Удивительный сын Харуна Ар-Рашида

2 Октябрь 2017

Абдуллах ибн аль-Фарадж рассказал: «Однажды мне понадобился строитель, и я отправился на рынок. Начал искать мастеров и на краю рынка увидел бледного молодого парня, одетого в шерстяную одежду, перед которым находились корзина и лопата. Я спросил его:

Готов работать?

Да!

За сколько?

За дирхам и мелкую монету.

Хорошо. Пошли со мной.

Но у меня одно условие!

Какое?

– Когда муэдзин прочтет азан, я сделаю омовение и отправлюсь в мечеть, совершу намаз с джамаатом и вернусь к работе. Так же я поступлю, когда прочтут предзакатный азан.

– Договорились.

Он пошел со мной, мы пришли ко мне домой. Он затянул ремень и приступил к работе, не сказав ни слова. Он работал до тех пор, пока не прозвучал азан на обеденную молитву. Юноша сказал: «О Абдуллах, прозвучал азан». Я ответил: «Твое право, иди». Он отправился в мечеть, совершил намаз, а когда вернулся, сразу приступил к работе и хорошенько проработал до тех пор, пока не прозвучал предзакатный азан. Когда же азан прозвучал, юноша снова отправился в мечеть. Вернувшись, он не переставал работать до конца дня, а когда завершил работу, я дал ему плату, и он ушел.

Через несколько дней нам снова понадобился мастер, и жена попросила привести того же мастера, ибо он хорошо выполнил свою работу. Я пошел на рынок, стал его искать, но не нашел. Я стал расспрашивать о нем, и люди сказали, что молодой человек приходит только по субботам и стоит на краю рынка в одиночестве. Я дождался субботы, пришел на рынок, нашел его и спросил:

– Готов работать?

– Да, и ты знаешь за какую плату и при каком условии.

Он пошел со мной ко мне домой, выполнил свою работу как положено. Когда я давал плату за его работу, я решил дать больше оговоренного, но он отказался брать лишнее. А когда я стал настаивать, он ушел, раздосадованный, не взяв плату вообще. Меня это огорчило, и я пошел следом, чтобы дать хотя бы то, о чем мы договорились.

Через некоторое время мне снова понадобился мастер, и я пошел на рынок за ним. Но на этот раз я его не нашел. Я стал расспрашивать о нем, и мне сказали, что он заболел. Мне также рассказали, что этот юноша приходил на рынок лишь по субботам, выполнял любые работы и брал за это лишь дирхем и одну мелкую монету, и ел он за день лишь то, что можно было купить за мелкую монету.

Я узнал о его месте жительства, отправился к нему и нашел его в доме одной старушки. Я спросил: «Здесь проживает молодой мастер?» Она ответила, что он уже несколько дней как заболел. Я вошел к нему и увидел его лежачим, а под головой был кирпич. Я поприветствовал его и спросил:

Могу я чем-то помочь тебе?

Да, если ты согласишься.

Соглашусь, по воле Аллаха.

– Когда я умру, продай эту лопату, постирай мою джуббу и фартук, заверни меня в них, надорви мой карман, в нем ты найдешь перстень. Возьми этот перстень. Жди, пока халиф Харун Ар-Рашид будет идти по дороге, встань в том месте, где он тебя увидит, и обратись к нему, покажи ему перстень, и он позовет тебя к себе. Когда пойдешь к нему, передай ему перстень. Но все это должно произойти только после моих похорон.

Я принял его просьбу и выполнил ее. Когда он скончался, я сделал все, что он сказал, и стал ожидать, пока выйдет Харун Ар-Рашид. Когда же халиф вышел, я сел у дороги и стал ждать его. Когда халиф проходил рядом со мной, я воззвал к нему: «О правитель правоверных, у меня есть для тебя что-то», и стал размахивать перстнем. Он повелел идти за ним, и мы пришли к нему домой. Он отложил все свои дела и спросил:

Кто ты?

Я Абдуллах ибн Аль-Фарадж.

Откуда у тебя этот перстень?

Я рассказал ему историю перстня, и халиф начал так плакать, что мне его даже стало жалко. Я спросил:

О правитель правоверных, кем приходился тебе этот юноша?

Он мой сын!

Но как он попал в такое положение?

– Он родился у меня еще до того, как я стал халифом. Я растил его хорошо, обучил Корану, исламским наукам. Когда на меня возложили правление халифатом, он оставил меня и не принял ничего из моих мирских богатств. Этот дорогой яхонтовый перстень я дал его матери, велел ей отдать ему и попросить держать у себя. Если однажды он будет нуждаться в чем-то, пусть продаст. Он очень хорошо относился к матери и принял подарок. Но мать его скончалась, и я больше о нем не слышал, пока ты не рассказал.

Когда наступила ночь, мы с халифом вышли и отправились к его могиле. Когда мы пришли к могиле, халиф сел и горько плакал до утра. После рассвета он вернулся домой. Халиф попросил меня прийти к нему еще раз, чтобы вместе ходить на могилу его сына, что я и сделал. Я приходил к нему по ночам, мы вместе отправлялись на могилу, а потом он возвращался к себе».

Понравилась статья? Будем благодарны за репост!

По материалам книги «Уюн аль-хикаят», Джамалуддина Абу аль-Фарадж ибн аль-Джаузи (ум. 597 г.х.), подготовил: Мухаммад Муслимов