Надеяться надо

16 Апрель 2021
652

Ислам проснулся поутру. Солнечный день дал о себе знать оранжевыми лучами, прокравшимися в комнату и наполнившими её теплом и ощущением радости.

Ислам всё ещё лежал в постели, продлевая для себя этот сладкий миг утреннего покоя. Он думал о том, к кому пойдёт играть после того как поест свежего бабушкиного творога со сметаной, варёных домашних яиц и сладкого чая, который у бабушки был самым вкусным.

- К Рамазану пойду, – решил Ислам, ведь там можно лазить по недостроенному дому на заднем дворе, играть в прятки и есть малину, сорванную с кустов, которые росли по всему периметру заднего двора.

Бабушка суетилась на кухне у плиты. На столе уже стоял любимый творог Ислама, а бабушка заваривала ароматный чай с чабрецом. Поев, Ислам поблагодарил бабушку, это его мама научила не забывать, и, сказав Альхамду ли-Лляh, вышел из-за стола.

По двору бегали куры, которых только загнала с улицы бабушка. Ислам спешил, куры мешались под ногами, и он как дал пинка той, что в тот момент попалась ему на пути. Курица отлетела в другой угол двора, а Ислам уже выбежал со двора, он спешил насладиться этим солнечным днём и, пока не стемнело, поиграть с другом, побегать наперегонки, поиграть в прятки.

А тем временем курица, которую Ислам пнул, сидела в углу двора и не двигалась. Бабушка загнала птиц в курятник и не сразу обратила внимание на то, что одна из них сидит на месте и ни на что не реагирует. Бабушка была опытной хозяйкой и поняла, что курица либо ушиблась, либо заболела. Она позвала её к себе: «Цып-цып-цып!» Курица подняла голову и, прихрамывая на одну лапку, неуверенно двинулась к бабушке, доковыляла до неё и села, образовав собой подушку из перьев у её ног.

– Ох, что же с тобой произошло? – огорченно вздохнула бабушка, которая любила всех своих животных.

Она взяла её на руки – к удивлению, та не сопротивлялась – и понесла в дом, там положила на мягкую подстилку в углу кухни и принялась осматривать. Бабушка прощупала все конечности курицы и по тому, как курица закудахтала при надавливании на лапку, поняла, что травма именно тут. Бабушка достала из холодильника лёд и приложила к лапке.

Ислам вернулся домой вечером, когда проголодался. Ох и весело же он провёл свой день. Они бегали, лазали по деревьям, ели малину, словом, провели обычный летний день со всеми детскими забавами и радостями.

А к ночи у него вдруг разнылась нога. Она так болела, что Ислам не мог ни стоять, ни сидеть, ни лежать. Было очень больно. Бабушка спросила его, не подрался ли он, но нет, Ислам сегодня не дрался, да, они прыгали из окна на первом этаже недостроенного дома во дворе Рамазана, но это же первый этаж, они делали это каждый день.

Курица наблюдала блестящими круглыми глазами за страданиями Ислама. А проницательная бабушка начала рассказывать Исламу историю: «Был у нас в селе такой случай лет пятьдесят назад. Дед один ударил по губам коня, который потянулся к его руке за хлебом. А потом рука его покрылась чернотой, у него развилась гангрена, и он умер. Вспомни, может, ты обидел кого, Ислам? Обидел или ударил?»

Ислам, до того не замечавший сидящую в углу кухни курицу, живо вспомнил то, что произошло утром, и ему стало страшно и стыдно. Стыдно перед бабушкой за то, что ударил беззащитную птицу из её хозяйства, и страшно, что Аллах накажет его хромотой на всю жизнь за этот грех. Представив себя с палочкой в руках, не играющего в игры, а хромающего и немощного, Ислам заплакал.

- Бабушка, я утром ударил её, – плакал Ислам показывая пальцем на белую несушку, – что же теперь делать? Нога всегда теперь будет болеть, да?

- Что делать, что делать… Надеяться надо, – ответила мудрая бабушка.

- На что? – спросил Ислам.

- На Милость Аллаха. И исправить нужно своё злодейство.

- А как?

- Подумай, до утра время есть, – сказала бабушка и отправилась спать.

А Ислам, который решил всю ночь не спать и просить прощения у Аллаха, остался на кухне. Нога болела уже не так остро, как раньше, через некоторое время Ислама начало клонить в сон, он поплёлся в свою комнату и, не расстилая кровати, лёг на неё.

Засыпая, он шевелил губами: «Аллах, прости меня, я больше не обижу Твоё создание – ни живое, ни неживое, больше не пну, не ударю и не обижу».

Утром первой мыслью Ислама была идея о том, как исправить сделанное зло. Он взял лопату, веник и направился к курятнику. Куры с утра клевали во дворе свой завтрак, которым их уже кормила бабушка, и курятник был свободен.

До полудня Ислам чистил его, выметал и выносил помёт. А потом, когда курятник был чист, взял тряпку, ведро и вымыл маленькое окошко курятника, через которое туда поступал солнечный свет.

Бабушка, убиравшая двор, наблюдала за активностью внука. Когда он всё закончил, она спросила у внука: «Как я догадываюсь, боль в ноге уже совсем прошла?»

Ислам утвердительно кивнул головой, всё ещё пристыженный своим проступком, но счастливый от проделанного труда и искупленной вины, нога ведь совсем уже не беспокоила его болью.

- Так-то, мой хороший, надеяться нужно и исправлять содеянное, – тихо сказала бабушка.

Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle