Последние дни Багдада

1 Декабрь 2016

Дорога в Багдад. Часть 3.

Перед тем, как начать самое крупномасштабное сражение в истории монголов, Хулагу собрал военный совет, который также можно считать самым важным военным советом в истории монголов. На этом совете и было принято решение начать наступление на столицу исламского халифата Багдад.

Хулагу был обеспокоен тем, что могут случиться всякие неожиданности, особенно со стороны присоединившихся к монголам командиров мусульманских военных отрядов. По этой причине за ними было организовано особое наблюдение. К сожалению, Хулагу зря опасался за командиров мусульманских отрядов, ибо ни у одного из них не было намерения предать его. Наоборот, все они вместе с монголами рвались на Багдад.

Этот, последний перед наступлением, военный совет монголы провели в персидском городе Хамадан, который находится на расстоянии примерно 450 километров от Багдада. На этом совете Хулагу также объявил свое решение разделить монгольскую армию на три части:

первую армию, которая является главной частью монгольской армии, возглавил сам Хулагу. К этой армии также должны были присоединиться отряды, которые отправил правитель Золотой орды Хан Батый и отряды, прибывшие из Армении. Задачей первой армии было пересечение горной местности на западе Персии через город Керманшах, своевременное прибытие в Багдад и осада города с восточной стороны;

вторую армию, которая будет левым крылом монгольской армии, возглавил самый лучший командир Хулагу, Китбуга. Эта армия должна была также самостоятельно, отдельно от других частей монгольской армии, отправиться в Багдад. Целью раздела армии на три части было введение в заблуждение мусульманской разведки, чтобы они не смогли определить точную численность монгольской армии. Помимо этого, дороги, ведущие в Багдад, не имели такую пропускную способность, чтобы одновременно обеспечить передвижение всей многочисленной монгольской армии. Перед второй армией стояла задача прибыть в Багдад с южной стороны и осадить город, соответственно, с юга и юго-востока.

Несмотря на то, что до Багдада еще оставалось порядка 450 километров, Хулагу старался скрыть свою огромную армии от аббасидских лазутчиков, если вдруг они окажутся где-то рядом. Однако Аббасиды и их разведка обнаружили армию монголов только на расстоянии нескольких километров от Багдада;

третья же армия состояла из частей, отправленных в Европу, и стояла в Анатолии (на севере Турции). Эта армия под командованием знаменитого монгольского полководца Ноена Байджо должна была подойти к Багдаду с северной стороны и, осадив город с северной стороны, замкнуть круг вокруг Багдада.

Однако перед этой армией стояли весьма трудные проблемы. Во-первых, она должна была прибыть в намеченное место одновременно с остальными монгольскими войсками, несмотря на то, что в то время не было средств для передвижения и связи, кроме лошадей и тому подобного. Если третья армия прибудет раньше Хулагу, она могла встретиться с аббасидской армией. А если она опоздает, то Хулагу мог оказаться в таком же положении. Однако благодаря точным расчетам и опыту Байджо, третья армия прибыла в пункт назначения в намеченное время согласно графику. Во-вторых, третья армия, чтобы прибыть в Багдад, должна была пройти огромное расстояние: 500 километров по территории Турции, а затем еще 500 по территории Ирака. А эти все земли были территориями мусульман. То есть чтобы прибыть в Багдад, эта армия должна была пройти тысячу километров по исламским землям, что могло иметь определенную опасность.

Однако никакой опасности эта дорога для монголов не представила. Более 95 процентов этого «опасного» пути Байджо со своей армией прошел незаметно для Аббасидов и на расстоянии 50 километров от Багдада Байджо застиг их врасплох. Так же, как и Байджо, аббасиды заметили Хулагу, когда обеим армиям осталось до Багдада расстояние, которое можно пройти примерно за один день.

Как-то можно предположить, что армию Хулагу по пути следования трудно было обнаружить, ведь она продвигалась по горным территориям, большая часть которых находился под контролем монголов. Но как можно было не заметить Байджо до тех пор, пока он не приблизился к Багдаду на такое близкое расстояние?

Это можно объяснить тем, что такой быстрый прорыв Байджо по мусульманским территориям был следствием уже случившихся бед. Во-первых, на этих территориях полностью отсутствовала разведка Аббасидов, более того, армия Аббасидов не имела представления о ведении войн, а их командование не владело даже минимальными навыками искусства военной стратегии. Во-вторых, здесь немалую роль сыграло предательство (другими словами, государственная измена) мусульманских правителей Анатолии и Мосула. Это предательство открыло монгольским войскам все двери на их пути в Багдад. Поэтому монгольская армия и прошла по этим землям спокойно, как на прогулке, не встретив на всём пути следования ни одного очага сопротивления.

Дабы не обратить на себя внимания, Байджо, вопреки своему обычаю, ни разу не вступил в бой на своем пути с местным населением тех территорий, а они, в свою очередь, боясь причинения вреда, сторонились монгольской армии. Также никто не осмелился передать Аббасидам сведения о передвижениях Байджо, опасаясь его мести.

Это было большим предательством перед всей исламской уммой со стороны правителей Анатолии Куйкавуса II и Клыч Арслана IV. Но предательство правителя Мосула Бадреддина Лулу было величайшим в своем роде. Бадреддин не ограничился только предоставлением свободного коридора для продвижения монголов, но и отправил вместе с ними отряд для помощи в «освобождении Ирака» из-под власти мусульманского халифата. Стоит отметить, что Бадреддину Лулу на тот момент было более восьмидесяти, а по некотором данным, полных сто лет; несмотря на свой преклонный возраст, этот человек совершил такое гнусное предательство. Также стоит отметить, что он умер через несколько месяцев после тех событий.

Тем временем в Багдаде…

Можно сказать, что на тот момент Багдад был самым укреплённым в мире городом, а его городские стены были самыми неприступными. В этом и не было ничего удивительного, ведь Багдад на протяжении более пяти веков был столицей мусульманского халифата, и на его укрепление были потрачены огромные денежные и людские средства.

Великий Багдад на реке Тигр был полноправным центром, Матерью Городов всего исламского мира. Мекка оставалась священным городом для мусульман, но она была слишком изолирована от основных густонаселенных центров, чтобы стать политическим или торговым центром. Спустя всего одно столетие после возникновения Ислама арабский мир оказался под властью династии Аббасидов, халифов, считавшихся официальными правителями всех мусульманских земель. Вторым Аббасидским халифом и был основан Багдад в 762 году.

Однако такого великолепия и неприступных укреплений было недостаточно, для защиты тех укреплений нужны были настоящие мужчины. К сожалению, таких мужчин в Багдаде на тот момент оказалось очень мало.

Смотрите также:

Дорога в Багдад. Часть 1

Дорога в Багдад. Часть 2