Имам Ибн аль-Джавзий – потомок первого праведного халифа

14 Октябрь 2015

Генеалогия и рождение

Потомок праведного наместника Посланника Аллаха – Абу Бакра ас-Сиддика, да будет доволен им Аллах, выдающийся законовед Ханбалитской богословско-правовой школы Ислама, имам, отрешенный от услад мирской жизни ученый-богослов, хафиз, экзегет, шейх аль-Ислам, гордость Багдада, историк, автор многочисленных произведений и превосходный проповедник Джамалуддин Абу аль-Фарадж Абдурахман бин Али аль-Курашиат-Тайми аль-Бакри аль-Багдади, более известный как Абу аль-Фарадж ибн аль-Джавзий. Его родословная восходит к аль-Касиму, сыну Мухаммада, сына Абу Бакра ас-Сиддика.

Его назвали аль-Джавзий, связывая это прозвище с ореховым деревом (по-арабски – джавз), которое находилось в его дворе в городе Васит. В этом населенном пункте не было другого орехового дерева, кроме этого. Есть и другие мнения относительно его нисбы.

Родился Ибн аль-Джавзий, да смилуется над ним Аллах, в местности Дарб Хабиб у реки Муалля в Багдаде в 511 (1117) году хиджры. Однако есть разногласия относительно даты его рождения. Он родился в период усиления сельджукской власти над Аббасидским Халифатом, в эпоху правления аббасидского халифа аль-Мустазхира Биллах (487–512 г.г. хиджры). Этот период времени известен политическими и военными волнениями, которых претерпевал Халифат в течение лет.

Ибн аль-Джавзий рос в состоятельной семье, которая занималась торговлей медью. Поэтому он иногда писал свое имя, как Абдурахман ас-Саффар или Ибн Джавзий ас-Саффар, что в переводе с арабского означает медник-литейщик.

Отец Ибн аль-Джавзий скончался, когда ему было три года, после чего его опекали мать и тетя (со стороны отца), которые уделяли большое внимание его воспитанию. Когда он подрос, тетя заметила его высокий уровень умственного развития, сообразительность и смышленость и отправила в мечеть к Абу аль-Фадлю ибн Насыру (Мухаммад бин Насыр аль-Хафиз), который приходился ему дядей со стороны матери. Так он находился возле шейха Ибн Насыра аль-Хафиза, у которого стал обучаться, в частности, читать хадисы. В это время Ибн аль-Джавзий было около пяти лет.

Жизнь в поисках знаний

Благочестивое воспитание, которое Ибн аль-Джавзий получил под руководством матери, тети и своего первого учителя Ибн Насыра аль-Хафиза, возымело большое значение в формировании первоначальной научной жизни будущего ученого. Это посеяло в его сердце любовь к знаниям. Хорошее материальное состояние и развитая торговля, которые после себя оставил отец, также сыграли большую роль в освобождении Ибн аль-Джавзий времени для занятия наукой, не отвлекаясь на что-либо другое. Поэтому Абдурахман бин аль-Джавзий начал приобретать знания, будучи еще в раннем возрасте. Это сделало его выдающимся человеком своей эпохи, превосходившим своих сверстников.

Несмотря на богатство, которое досталось ему в наследство и которое может ослепить любого юношу, Ибн аль-Джавзий отказывался от наслаждения им, несмотря на увеличение в Багдаде богатства, роскоши, увлечений и увеселений. Напротив, он прилагал усилия в борьбе со своим эго (нафс), дабы приучить себя к довольству малым из мирского имущества. Так, он, да смилуется над ним Аллах, рос сиротой, но в благочестии и добродетели, целомудрии.

Ибн аль-Джавзий с детства не любил смешиваться с людьми из-за боязни напрасной траты времени в бесполезных делах и с целью защиты себя от промахов и соблазнов. Имам Ибн Касирв книге «аль-Бидаява ан-нихая» пишет: «Еще будучи юношей, он отличался религиозностью, борьбой против своего эго, избегал компании других, не ел то, что вызывало сомнения, и не выходил из дома, кроме как для совершения пятничной молитвы. Также он отказывался играть с другими детьми».

Ибн аль-Джавзий с детства приучал себя к любви к знаниям, к стремлению к ним и их изучению, практически не уделяя внимания чему-либо другому. Он сам говорил о себе так: «Поистине, я с детства был наделен любовью к знаниям, поэтому я занимался ими. Мне привита любовь не к одной отрасли наук, а ко всем ее отраслям. Мой интерес не ограничивается изучением в науке чего-то отдельно взятого, но я люблю в целом исследовать, глубоко изучать ее. Однако времени недостаточно, жизнь – коротка, а желание – все усиливается, слабость проявляется…».

Более того, Ибн аль-Джавзий подвергал себя тяжелым испытаниям в поисках знаний. Его начальная научная жизнь не была легкой, а напротив, полной трудностей и тягостей. Однако для молодого парня, который был наделен любовью к знаниям, эти тяготы на пути к знаниям превратились в удовольствие. Так он говорил о себе: «Будучи поглощен сладостью приобретения знаний, я считал те трудности, с которыми сталкивался, слаще меда благодаря моей цели и желаниям (знаниям). В юношестве я брал с собой сухие лепешки и отправлялся на поиски хадиса. Я садился у реки Иса (по имени эмира Исы бин Али), ибо не мог есть их, кроме как у воды. Всякий раз, когда я откусывал кусочек лепешки, я запивал его водой. И око моих устремлений не замечало ничего, кроме наслаждения обретением знаний». А таких особенностей удостаиваются лишь великие из людей.

Выдающиеся учителя и ученики имама

Ибн аль-Джавзий упомянул своих учителей-шейхов в отдельной книге под названием «Машихат Ибн аль-Джавзий». В ней имам привел имена восьмидесяти мужчин и трех женщин. Ибн аль-Джавзий учился под руководством множества выдающихся ученых-богословов своей эпохи. Несмотря на свой юный возраст, он отличался проницательностью и дальновидностью, которые позволяли ему правильно и умело выбирать ученых-богословов, у которых он черпал знания.

Ибн Раджаб аль-Ханбали и ас-Сафади также упомянули группу шейхов-учителей имама Ибн аль-Джавзий в биографиях последнего. Наиболее выдающимися среди его учителей были:

1. Абу аль-Фадль Мухаммад бин Насыр аль-Хафиз (467–550 г.г. по хиджре) – дядя Ибн аль-Джавзи с материнской стороны. Он проявлял заботу о нем и обучал его хадисам уже в 516 году хиджры, то есть когда тот был все еще маленьким. Ибн Насыр был хафизом, хорошо знал Сунну, часто поминал Всевышнего и был скор в плаче (от страха пред Господом). После Всевышнего Аллаха ему принадлежит заслуга в том, чего достиг Ибн аль-Джавзий в науках. Сам имам пишет: «Наш шейх Ибн Насыр водил меня к шейхам-богословам, будучи маленьким, я брал уроки у самых выдающихся из них. Он (Ибн Насыр) утверждал все мои занятия по своему плану, брал у них (учителей) для меня разрешение (иджаза) на обучение. Когда я осознал свою цель, я стал придерживаться наиболее знающих из шейхов и выбирал из рассказчиков (хадисов) наиболее понимающих, проницательных. Мое внимание было устремлено на улучшение инструментов, средств (то есть знаний), а не на увеличение количества (учителей)».

2. Абу аль-Хасан Али бин Абдульвахид ад-Дайнурий. Ибн аль-Джавзий среди своих учителей называет его пятым по порядку. У него Ибн аль-Джавзий обучался мусульманскому праву, основам мусульманского права (усуль), изучал разногласия и т.п. Жил он в Ираке, скончался в месяце джумадаль-ахира 521 года хиджры.

3. Абу Мансур аль-Джаваликий (465 – 540). Ибн аль-Джавзий называет его сорок первым среди своих шейхов. Он был языковедом и литератором, про которого Ибн аль-Джавзий сказал: «К нему перешла наука языкознания. Он отличался большим умом, скромностью, долго хранил молчание, и не говорил ничего, кроме как после долгих раздумий и удостоверения (в ответе)». У него Ибн аль-Джавзий учился литературе и языку.

Что касается учеников Ибн аль-Джавзий, то у него учились такие личности, которые несли факел знаний в разные уголки земного шара.

1. Одним из наиболее известных его учеников является его же внук – Шамсуддин Абу аль-Музаффар Юсуф бин Казгалийат-Туркий аль-Багдадий аль-Ханафий (581-654). Он родился в Багдаде, умер в Дамаске. Это был имам, факих, уникальный проповедник, выдающийся историк и знаток сиры. Составил серию книг, среди которых: «Мират аз-заман» по истории, «Шарх аль-Джами аль-кабир».

2. Аль-Хафиз Абдульганий аль-Макдисий, Абу Мухаммад Абдульганий бин Абдульвахид аль-Джаммаилий аль-Макдисий ад-Димашкий (541 – 600). Родился в местности Джаммаиль в Наблусе (Палестина), скончался в Египте. Он был выдающимся знатоком хадиса в свое время. Из его произведений отметим: «Аль-Камаль фи асма ар-риджаль», «Аль-Ахкам аль-кубра ва ас-сугра».

Ибн аль-Джавзий – ученый-энциклопедист

Ибн аль-Джавзий, да смилуется над ним Аллах, был крупным ученым-энциклопедистом. Ин Касир пишет: «Он стал выдающимся во многих науках и выделялся в них среди других. Он собрал около трехсот больших и малых произведений, а своей рукой написал около двухсот томов… Ему принадлежит большая заслуга во всех отраслях наук: толковании Корана, хадисоведении, истории, математике, астрономии, медицине, мусульманском праве, арабском языке, его синтаксисе и прочем».

Ибн Раджаб аль-Ханбали пишет: «Он не оставил ни одну отрасль науки, в которой бы не написал сочинение». Также он сказал: «Он имел причастность к каждой области наук, однако в экзегетике он был одним из знатных, в хадисоведении – хафизом, в истории – одним из наиболее глубоко знающих ее, он также обладал достаточными знаниями по юриспруденции».

Деятельность и должности Ибн аль-Джавзий

Ибн аль-Джавзий занимался различными видами деятельности: чтением проповедей, преподаванием, написанием книг и ораторским искусством.

Ибн Касир в биографии Ибн аль-Джавзий пишет: «Ему принадлежат проповеди и назидания». Особо выдающимся он был в чтении проповедей, даже отличился как уникальный проповедник, слава о котором разошлась повсюду. На его собраниях также присутствовал знаменитый мусульманский путешественник из Андалусии (Испания) Ибн Джубайр, который многое рассказал о нем в своем труде «Рихла» («Путешествие»).

Ибн Раджаб аль-Ханбалий пишет: «Он преподавал в нескольких медресе, также построил для себя отдельное медресе в местности Дарб-динар, куда он отдал свои книги на безвозмездное пользование (вакф)».

Из удивительных высказываний про Ибн аль-Джавзий слова, приводимые Ибн Хилликаном в его биографии: «В общем, его перу принадлежит несметное количество книг, своим пером он написал многое, люди даже говорят: «Если собрать написанные им брошюры и разделить брошюры на период его жизни, то на каждый день его жизни пришлись бы по девять брошюр. Это великое дело, которое не может постичь разум. Говорят, что были собраны опилки от точки его карандашей, которыми он писал хадисы Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и их накопилось много. Он завещал согреть этими опилками воду для обмывания его тела после смерти. Завещание было исполнено, но даже после этого опилки остались».

Продолжение следует