Как Кутуз укрепил армию Египта к встрече с монголами. Часть 1

24 Август 2017

Сайфуддин Кутуз начал интенсивно готовиться к встрече с монголами. В это время армия Египта представляла собой разрозненные отряды мамлюков, которые подчинялись только своим командирам. Как Кутуз вышел из этого сложного положения и подготовил сильную армию, способную противостоять монгольскому нашествию? Об этом мы узнаем из этой статьи.

Когда Кутуз, используя свои качества и рассказывая о высоких целях, которые он поставил перед собой, собирал вокруг себя командиров и учёных, он не отвлекался от административной работы и управления страной. Он постоянно работал над расширением своего влияния во всех слоях государственного управления и над укреплением власти.

В ходе этой работы он снял с должности визиря Ибн бинт Аль-А’изза, который был известен своей верностью Шаджар ад-Дурр. («Ан-Нуджум аз-захирафи мулук Мисра ва Аль-Кахира», 7/42)

На его место Кутуз назначил другого визиря – Зайнуддина Якуба ибн Абдуррафи’, которому он мог доверять во всём. Командиром армии он поставил Фарисуддина Актая Ас-Салихи-младшего. («Зайль миръат аз-заман», 3/250)

Он сделал это, несмотря на то, что Актай относился к мамлюкам-бахритам. Кутуз заметил в нём необходимые для военного дела навыки и командирские качества, которые являются лучшими чертами любого руководителя. Естественно, младший Актай – это не тот Фарисуддин Актай, который ранее (до Рукнуддина Бейбараса) был командиром мамлюков-бахритов. Фарисуддин Актай-старший был убит в 652 году по хиджре за шесть лет до этих событий.

Кутуз вернул себе доверие воинов, передав руководство армией человеку, который заслуживал этого, закрыв глаза на то, что он был мамлюком-бахритом. Это действие Кутуза лишний раз доказало его беспристрастность во власти и его политическую проницательность.

Этим он хотел переманить на свою сторону всех мамлюков-бахритов, в том числе и тех, кто разбежался по разным городам Шама и Турции. Все знали, что если они перейдут на сторону Кутуза, это приведёт Египет к стабильному внутриполитическому положению и укрепит шаткое состояние египетской армии.

Далее Кутуз задержал главарей смуты, которые готовились в ближайшее время совершить покушение на Кутуза и захватить власть в стране, после чего положение в Египте относительно успокоилось.

Кутузу было известно, что в то время людей не волновал вопрос джихада, все были заняты собственными проблемами, поэтому он дал указание визирю Зайнуддину и командиру Фарисуддину Актаю подготовить армию и привести в порядок их ряды. И они вместе со всеми жителями страны приступили к выполнению поставленной перед ними задачи.

Этим Кутуз сделал ещё один политический шаг к стабилизации внутриполитического положения в стране. Он занял народ подготовкой к джихаду, а сам занялся тем, чем и должен заниматься правитель: установлением порядка внутри страны; защитой страны от внешних врагов; заботой о проблемах населения и защитой их прав. Он показал, что у правителя есть иные заботы, кроме сбора имущества, обеспечения сохранности трона и его передачи по наследству своим детям и внукам.

Таким образом, положение в стране получило определённую стабильность, население, власть и армия занялись одним общим делом. Этот политический шаг Кутуза имел огромное значение в деле создания стабильного мусульманского общества.

Всеобщая амнистия

Следующим шагом Кутуза в деле укрепления власти в Египте и подготовки к войне против монголов было очень мудрое и дальновидное решение: он издал приказ об общей амнистии для всех мамлюков-бахритов. Этот шаг ещё раз показал высокие нравственные качества Кутуза.

Амнистия не была политической уловкой, которая была предпринята ради определённой цели. Объявление амнистии не было чем-то вроде «медового месяца», который будет продолжаться до определённого момента, пока положение в стране не стабилизируется. Это было сделано с целью добиться реального примирения и улучшения положения в стране. Это было блестящим решением, которое качественно отличалось от решений других правителей, ничего не понимающих в делах реальной политики.

Кутуз же, в отличие от многих политиков, действовал только в интересах государства и только ради довольства Всевышнего. Он всегда поступал во благо общества, даже тогда, когда это могло угрожать его трону и пребыванию во власти.

За шесть лет до тех событий, в 652 году по хиджре, когда был убит предводитель мамлюков-бахритов Фарисуддин Актай, между ними и мамлюками-муиззитами возникла смута. Этот конфликт достиг апогея после убийства мамлюкского правителя Аль-Му’иза ‘Иззуддина Айбека, а затем и его жены Шаджар ад-Дурр.

Дело дошло до того, что большинство мамлюков-бахритов во главе с их предводителем Рукнуддином Бейбарсом сбежали из Египта в разные эмираты Шама. Некоторые из них стали даже уговаривать правителей Шама напасть на Египет с целью отомстить мамлюкам-муиззитам.

А когда Кутуз стал правителем Египта, он издал указ о полной амнистии для всех мамлюков-бахритов и призвал их вернуться на свою родину, в Египет. Как было сказано выше, это было очень продуманным политическим и стратегическим шагом со стороны Кутуза.

У армии Египта, которая состояла из малюков-муиззитов и прочих отрядов, не было достаточно сил, чтобы противостоять монголам. Несомненно, мамлюки-бахриты представляли собой огромную военную мощь.

Это были отряды, имевшие за плечами обширный боевой опыт, многие из них участвовали в сражениях с крестоносцами. Поэтому присоединение мамлюков-бахритов к египетской армии намного усилило бы её боеготовность и военную мощь. Следовательно, такая армия смогла бы не только защищаться, но и нападать на монголов.

Никто не станет оспаривать тот факт, что объединение всегда приводит к успеху, а споры между собой и борьба приводят к провалу и поражению. И Кутуз прекрасно понимал это, потому и пытался всеми силами объединить отряды мамлюков.

Продолжение следует….

Мухаммад Султанов