Покорение Египта

10 Апрель 2017

Часть 1

Покорение Египта и присоединение его к исламскому государству стало продолжением завоевательных походов мусульман на Византийском фронте. После освобождения Шама от византийского ига завоевание Египта стало политической неизбежностью, поскольку его территория, находившаяся в вассальной зависимости от Византии, представляла серьёзную угрозу для сохранения мира и стабильности в регионе. Сподвижник Пророка Амр ибн Аль-'Ас (да будет доволен им Аллах), знавший о Египте непонаслышке, предложил халифу Умару (да будет доволен им Аллах) бросить силы на завоевание этой богатой по африканским меркам страны.

Умар, прежде всего как руководитель исламской общины, считал, что этот поход может дорого стоит мусульманам. В своём беспокойстве он, разумеется, был прав, ведь мусульманам пришлось бы столкнуться с неизведанной и раздробленной Африкой. К тому же, территория Шама в любой момент могла поднять бунт, а мусульманские гарнизоны могли оказаться в крайне затруднительном положении. Халиф заботился о своих подданных и понимал всю ответственность, возложенную на него. Всё же Амру удалось убедить халифа в важности североафриканского вояжа для будущности Ислама, и он дал добро на этот поход.

Получив распоряжение о военном походе, Амр двинулся в Египет с малочисленным войском, доходящим всего лишь до 3500 человек. Этих сил для обширных военных действий на территории Египта явно было недостаточно, и халиф отправил ему на подмогу четырехтысячное войско, которое возглавляли четыре видных сподвижника Пророка – Микдад ибн аль-Асвад, Убада ибн Самит, Масляма ибн Мухаляд и Хариджа ибн Хузафа (да будет доволен ими Аллах). Общим командующим был назначен сподвижник, которому ещё при жизни был обещан Рай – Зубайр ибн аль-Аввам (да будет доволен им Аллах). Подчеркивая особый статус этих сподвижников, халиф в своём письме Амру написал: «Я отправляю тебе в помощь четырехтысячное войско, каждую тысячу которого возглавляет человек, равноценный тысяче людей».

Битва за Вавилон

Оказавшись на египетской земле, мусульмане столкнулись с мощными оборонительными редутами египтян. Но судьба Египта фактически решалась в боях за два важнейших города исторического значения – Вавилон и Александрию. Вавилон, расположенный в дельте Нила, был хорошо укрепленным городом-крепостью, и взять его малой кровью было практически невозможно. Ситуацию усугубляло и то, что по периметру Вавилона были вырыты окопы, что говорило о том, что осада может затянуться не на один месяц. Так оно и произошло на самом деле. Осада длилась семь месяцев, и, судя по настрою египтян, это было не пределом. Их моральный дух поднимал сам правитель Мукавкис, находившийся с ними в гуще событий.

Мукавкис, будучи благоразумным человеком, понимал, что осада истощает их ресурсы и что всему этому есть логический конец, причем плачевный для обороняющей стороны. После некоторых консультаций на верхах было решено инициировать мирные переговоры. С этой целью Мукавкис направил в лагерь мусульман своих гонцов, от которых в течение нескольких суток не было никакой весточки. Как выяснилось позже, задержка гонцов преследовала конкретную цель – продемонстрировать им житие мусульман и их скрупулёзное отношение к религии. И эта задумка Амра возымела успех.

Гонцы были поражены увиденным и, вернувшись к Мукавкису, сказали: «Мы увидели людей, которые отдают предпочтение смерти над жизнью, скромности – над высоким положением. Никто из них не имеет страсти к мирским благам, они садятся на голую землю и едят, сидя на коленях. Их амир ничем не отличается от общей массы, невозможно отличить знатного от раба. Они моют свои конечности водой и бывают смиренны в молитве». Услышав такое откровенное признание от своих послов, Мукавкис сказал: «Мне кажется, если эти люди захотят свернуть горы, то у них это получится. Никто не в состоянии противостоять им».

За подобное восхищение противником американский историк Вашингтон Ирвинг подвергает Мукавкиса жёсткой критике, обвиняя его в двуличии и не в последнюю очередь упоминания его религиозные разногласия с ортодоксальной церковью. По его словам, именно это обстоятельство стало определяющим в сдаче Вавилона мусульманам.

Сложно упрекнуть Мукавкиса в малодушии, ведь переговоры были санкционированы им лишь тогда, когда он потерял надежду на помощь извне. К тому же, на мирный исход Мукавкис пошёл после того, как вывез большую часть имущества византийцев из Вавилона. Мукавкис не хотел резни и напрасных человеческих жертв. Он знал о гуманности арабов и был уверен, что они не кровожадные убийцы.

Заключив мирное соглашение с мусульманами на условиях выплаты налога (джизьи), он отправляется в Александрию и уже постфактум пишет письмо императору. Император в свою очередь остается крайне недовольным инициативой Мукавкиса и требует от него, заручившись поддержкой византийцев, продолжить сражение. Но тот остаётся верен своему слову и подтверждает свою приверженность мирному союзу. Для этого Мукавкис предлагает Амру ряд своих условий; одно из них – похоронить его в церкви под названием «Абу Ханш». Амр с этим всецело соглашается.

Такие тёплые отношения, возникшие между мусульманами и египтянами, не были разовой вспышкой, а имели глубокие корни, берущие своё начало ещё со времён Пророка. Тогда Мукавкис, получив письмо Пророка, отказался принимать Ислам, но одарил его ценными дарами. Добро имеет свойство рано или поздно возвращаться. И уже при полномасштабном наступлении на Египет дочь Мукавкиса, оказавшись в осаждённом Билбисе, была с почестями возвращена Амром к своему отцу.

Но таких красивых историй, к великому сожалению, на войне бывает крайне мало, на войне как на войне, тут свои законы, они суровы и жестоки. И мусульманским войскам тоже предстояло преодолеть немалый путь к овладению Египтом. Прежде всего, было необходимо взять Александрию…

Продолжение следует...

Хаджимурад Алиев