Один в поле воин. Ну‘айм ибн Мас‘уд

26 Январь 2022
1960

Можно в целом согласиться с известной поговоркой: «Один в поле не воин», поскольку человеческие возможности не безграничны и шансы выжить в критической ситуации, когда ты против всех, равны нулю.

Но можно и не согласиться, потому что твоё пребывание на поле битвы уже делает тебя воином, а если ты ещё и один, то ты отважный, бесстрашный и доблестный воин. Ты герой-одиночка.

Имена таких героев увековечивает летопись, о них слагают легенды, пишут книги. Но это не всегда так. О некоторых героях народные массы не помнят или вовсе не знают. Ну вот, положа руку на сердце, вам о чём-то говорит имя Ну‘айм ибн Мас‘уд? Интересно, какой процент людей ответит положительно, а сколько из нас впервые слышат это имя.

Ну‘айм (да будет доволен им Аллах) – один из закулисных героев сражения у рва (Хандака), произошедшего во времена и под руководством Пророка Мухаммада . Ну‘айм практически в одиночку (но не без Божьей помощи) смог разбить десятитысячную армию язычников. Причём, как принято говорить, без единого выстрела.

Что же такого предпринял Ну‘айм для сокрушения одной из мощнейших арабских армий в истории Средневековья?

 

Осада города Пророка

Пятый год по хиджре ознаменовался последним крупным столкновением между мусульманами и язычниками Мекки. Но, в отличие от сражений при Бадре и Ухуде, язычники прибегли к помощи многочисленных арабских племён.

Поэтому-то и принято называть эту военную кампанию Аль-Ахзабом (партиями) – из-за множества группировок, участвовавших в ней. Общая численность войска насчитывала до десяти тысяч человек, и такой мощной армии арабский мир ещё не знал. Эти полчища единым фронтом двинулись к центру исламского мира – лучезарную Медину.

Тем временем в самой Медине рассматривались различные варианты по сдерживанию этой неистовой угрозы. Все понимали, что противостоять им в открытом поле ни теоретически, ни практически, ни математически невозможно.

Сподвижник Пророка Салман аль-Фариси (да будет доволен им Аллах) предложил вырыть огромной ров в северной части Медины, тем самым использовав неоднократно апробированную военную стратегию персов. Пророк согласился с этой идеей, и в течение нескольких недель все окопные работы были завершены. Удивлению язычников не было предела. Такого хода со стороны мусульман они просто не ожидали. Вместо разрушения Медины им пришлось довольствоваться её осадой.

 

Время героя

Вот тут-то и наступил звёздный час нашего героя – Ну‘айма, который был в числе тех самых партий, пришедших расправиться с мусульманами и их верой. Он втайне принял Ислам и стал, как в том фильме, чужим среди своих.

Ну‘айм под строжайшей секретностью пришёл к Пророку и заявил ему:

«О Посланник Аллаха, я принял Ислам, но мой народ не знает об этом. Прикажи мне то, что сочтёшь нужным». Пророк сказал ему: «Ты среди нас один. Отправляйся к своим людям и постарайся отбить их от нас, если сможешь, ведь война — это хитрость».

План Ну‘айма был гениален – разбить партии изнутри, сломить их дух, посеять сомнения. Первым делом он отправился к иудеям из племени бану курайза и сказал им, что они находятся в проигрышном положении. Так оно и было на самом деле. Курайзиты были союзниками мусульман и жили с ними в одном городе, но вероломно вступили в соглашение с язычниками и пошли против мусульман. В случае победы партий они могли получить всё, но в случае поражения также рисковали потерять всё.

Они, видимо, не до конца осознавали тот факт, что племена курайш и гатафан могли отступить, по сути ничем не рискуя – ни своими семьями, ни своим имуществом, а курайзиты оставались в городе Посланника Аллахa .

На карту была поставлена их судьба. На это плачевное положение и указал Ну‘айм, предложив им: «Не становитесь в их (партий) ряды, пока не возьмёте в заложники их знать, которые будут гарантией того, что они останутся с вами, пока не одолеют Мухаммада ».

После этого Ну‘айм поочерёдно отправился к племенам курайш и гатафан и сказал их представителям следующее: «Вы знаете, как хорошо я к вам отношусь. Так вот, до меня дошли слухи, что курайзиты сожалеют о разрыве союза с Мухаммадом . Они оповестили его об этом и сказали, что возьмут в качестве залога знатных людей из двух племён (курайш и гатафан) и передадут ему для расправы. Если с их стороны поступит такой запрос, не соглашайтесь».

Ну‘айм в этой ситуации сделал самый верный ход – стравил одних с другими, столкнул их лбами. Его легенда была настолько правдива, что в неё охотно поверили и те, и другие. Сеть была заброшена, оставалось вынуть добычу.

Всё получилось точно так, как задумал Ну‘айм. Курайшиты и гатафаниты призвали бану курайз к войне, но те вначале сослались на особо почитаемую ими субботу (это было накануне субботы) и тут же добавили, что без залога не станут воевать.

Услышав такой ультиматум, курайш и гатафан сделали короткий вывод: «Клянёмся Аллахом, Ну‘айм сказал правду». Не получив вожделенного залога, бану курайз сделали аналогичный вывод: «Ну‘айм сказал правду».

Самый большой парадокс заключался в том, что Ну‘айм не сказал правды, но это делалось в благих целях и было продиктовано войной, а война, как известно – это обман. Действия Ну‘айма привели к тому, что грозная и неудержимая армия язычников сдулась, как воздушный шар. Партии сняли осаду и разошлись по домам. Это был грандиозный триумф мусульман.

Дальнейшая жизнь Ну‘айма скрыта завесой тайны. Его имя почти нигде не встречается, и даже точная дата смерти неизвестна. Быть может, такова доля героев – прийти ниоткуда и уйти в никуда. Главное – Ну‘айм оказался в нужное время в нужном месте. Пришёл, увидел, победил и на собственном примере показал, что один в поле воин.

Мурад Гайдарбеков,

центр исторических исследований «Врата истории»

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.