Мужские клубы и женские вечеринки

3 Май 2014
1524

В наше время мы часто видим, как современная западно-европейская  культура настойчиво пропагандирует клубы различного вида, где молодежь весело проводит время, где девушки и юноши свободно общаются, употребляют спиртные напитки, танцуют и т. д. К сожалению, такие клубы в Дагестане тоже имеются, особенно в городских условиях, и об этом родители знают. Но от многих родителей сегодня мы слышим такие фразы: «Сегодня молодежь иная, у детей другое мировоззрение. Они нас не понимают. Ничего, главное, чтобы с пути не сбились». Спрашивается, что за это такой особенный путь у современной «продвинутой» молодежи? Так ли он сильно отличается? Вообще, в чем кроется причина деградации молодежи?

Если вернуться к истории, то мы увидим, что наличие клубов или домов молодежи явление не новое для Дагестана. Еще в досоветский период имелись такие дома, где собиралась молодежь. Они назывались («гъоркьарукъ» - авар.) или мужские дома, «дома неженатых» («гулалахъали»-дарг.), «союз неженатых», куда не допускались женщины. Одной из важнейших функций этих домов (применительно к XVIII-XIX вв.) была подготовка неженатой молодежи к защите общины, к умению оборонять и отстаивать независимость своей земли, в чем особенно нуждались многие малые народности и этнические группы в дореволюционном прошлом. Члены союзов обязаны были безупречно себя вести и проявлять уважение к старшим. Например, у кубачинского союза молодежи наказывались штрафом и даже изгнанием за грубое слово, несоблюдение обычая, ошибка в танце, курение, пьянство, недисциплинированность. В мирное время члены союза активно участвовали в общественных работах селения, выступали на защиту односельчан, совершали молитвенные действия.

У багулалов молодые люди упражнялись в спортивных играх и состязаниях - верховой езде, беге, прыжках, метании камня, борьбе. Раз в год (обычно в мае) члены таких домов демонстрировали свои достижения всему багулальскому обществу и даже Андийскому округу на специальном равнинном участке. Каждый день в течение сезона они выходили в одно и то же время, причем в любую погоду, на площадку за аулом и соревновались в разных видах спорта. Чтобы стать крепкими и сильными, юноши натирали тело жиром и грели его у огня.

Союз неженатых отличался особым устройством. Руководил их деятельностью один из самых старших и опытных, побывавший здесь в предыдущие годы - так называемый «хан», которого выбирали в первую же ночь своего пребывания и наделяли всей полнотой власти, особенно в вопросах, касающихся организации материального обеспечения общего дома. Возраст членов союза неженатых варьировал в пределах от 15 до 25 лет. В некоторых случаях в союз допускались лица до 30 лет и даже женатые - обычно певцы, танцоры, акробаты, борцы.

Подобное практиковалось и у лакцев. У последних, в отличие от других обществ, в  прошлом  существовали также  женские («хъуннилкъатта») и девичьи («душвавралкъатта») дома[i].

Также в Дагестане  устраивались мужские и женские вечеринки. Так, в цезских селениях вечеринки устраивали девушки и молодые жен­щины. Собрания женщин назывались -сидар бах1ру. Проводились они раз в неделю либо реже, по очереди в разных домах. Обычно в компаниях оказывались подруги-сверстни­цы, но в маленьких селениях их состав мог быть расширенным и включать представительниц разных возрастов. На вечеринках зани­мались вязанием, вели беседы, пели, танцевали. Организовывали угощения: готовили хинкал и халву, варили мясо, пекли лепешки. Халва и лепешки  были особыми женскими блюдами. По­следние приготовлялись из проросшего и смолотого ячменного зер­на. Был возможен и иной порядок организации вечеринок. В частности, группы девушек или молодых женщин брали на себя обязанности по прополке мечетских земель. Сорняки и траву, выпо­лотые с этих участков, они продавали или обменивали на продукты, тем самым обеспечивая себя средствами для устройства трапез.

В общих чертах такой же порядок имели девичьи вечеринки (реже устраивались вечеринки женщин) у цахуров. Они именовались так же, как и вечеринки юношей: хамиваджи ('сохраним огонь'), ц1ыхьан либо иначе -чейшина меджлис ('девичий сбор'), игънаг, гна и др. Для этих посиделок девушки приносили в дом одной из подруг продукты (матюх), из которых и готовили угощения.  Вечеринки сопровождались песнями и плясками[ii].

Таким образом,  мужские клубы служили местом подготовки защитников родины, а женские собрания являлись своеобразными школами по домоводству. И как мы видим, здесь прививали не только любовь к родине и к труду, но и к религии.

И все же это не значит, что в досоветское время не были совместные собрания - вечера. Но они проходили под строгим наблюдением взрослых, которые зорко следили за поведением молодежи. Такие вечера, как и свадьбы и общественные работы служили местом для выбора будущих спутниц жизни.

После установления советской власти начали открывать клубы иного предназначения, такие как комсомольские клубы, избы-читальни, главной целью которых было политпросвещение и антирелигиозная пропаганда. В этих клубах проводились лекции, собрания, вечера, и зачастую без присмотра родителей и доверенных лиц взрослого населения, так как представители советской власти считали, что взрослые с их «отсталыми» взглядами имеют отрицательное влияние на молодежь. А если родители не пускали своих дочерей на такие собрания, то они встречали со стороны властей осуждение и преследование. С этим сталкивались и те, кто советовали родителям не пускать своих дочерей. Их называли подкулачниками, которые слушались «невежественных» мулл. Их относили в разряд классового врага, куда входили раскулаченные и представители духовенства.

Для примера возьмем выдержку из статьи «Наступление на обычай и самоуспокоившийся райком», взятую из газеты «Комсомолец Дагестана» №105 (447) 25 сент. 1935г.

« … Классовый враг не может мириться с тем, что женщина учится, идет в комсомол, управляет государством, и пытается задержать её рост. И если не действуют насмешки и издевательства, прибегают к открытому способу.

В селении Гергебль подкулачник Абдуразаков пришел в квартиру к матери комсомолки Магомедовой Махар и стал агитировать:

«Зачем твоя дочь ходит учиться, занимается в хоровом кружке? Это признак нехорошей девушки. Не надо её пускать туда!»

В Шанхудах мать не пустила активную комсомолку на собрание только за то, что ей стали говорить:  «Девушке скоро замуж выйти, а ты её позоришь, допускаешь вместе с парнями жить».

Так классовый враг использует темных матерей, чтобы держать в кабале женщину.

Девушка часто сама преодолевает все трудности. Но правда в том, что комсомол проходит мимо фактов издевательства над ней, не придаёт и политического значения, не хотят других уважать, равноправие женщин.

Гунибский райком комсомола самоуспокоился и ослабил работу среди девушек. Сами комсомольцы иногда по-хамски относятся к девушке, унижают её достоинство.

В Салтах хулиган Абдуразаков два раза наносил оскорбление комсомолке Асаковой, потом вышел на улицу и стал её позорить на весь аул. Комсомольский комитет (секретарь Алухудинов) ограничился тем, что вынес выговор Абдуразакову, а райком узнал об этом факте только в день суда над хулиганом.

Вот другой возмутительный случай. Комсорг селения Шундухов Саидов Гасан женился на комсомолке и сразу же закабалил её, не стал пускать на собрания. Когда обратились к девушкам этого аула, почему они не ходит на собрания, те ответили: «Если бы в комсомоле было хорошее дело, наверно, наш комсорг пускал бы свою жену на собрания».

Райком не разобрал поведения Саидова.

К комсомолкам в ауле относятся так: если придут на собрание - хорошо, а не придут – еще лучше…

Такой итог является приговором самому райкому, который, регистрируя факты, ничего не делает для того, чтобы действительно привлечь девушек к активной государственной и союзной работе…»

Конечно, представителям власти важно было привлечь молодых горянок к общественному труду для строительства социализма, но самих молодых горянок больше привлекал не общественный труд и строительство могучего государства (хотя это тоже не исключалось), а общение с молодежью, что зачастую приводило к плачевным результатам. И это можем увидеть из следующей статьи И. Войтеко «Девушки идут в комсомол».

«Как хочется пойти в клуб, петь, танцевать, веселиться. Но сохранились законы и обычаи гор, сковывающие девушек рабской неволей адата «Не пускайте своих дочерей в клуб, там их испортят». Эти слухи, пускаемые классовым врагом, подчиняют себе стариков – горцев, не освободившихся ещё от традиционного прошлого.

Равхалият с жадностью смотрит в окно на оранжевый закат солнца, на золотые верхушки гор, на обширный гористый простор, манящий прохладой и зеленью. Она переводит взор на противоположное здание. Оно величаво выделяется над приплюснутыми аульскими постройками. Это клуб. Оттуда доносятся голоса молодежи. Но Равхалият знает, что там нет ни одной девушки. Она с грустью оставляет окно и скрывается в темноте сакли.

Скучная, томительная жизнь гнетет молодую, полную кипучей энергии, горянку. Равхалият украдкой от родителей стала посещать клуб. Там она сдружилась с комсомольцами. Они дали ей комсомольский устав и советовали его прочесть. И Гиреева решила вступить в комсомол. Напрасно пытались сопротивляться родители. Напрасно старая Фатимат угрожала дочери проклятиями. Ничто не в силах было остановить решимости и упорства Равхалият.

Так первая девушка в ауле осмелилась нарушить обычаи и волю родителей.

У Гиреевой есть подруга Зуваржат.  Но Зуваржат не ходит в клуб. Отец ей строго наказал: «Если я узнаю, что пойдешь в клуб – прогоню из дома». Зуваржат боится отца. Но сильна любовь подруги.

- Пойдем сегодня в клуб, там весело. Петь будем, танцевать – уговорила Равхалият. И Зуваржат не выдержала. Сначала смущалась присутствия ребят. Стыдливо закрывала лицо. Но потом привыкла. Иногда вечером Равхалият долго беседовала с подругой, говорила ей о комсомоле, о том, что прочла в книгах: «Учиться надо, понимаешь, школу посещать, политкружок, на собрания ходить надо». Зуваржат улыбалась. Удовлетворительно кивала головой. А через полмесяца она подала заявление в комсомол. Гиреева радовалась своей победе. На комсомольской группе единогласно приняли Зуваржат в комсомол.

Однажды вечером Зуваржат возвращалась из клуба. Какое-то предчувствие щемило сердце. Уже недалеко виднелась родная сакля. Она завернула за угол. Но не успела сделать и одного шага…

Утром мать Зуваржат со слезами пришла просить помощи. Равхалият быстро узнала, что Зуваржат находится в лесу. С группой комсомольцев Гиреева направлялась туда. Но уже было поздно. Хулиган Мамаев успел опозорить девушку…  «Сама опозорилась и других позорит!» «Это она отдала свою подругу на позор!»  Змеиным шипением ползет по аулу гнусная кулацкая клевета на Гирееву. Равхалият терпеливо переносит очередную сплетню классового  врага. Скорее бы суд! Но прокуратура, как назло, тянет. А Мамаев ходит и посмеивается.

Похищение Зуваржат расстроило работу комсомольской группы. Девушки с опаской стали ходить в клуб. Но организаторская способность и упорство Гиреевой быстро восстанавливает прежнюю веселую жизнь молодежи. Девушки опять идут в комсомол. Совсем недавно приняли Сабурову и еще двух девушек. Теперь в комсомольской группе 6 девушек. Ещё 4 подали заявления о приеме.

- Скоро будет комитет, - с восторгом говорит Гиреева. Все девушки учатся в школах неграмотных и малограмотных.

Труднее всего было вовлечь девушек в физкультуру. В один из прекрасных дней Гиреева решила сама показать пример. Она, раскрасневшись, сдавала норму «ГТО». Её легкая увертливая и гибкая фигура одолевала норму за нормой. Вслед за ней пошли и другие комсомолки. Теперь все они сдали норму на значок «ГТО».

Несравнима стала жизнь девушек-горянок сейчас с жизнью прошлого. Школы, кружки, комсомол, клуб – вместо темноты и невежества. Теперь и старики свыкаются с новой жизнью своих детей…». (Войтеко И. Девушки идут в комсомол // «Комсомолец  Дагестана». - 1935г.  - 25 сент . - №105(447).)

Факт то, что советское государство строилось на множестве сломленных судеб, в том числе и молодых. Но для того, чтобы создать единое коммунистическое общество с атеистическим мировоззрением использовались все методы, в том числе и почитание старших. И в дальнейшем клубы стали использовать также для встреч со старшим поколением, отрекшимся от религии.

Так, Муслимов С. Ш. пишет: «…В борьбе с религиозными предрассудками и суевериями среди сельской молодежи партийные, комсомольские организации, учительские коллективы, пропагандисты атеизма стали широко использовать силу общественности, сходы трудящихся, советы стариков и т. д. Эти формы атеистической пропаганды среди населения сложились с учетом условий Дагестана. У всех народностей, населяющих территорию Дагестана, есть замечательные обычаи и традиции. Один из всех обычаев - уважение к старшим. Неуважительное отношение к старшему, ослушание его со стороны молодежи считается позором. Партийные и комсомольские организации ряда сельских районов (Дахадаевского, Хасавюртовского, Казбековского, Ботлихского, Буйнакского и т. д.) умело стали использовать в своей пропагандистской работе стариков, их авторитет в борьбе с отрицательными явлениями, с пережитками адатов и шариата среди молодежи. Во многих селах республики созданы советы стариков и старейшин. На сходах, как правило, выступают бывшие красные партизаны, передовые колхозники, представители сельской интеллигенции. На конкретных примерах, исходя из жизненного опыта, они показывают огромный вред, который приносит исполнение обрядов ислама, бичуют сохраняющиеся пережитки, осуждают посещение мечети и святых мест, устройство поминок, оформление шариатских браков, остатки патриархально-байского отношения к женщине и т. д.

На сходах решительной критике подвергаются неблаговидные поступки религиозных фанатиков, поведение родителей, не выполняющих решения сходов, и принимаются рекомендации по улучшению атеистического воспитания молодежи…

Таким образом, сельские сходы и советы стариков - это яркий пример роста общественного сознания колхозной деревни, которая все решительнее отвергает адаты и догмы ислама, мешающие строить новое коммунистическое общество. Они содействуют партийным, комсомольским организациям, школе, всей общественности села в атеистическом воспитании молодежи…». (Муслимов С. Особенности организации атеистической работы среди молодежи // Макатов И., Гамзаев Ш., Муслимов С., Религиозные пережитки и атеистическое воспитание молодежи. Махачкала, 1977. С. 121-122.)

В итоге, постепенно трансформировалось не только мировоззрение молодежи, но и взрослого населения. И дагестанское общество оказалось на пороге нравственной деградации, без собственной высокой культуры и религии. Особенно в 90-е годы, в период развития рыночных отношений, когда родители осваивали новые горизонты, дети получали уличное и клубное воспитание. Ведь после 70-летнего атеистического воспитания вернуться к своим корням было тяжело, потому что мирские развлечения  всегда привлекательнее, чем религиозное воспитание. Но в наше время у каждого есть возможность призадуматься и выбрать правильный путь своего духовного и физического развития в приемлемых  для этого учреждениях.



[i]Гаджиева С. Ш. Семья и брак у народов Дагестана в ХIХ - начале ХХ в.  М., 1985. С. 116- 118.

[ii]Карпов Ю. Ю. Женское пространство в культуре народов Кавказа. СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2001. С. 53.

 

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Все об Исламе
Все об Исламе