на северо-западе современного Ирана. В эту крепость Хулагу перевёз огромные сокровища, награбленные в аббасидских дворцах, в мусульманской казне, а также в домах купцов и других состоятельных жителей Багдада. Когда Хулагу отходил из Багдада, он, конечно же, оставил в городе небольшой монгольский гарнизон.

После этого предводитель монголов стал размышлять о следующем своём шаге в деле уничтожения исламского мира. Несомненно, следующим в очереди после Ирака должен был стать Шам. Поэтому Хулагу начал с изучения положения дел на этих территориях, благодаря чему он узнал слабые и сильные точки этих областей исламского мира. В это же время некоторые мусульманские правители Шама подтвердили свою верность монголам. Официальные делегации этих правителей, прибывшие выразить свою верность монголам, сменяли друг друга во дворце Хулагу.

Несмотря на то, что кровь более миллиона убитых монголами в Багдаде мусульман ещё не высохла, правители не видели никакого унижения в заключении союза с монголами и в выражении верности Хулагу. Они оправдывали свои позорные действия так: «Пока Хулагу находится на безопасном расстоянии, будет лучше делать то, чем мы можем обезопасить себя от него, ведь это лучше, чем остаться ни с чем».

Нет сомнения и в том, что те правители, которые заключили союз с Хулагу, были безмерно рады тому, что они не участвовали в защите Багдада на стороне Аббасидов. Более того, каждый из них выставлял себя перед своим народом мудрым правителем, спасшим своих подданных от бедствий войны.

«Отважные» правители мусульман спешили заключить союз со своим новым «другом» Хулагу: правитель Мосула Бадруддин Люлу; правители Анатолии (центральная и западная Турция) Кейкавус II и Клыч Арслан IV; правитель Хомса Аль-Ашраф Аль-Аюби; правитель Алеппо и Дамаска Ан-Насир Юсуф (внук Великого Салахуддина Аль-Аюби).

Все эти эмиры и правители представляли большую часть территорий северного Ирака, Шама и Турции. Следовательно, все проблемы Хулагу относительно завоевания этих территорий автоматически были решены. Мусульманские города открывают перед Хулагу свои врата без всяких усилий с его стороны. Однако, несмотря на это, у Хулагу появились некоторые проблемы.

Первую проблему для него представлял один из аюбидских правителей, который не подтвердил свою верность монголам и не стал заключать союз с Хулагу. Более того, он решил до последнего воевать против монголов. Конечно же, для Хулагу этот правитель стал своего рода «террористом», который хотел раскачать стабильную обстановку в регионе.

Этим отважным мусульманским правителем, который не потерял свою честь, достоинство и сохранил свою религию, был амир Аль-Камиль Мухаммад Аль-Аюби (576-635 гг. по хиджре) – правитель Миафаркина (нынешний Сильван). («Тарих мухтасар ад-дуваль», 266). Город Миафаркин расположен в восточной части современной Турции, к западу от озера Ван. Армия Камиля Мухаммада господствовала над восточной частью Турции и на севере междуречья. То есть северо-запад Ирака и северо-восток Сирии находились под его контролем.

Если внимательно посмотреть на карту Шама, то, чтобы завоевать Сирию, несмотря на полное повиновение и покорность большинства правителей Шама, Хулагу был вынужден пройти через территории, подконтрольные Камилю Мухаммаду. Поэтому волей-неволей монголы сначала должны были взять Миафаркин. А то, что Миафаркин был хорошо защищённым городом, расположенным между горными хребтами, и все мусульманские народы региона сплотились вокруг этого «бунтовщика», усложняло задачу моголам в разы.

Вторую проблему, хотя она по сравнению с первой была незначительной, представляли те же самые мусульманские правители, которые выразили покорность Хулагу. Проблема заключалась в том, что они хотели остаться на своих местах и самостоятельно (автономно) править своими государствами под покровительством монголов. А Хулагу, естественно, хотел полного господства над этими территориями, назначая и отстраняя тех правителей, которых пожелает. Ведь Хулагу никого, даже правителей мировых держав, не считал равным себе, что говорить об этих удельных региональных эмирах.

Как мы знаем, Хулагу был достаточно проницателен и начал решать проблемы по мере их поступления. Он прекрасно понимал, что важнее всего первым делом покончить с Камилем Мухаммадом Аль-Аюби. Только после этого у него будет возможность двигаться вглубь Шама. А далее мелкие султанаты Месопотамии и Сирии не представляли для Хулагу никакой опасности, и справиться с ними было проще простого.

Продолжение следует…

 

Смотрите также:

Осада Багдада

Как главный визирь халифата готовил Багдад к «обороне»

Последние переговоры перед падением Багдада

Капитуляция Халифа Аль-Му’тасима

Потери Багдада от нашествия монголов и смерть халифа

Как монголы уничтожили культуру Багдада

Что же сделали монголы с Большой библиотекой Багдада?