Абдулхамид II. Последний рубеж. Часть II

29 Март 2019 1243

В первой части мы отмечали достижения султана Абдулхамида в укреплении османского государства, сохранении его суверенитета от внешних и внутренних врагов, которые, подобно бешеным псам, были готовы разорвать халифат на мелкие кусочки.

Но при этом развал Османской империи был делом времени и исторически неизбежен. Слишком много сил было брошено на её разрушение. Европейские державы были недовольны самостоятельной политикой Абдулхамида, его несгибаемостью и верностью заданному политическому курсу.

Да и пребывание миллионов христиан под властью султана не могло пройти бесследно, конфессиональная принадлежность к христианскому миру давала о себе знать. Однако при всех сопутствующих факторах на первый план вышли два вопроса – будущее евреев и внутриполитическая активность оппозиционных сил.

Эти два, на первый взгляд, взаимоисключающих фактора отправили султана Абдулхамида в отставку, а Османское государство приблизили к краху.

Земля обетованная

Как известно, евреи ещё со времен пророка Мусы (мир ему) скитались по земле в поисках долгожданного приюта – земли обетованной. Но, так и не попав в вожделенную Палестину, осели в различных странах мира, в том числе в странах Европы и Северной Америки.

Еврейский вопрос достиг точки кипения при правлении Абдулхамида II, под контролем которого и находилась Палестина – мечта и смысл всей жизни еврейского народа.

Основатель Всемирной сионистской организации Теодор Герцль отдавал себе отчёт в том, что султан ни под каким предлогом не станет даже рассматривать возможность заселения евреев в Палестину. Поэтому он стал использовать всевозможные способы оказания давления на султана.

В изначально провальный переговорный процесс были вовлечены европейские монархи, ну и, как часто бывает в таких случаях, были предприняты попытки подкупить султана за солидную по тем временам сумму – 5 млн. лир. Абдулхамид понимал, что предложенные ему денежные средства есть не что иное, как взятка, и, несмотря на оказываемое со всех сторон давление, ответил решительным отказом.

Один из ответов Абдулхамида, который необходимо вписать золотыми буквами в анналы исламской истории, был следующего содержания: «Посоветуйте доктору Герцлю впредь не возвращаться к данному вопросу. Я не могу уступить даже пяди палестинской земли. Палестина принадлежит не мне, а всей исламской умме. Пусть евреи оставят себе свои миллионы. Однажды, когда исламское государство будет разрушено, они смогут овладеть Палестиной совершенно бесплатно, но пока я жив, этому не быть. Мне легче быть разрезанным на куски, чем видеть Палестину отсечённой от халифата».

Из данной цитаты не следует делать далеко идущие выводы и представлять султана Абдулхамида антисионистом, а то и антигуманистом. Султан, будучи мыслящим человеком, подходил к этому вопросу не как исламский фанатик, а рационально и взвешенно.

Он понимал, что миграция евреев в самое сердце Османской империи ничего хорошего не сулит, напротив, вызовет внутренний диссонанс, поднимет на поверхность многовековые мусульманско-иудейские противоречия.

Кроме того, «возвращение угнетённого народа на свою историческую Родину» только внешне выглядело красивой сказкой, а на деле в планы тех, кто стоял за этой подковёрной политической игрой, входил раскол Османского государства изнутри.

Но Абдулхамид остался верен своим словам – основание израильского государства на земле обетованной пришлось перенести на несколько десятков лет.

«Турецкая весна»

Попытки европейских держав расчленить османское государство могли быть сведены к нулю, если бы оно сохраняло политическую целостность и единство. Появление на политической авансцене партии «Единение и прогресс» (первой в истории Османской империи политической партии) превратило это спасительное единение в иллюзию. Представители партии позиционировали себя как оппозицию действующей власти и ставили задачу по свержению султана Абдулхамида. Долгое время им удавалось скрывать свою подрывную деятельность.

Но, со временем они стали изгоями в собственной стране и были вынуждены искать политическое убежище в Европе. Однако жизнь на чужбине не охладила их пыл.

Спустя некоторое время в пределах османского государства стали появляться законспирированные ячейки этой партии и расширять сферу своего влияния даже на офицерский корпус.

Для получения властных полномочий и политических мандатов представители оппозиционной партии не гнушались прибегать к террористическим актам – был организован ряд заказных убийств представителей власти Османской империи. На их совести также были волнения и эскалация сепаратистских настроений на Балканах.

Султан Абдулхамид был уже не в состоянии покончить с этой политической гидрой, и ему пришлось пойти на ряд уступок – восстановление конституции и парламента. Хлынув в большом количестве в парламент, партия «Единение и прогресс» могла гарантированно рассчитывать на свержение султана, но для этого было необходимо поднять революционную волну внутри страны, организовать уличные беспорядки, ввергнуть Османское государство в хаос.

Всё это не заставило себя долго ждать. В апреле 1909 года в ходе уличных столкновений между сторонниками и противниками султана Абдулхамида на улицах Стамбула погибли люди. Если бы не своевременная реакция султана, который запретил применять оружие против мятежников, Османскую империю могла захлестнуть кровопролитная гражданская война.

И как тут не вспомнить третьего праведного халифа Усмана ибн Аффана (да будет доволен им Аллах), который поступил аналогичным образом – спас исламскую умму от братоубийственной войны, но при этом сам стал её жертвой.

В отличие от халифа Усмана султан Абдулхамид не был убит, но его жизнь превратилась в страдания: домашний арест, ограничение свободы и жёсткий контроль. Султан скончался 9 лет спустя, 10 февраля 1918 года, в возрасте 76 лет.

В похоронной процессии приняли участие большое количество мусульман, среди которых наверняка были и те, кто приложил руку к его свержению и фактическому развалу Османской империи. По крайней мере, один из ярых его противников с глубоким сожалением вспоминал произошедшее и написал строки отчаяния по ушедшей с султаном эпохе:

«О великий султан! Когда история упоминает ваше имя, то истина всегда на вашей стороне. Мы бесстыдно оклеветали величайшего политика своего времени. Мы заявляли, что султан диктатор, что он слабоумен. Мы говорили, что необходим госпереворот… И со всем, что мы говорили, соглашался шайтан».

Понравилась статья?

Пожалуйста, сделайте репост в соц. сетях,

поделитесь информацией с друзьями!

Мурад Гайдарбеков

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.