Мухаммад Усугский – гордость агульского народа

31 Март 2015
1722

Богатый на события девятнадцатый век подарил Дагестану много славных сынов, чьи имена на слуху и у нынешнего поколения дагестанцев. Это шейх Мухаммад Ярагский, шейх Джамалуддин Газикумухский, имам Гази-Мухаммад, имам Шамиль, учёный Хаджи Насрулла Кабирский и многие другие.

Однако в созвездии выдающихся личностей есть и те, имена которых незаслуженно забыты. Они как будто специально вычеркнуты из памяти потомков, и поэтому их имена сегодня мало кому о чём -то говорят. К числу таких исторических деятелей Дагестана, в первую очередь, следует отнести Мухаммада Усугского – соратника имама Шамиля и уроженца одноименного агульского селения Усуг.

На родине Мухаммада считают шейхом, и имя его произносят с таким трепетом, что невольно это привлекает к себе внимание. Здесь же на его могиле возведён небольшой зиярат – скромное строение из грубо обработанного речного камня. Внутри его прибрано и чисто. Рядом с могилой массивная могильная плита. На гладкой лицевой поверхности её обширная надпись, выполненная красивым арабским шрифтом. Тут же в углу помещения длинный посох и шапка Мухаммада с зелёной лентой вокруг околыша – вот всё, что сохранилось от него.

Для того, чтобы попытаться узнать о нём чуть больше, полтора года назад нами была организована поездка в селение Усуг, что находится в Курахском районе. Но, к сожалению, выяснить удалось немного. Односельчане лишь помнят, что шейх Мухаммад был соратником Шамиля, причём одним из тех, кто до конца оставался ему верным.

После заключения великим имамом перемирия, он вернулся домой с женой аваркой, которую звали Патимат. Затем совершил хадж в Мекку, во время которого в турецком городе Карс встретился со своим наставником Джамалуддином Газикумухским.

Мухаммад Усугский получил от Джамалуддина Газикумухского звание шейха и благословение на проповедование тариката. По возвращении домой, в родном ауле открыл медресе, где обучал детей исламским наукам. Вёл также различные проповеди среди населения окружающих сёл.

А супруга Патимат занималась кройкой и шитьём одежды, получая за это определённую плату. Так и жили. Но возложенную на него своим наставником миссию выполнить до конца шейх не успел, поскольку вскоре заболел и скончался.

Примерно такой же информацией о нём обладают и жители соседних селений. Но некоторое время назад нам улыбнулась удача. В девятом номере «Русского архива» за 1896 год, мы обнаружили записи Евгения Козубского, в котором он, рассказывая о действиях членов семейства Шамиля, упоминает и о Мухаммаде Усугском. Главным образом потому, что речь идёт о зятьях Шамиля, которые приходились сыновьями учителю шейха Мухаммада – Джама-луддину Казикумухскому. Обращает на себя внимание некоторая разница в сведениях сельчан и Евгения Козубского.

Так, если Козубский сообщает, что шейх Мухаммад «хоть и старался, строго исполняя религиозные обряды, выказать свою набожность, но ничего не проповедовал», сельчане же сообщают об обратном.

А именно, что он не только проповедовал среди местного населения, но и открыл медресе в своём ауле. Впрочем, привожу соответствующий фрагмент записей Евгения Козубского: «...Из прочих лиц семейства Шамиля не раз обращали на себя внимание и возбуждали переписку зятья Шамиля, сыновья его тестя, знаменитого в истории мюридизма в Дагестане, Джемал-Эддина Казикумухского.

О последнем находится в деле канц. нач. Даг. обл. (1861, №175) любопытное сведение. Из присланного к начальнику Дагестанской области, князю Меликову, дневника пристава при Шамиле за 1861 год, он усмотрел, что старик Джемал-Эддин, как последний муршид (духовный наставник в суфизме – ред.) в Дагестане, хотя до сих пор не объявил кого-либо себе преемником, но уже назначил для сего звания четырех мюридов, именно:

1) Курали-Магому в сел. Яраге;

2) Уракли-Магоммеда в сел. Уракли, который уже и тогда делал чудеса;

3) Нур-Мухаммеда в сел. Инху;

4) Магома-Дебира в сел. Арчу.

Последний из них старик, а прочие еще далеко не старые люди.

В 1860 году все четверо собирались в Мекку; из них Курали и Нур-Мухаммед, как семейные, хотели возвратиться в Дагестан, а холостой Уракли хотел навсегда остаться в Мекке.

По собранным сведениям оказалось, что Курали-Магома, называемый в народе Молла-Магомед, родом из сел. Усуг, Кюринского ханства, где он имел до 15 дымов родственников и в том числе родного брата.

В начале 40-х годов Молла-Магомед бежал к непокорным горцам, и все это время находился при Шамиле, а по покорении Восточного Кавказа перешёл в сел. Чиркей, где женился на племяннице тамошнего почетного жителя Джеллала.

Живя в Чиркее, Молла-Магомед очень часто приезжал к бывшему своему учителю Джемал-Эддину, проживавшему после взятия Гуниба, до переселения в Турцию, в сел. Казанищи: с ним Молла-Магомед всегда находился в самых близких отношениях и получал от него не раз материальное пособие, будто бы на поддержание себя с семейством.

В 1861 г. он прожил около месяца в сел. Усуг, и здесь, хотя ничего не проповедовал в религиозном духе, но как было видно, старался [126] выказать свою учёность и знание религии, был чрезвычайно набожен и весьма строго исполнял все религиозные обряды, чем и успел вселить в обществе о себе мнение, как о человеке весьма учёном и действительном мусульманине.

Из Усуга он возвратился в шамхальство, откуда отправился в Мекку, по возвращении из которой поселился в Усуге, где и умер 14 Января 1863 г. ...».

Таким образом, если суммировать все собранные сведения, можно делать вывод, что из трёх муршидов – верховных духовных наставников в суфизме, проповедовавших тарикат в Дагестане в девятнадцатом веке, двое происходили из местности Кюре – шейх Мухаммад Ярагский и шейх Мухаммад Усугский.

О последнем муршиде краткие сведения имеются и в «Асари Дагестан» небезызвестного Гасана Алкадарского. Здесь шейх Мухаммад Усугский упоминается, как один из наиболее образованных людей того времени.

Автор: Гаджи Алхасов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.