Правовая оценка запрещения хиджаба

20 Июль 2009
978

хиджаб,платок,вуз,школа,мусульманка,право,кодекс, общество,Ислам, мусульмане ( a scarf, high school, school, the Moslem, the right, the code, a society, Islam, Moslems)Актуальной темой, разворачиваемой в последнее время некоторыми руководителями общеобразовательных учреждений нашей республики, оказались попытки запрета ношения платка в знак целомудрия и морально-духовных убеждений.

При этом объяснением принимаемых мер приводится требование светского характера обучения, закрепленного законом. В то же время, правовая оценка запрета хиджаба требует юридического разрешения ряда вопросов, исключительно нормативная регламентация которых должна служить единственным допустимым основанием, уполномочивающим к осуществлению подобного рода актов. В их числе, прежде всего следующие:

  • во-первых, действительно ли российским законодательством закрепляется светский характер обучения, недопускающий соблюдение религиозной формы одежды в сфере образования?
  • во-вторых, какой смысл вкладывает законодатель в понятие «светского характера образования»?
  • в-третьих, имеет ли право директор общеобразовательного учреждения издавать акты, запрещающие ношение платка либо соблюдение ритуальной формы одежды?
  • в-четвертых, какие существуют правовые меры защиты интересов в сфере вероисповедания и следования религиозным убеждениям, предоставляемые законом обучающимся в общеобразовательных учреждениях, а также гражданам вообще?

После Конституции Российской Федерации, нормы которой обладают высшей юридической силой на территории всего государства, центральным правовым актом, регулирующим отношения в сфере свободы совести и вероисповедания является Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ (далее по тексту Федеральный закон). Все иные законы и нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать приведенному Федеральному закону, что прямо указывается в его норме ч. 2 ст. 3. По этой причине, правовое разрешения исследуемой ситуации должно основываться, прежде всего, на 125-ом Федеральном законе.

Вопрос первый.

В соответствии с абз. 5 ч. 2 ст. 4 Федерального закона государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Светский характер образования, согласно ч. 3 ст. 2 Федерального закона не должен истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания. В соответствии с абз. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона в Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право свободно распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними и согласно ч. 6 этой же статьи воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Таким образом, применительно к государственным и муниципальным образовательным учреждениям закрепляемый российским законодательством светский характер обучения не допускает ограничений свободы совести и вероисповедания, в том числе прав распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, что в данном конкретном случае выступает правовой гарантией ношения платка и соблюдения требований хиджаба как религиозной формы одежды.

Что касается иных, негосударственных и немуниципальных образовательных учреждений, то на них действие приведенной нормы закона не распространяется. Применительно к исследуемому вопросу «характера обучения» это означает в первую очередь возможность создания духовных образовательных учреждений, в рамках образовательных программ начального или среднего профессионального уровня которых допускается реализация федерального образовательного государственного стандарта среднего (полного) общего образования с учетом профиля получаемого профессионального образования, в соответствии с ч. 2 ст. 20 Федерального закона «Об образовании» от 10.07.1992 № 3266-1. Поскольку профильным в данном случае является религиозное образование, то оно и будет определять характер образования по школьной программе указанного уровня. Право духовных образовательных учреждений реализовывать на основе лицензий образовательные программы в соответствии с требованиями федеральных образовательных стандартов и в случае получения государственной аккредитации выдавать в установленном порядке документы государственного образца о соответствующем уровне образования, прямо предусмотрено ч. 2 ст. 19 125-го Федерального закона.

На профессиональном уровне образования, реализуемого на базе основного либо среднего (полного) общего образования – так законодатель определяет школьное образование уровней 9 либо 11 классов – в аналогичном вышеприведенному порядке, в духовных образовательных учреждениях, изначально предполагающих религиозный характер обучения, возможна реализация федеральных государственных образовательных стандартов любой профессиональной направленности и в случае получения государственной аккредитации – выдача дипломов государственного образца о соответствующем уровне образования.

В приведенных ситуациях, применительно к негосударственным и немуниципальным образовательным учреждениям, таким образом, законодательно регламентируется религиозный характер обучения, позволяющий с соблюдением действующих нормативных предписаний, реализовывать федеральных государственные образовательные стандарты и выдавать дипломы государственного образца о соответствующем уровне образования.

В итоге на обозначенный первый вопрос необходимо констатировать следующий, регламентированный нормами российского федерального законодательства однозначный ответ: устанавливаемый российским законодательством светский характер обучения не может и не должен истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу вероисповедания и не допускает ограничений в соблюдении религиозной формы одежды в сфере образования.

Вопрос второй.

Понятие светского характера образования непосредственно в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» не определяется, однако его смысловое содержание может быть установлено путем анализа ряда правовых положений касающихся регулирования государственно-конфессиональных отношений. Так, в преамбуле названного федерального закона указывается, что он принимается на основе признания Российской Федерации светским государством и уважения христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России. В его ч. 1 ст. 4 закрепляется, что Российская Федерация – светское государство, с последующим пояснением термина «светскости»: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Далее, в следующей части этой статьи приводится пояснение конституционного принципа отделения религиозных объединений от государства, в соответствии с которым государство не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания.

В ч. 3 ст. 2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» провозглашается общеправовой принцип, не ограничивающий свое действие рамками содержащего его федерального закона и распространяющийся на все законодательные и нормативные акты, касающиеся регулирования отношений свободы вероисповедания, согласно которому ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания. Этот же закон в ч. 1, 5 ст. 3, регламентирующей содержание права на свободу совести и вероисповедания, устанавливает, что:

– в Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними;

– никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии.

Последовательный анализ вышеприведенных нормативных предписаний, определяющих правовой режим регулирования отношений в области свободы совести и вероисповедания, позволяет сформулировать следующие два принципа, определяющих смысловое содержание используемого в законе правового понятия «светского характера обучения»:

  • во-первых, принцип недопустимости обязывания к соблюдению религиозных предписаний и,
  • во-вторых, принцип недопустимости запрещения исповедания религии, следования религиозным убеждениям, участия в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии.

Таким образом, отвечая на второй поставленный перед настоящим исследованием вопрос, необходимо констатировать факт вышеприведенного двуаспектного содержательного смысла, вкладываемого законодателем в используемую правовую категорию «светский характер обучения», ни в первом, ни во втором случае не означающую запрета либо ограничения религии.

Вопрос третий.

Несмотря на полную достаточность вышеприведенных нормативных предписаний для однозначного ответа на вопрос о правомерности издания актов, запрещающих ношение платка либо соблюдение ритуальной формы одежды, законодатель, в целях гарантии установленного им режима правового регулирования отношений свободы вероисповедания, уделяет ему отдельное внимание. Так, в ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» устанавливается, что право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства. И в его ч. 2 ст. 2 буквально закрепляется следующее: «Права человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания регулируются федеральным законом. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать настоящему Федеральному закону (т.е. Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях». – М.А.). В случае противоречия настоящему Федеральному закону (указанному нами. – М.А.) нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам защиты права на свободу совести и свободу вероисповедания и по вопросам деятельности религиозных объединений действует настоящий Федеральный закон (указанный нами. – М.А.).

Иными словами, ограничения свободы вероисповедания, в том числе в виде запрещения соблюдения ритуальной форм одежды, допустимы лишь на уровне федерального законодательства, должны соответствовать всем положениям Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и правомерны исключительно в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Во всех иных случаях, как буквально о том указано в вышеприведенном федеральном законе, в какой-либо форме

Приказ или иное решение директора школы, либо любой другой локальный акт, а также любой нормативно-правовой акт, издаваемый органами государственной власти республики, например в виде закона, постановления правительства, распоряжений министерств, ведомств или должностных лиц не могут содержать нормы, ограничивающие свободу вероисповедания под каким-либо предлогом или условием, поскольку такое правомочие находится исключительно в ведении федерального законодательства, что означает допустимость таких ограничений только на уровне федерального закона, принимаемого Федеральным Собранием Российской Федерации в лице Государственной Думы и Совета Федерации! Директор школы и органы власти республики ни первым ни вторым из них не являются.

Вопрос четвертый.

Как бы абсурдно не выглядела бы ситуация при противоправных ограничениях соблюдения религиозных требований к форме одежды и как бы неадекватно не выглядел бы представитель корпоративной, а в иной раз и административной власти, послуживший поводом ее возникновения, необходимо четко представлять гарантированные государством меры защиты субъективных прав и законных интересов. Применительно к разбираемой ситуации, первостепенной мерой, позволяющей наименее болезненно восстановить нарушенные права, нам представляется непосредственная беседа с лицом, актом или иным решением которого допущены неправомерные ущемления свободы вероисповедания, либо который представляет орган, издавший соответствующий акт. В случае если исключительно юридическая неосведомленность послужила причиной возникшего казуса, то для его устранение достаточно приведение соответствующих норм закона, гарантирующих свободы вероисповедания на всей территории Российской Федерации. В противном случае целесообразно прибегнуть к следующему ряду действий:

в письменной форме обратиться к соответствующему лицу или органу и потребовать устранения соответствующих нарушений, что обязывает к письменному ответу, необходимому для документального доказательства противоправных действий;

в письменной форме обратиться в вышестоящий орган, с указанием допущенных нарушений и просьбой принятия предупредительных мер. В данном случае таким органом может выступать Министерство науки и образования РД, выдающее лицензию на право ведения образовательной деятельности всем общеобразовательным учреждениям, а также учреждениям среднего профессионального и более низкого уровней и контролирующее их работу; соответствующие отделы образования администрации городов и районов, посредством которых назначаются и увольняются руководители общеобразовательных учреждений;

в письменной форме обратиться в органы прокуратуры городского или сельского и одновременно республиканского уровня, что гарантирует проведение соответствующих мероприятий по надзору за соблюдением прав граждан в интересуемой сфере свободы вероисповедания;

в письменной форме обратиться в органы внутренних дел для принятия адекватных правоохранительных мер в отношении виновных в нарушении свободы вероисповедания лиц;

в письменной форме обратиться в суд с требованием восстановления нарушенных прав, возмещения причиненного вреда и публичных извинений соответствующих лиц, допустивших противоправные действия.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.