«Всё в нашей жизни взаимосвязано»

8 Апрель 2021
577

Дагестан богат не только горами, но и степями – это территория Ногайского района. Имамы Ногайского района активно участвуют в духовной жизни республики. Распространяют у себя самую добрую газету «Ас-Салам», принимают участие в работе местных филиалов благотворительного фонда «Инсан» и отделов просвещения по району.

Охват деятельности широкий, прибавить к этому прямые обязанности имамов, и становится ясным, какой плотный у них график. В гостях портала ISLAMDAG.RU побывал председатель совета имамов Ногайского района Алиасхаб Танаев и рассказал об особенностях даавата в степном районе Дагестана.

- Расскажите о вашем родном крае.

- Для каждого его родной район – самый красивый уголок. У нас открытые степи, большие просторы. Люди у нас занимаются животноводством и бахчеводством.

 

- Первоначальные сведения о религии, её основы от кого в вашей семье вы получили?

- От мамы, благодаря ей я что-то знал. Она у меня родом из Чечни. Дело в том, что ногайцы исторически расселены по разным регионам. Мы живём в Дагестане, есть ногайцы в Чечне и в Ставропольском крае.

Её мать, моя бабушка, молилась, и мама моя тоже всегда молилась. От неё я перенял многое. С детства, куда бы я ни отправлялся, она говорила мне такие слова (перевод на русский): «Да поможет тебе Всевышний, Бог в помощь».

С детства у меня была убеждённость, что Есть Тот, Кто нам помогает. А дальше сложилось так, что Аллах отправлял ко мне на разных этапах жизни людей, которые направляли меня, и так я дошёл до учёбы в медресе, аль-хамду ли-Лляh.

 

- Где вы учились?

- У нас есть ханафитское медресе в селении Терекли-Мектеб, там и учился. Медресе открыли по инициативе Муфтията Республики Дагестан. На сегодняшний день у нас в Дагестане два медресе, в котором обучают по направлению мазхаба имама Абу Ханифы, одно на ул. А. Юсупова (Хуршилова) в Махачкале, а другое у нас в Ногайском районе.

 

- От кого вы узнали об этом учебном заведении, кто сподвиг вас поступить туда?

- Мой приятель из соседнего селения, окончивший это медресе, проходил практику в нашем селе и часто звал меня с собой на религиозные мероприятия. Я в то время работал на севере. На заработки ездил туда, а домой приезжал только в отпуск.

Он первый человек из религиозный среды, с которым я познакомился. От него я узнал о работе Муфтията РД и о существовании исламского вуза. Я задавал ему много вопросов, поскольку время было трудное, много ребят попадали в запрещённую на территории РФ организацию и уезжали в Сирию. Я опасался этого и постоянно задавал знающим людям вопросы о религии, переспрашивал: «А вот как это? А это как?».

 

- В медресе вы отправились учиться сразу после школы?

- Нет. Я прошёл все этапы. Я был единственным сыном в семье. Отец у меня рано скончался. После школы я отслужил в армии, а потом поехал работать на север. Шесть лет проработал я так на вахте.

После этого вернулся на родину, чтобы не оставлять маму тут одну. Вот тогда я и познакомился с тем моим другом, который привёл меня в медресе. Мне нравилось то, как он исповедует Ислам, какой образ жизни ведёт. И сам я тоже размышлял.

Вокруг меня были люди разного течения, но мне был ближе тот путь, по которому я сейчас следую, аль-хамду ли-Лляh. Это тот пример, который я перенял от своего друга – он призывал к Исламу мягко и красиво, в отличие от других.

В медресе я поступил в возрасте 25 лет. У меня были сомнения, я думал о заработке. Думал, на ноги встану, потом пойду учиться, но мой друг убедил меня, что если я выберу путь религиозного просвещения, у меня решатся все проблемы и одно другому не помешает.

 

- Что вам понравилось в учёбе?

- Я думал – год проучусь и уйду. Думал, Коран научусь читать и всё. С таким намерением пошёл. Но когда заканчивался этот год, я понял, что в этой учёбе такая сладость, которую невозможно постичь за один год.

Я пошёл к матери, посоветовался с ней, я ведь у неё единственный сын. Она поддержала меня, сказала: «Учись, Аллах поможет тебе». Это было ключевым моментом, причиной того, что я дальше пошёл по этой дороге, ведь могла же она сказать: «Нет, сынок, давай иди зарабатывать на жизнь». Но она поддержала меня, аль-хамду ли-Лляh. И я продолжил учёбу в медресе. Со второго курса меня назначили имамом в родном селе.

 

- Вот вы начали работать у себя в селе имамом, но они помнят вас вчерашним школьником, подростком, а тут вы духовный деятель, главный человек по вопросам религии в вашем селе, как они вас воспринимали?

- Вы верно подметили насчёт восприятия, в начале действительно было нелегко. Понадобились долгие годы упорного труда, чтобы они воспринимали меня как имама, потому что для всех я был всё ещё соседским мальчишкой.

Опять-таки мне помогало стремление, а ещё наставления нашего Муфтия, и наших старших братьев, которые часто приходили на собрания имамов. Они учили, что нужно наставлять мягко, и порицать порицаемое.

 

- Что подбадривало вас в то время?

- Работа в команде меня вдохновила. Я открыл для себя следующее: один человек сам по себе в жизни ничего не добивается, и тем более он не добьётся успеха один в религиозной сфере. Те задачи, которые были поставлены перед нами и которые мы стремились выполнить, вот это, наверное, и двигало мной. Развиваться и доносить до людей Ислам.

 

- Какого принципа вы придерживались во взаимодействии с населением?

- В начале, как я уже сказал, меня не воспринимали как имама. Мой муаллим дал мне совет – делать индивидуальный даават. И после этого совета аль-хамду ли-Лляh, работа у меня пошла намного лучше.

Когда я применил этот совет, работа моя стала намного продуктивнее. Я заходил в каждый дом. Было непросто, в селе были дома, за порог которых я никогда в жизни не ступал. Но, сломя своё нежелание, я заходил в каждый двор.

 

- Непосредственно после окончания медресе где вы начали работать?

- По окончании медресе преподавал год, а потом там же, в медресе, меня назначили завхозом, и одновременно я работал имамом в своём селе. После этого был момент, когда мне поручили ухаживать за скотом – вести фермерское хозяйство, которое открыли при медресе. Не было работы, которой бы я пренебрегал.

Потом мне поручили быть представителем газеты «Ас-Салам». И вот в этой работе я открыл много своих возможностей. Человеческие возможности очень широки, оказывается. Я раньше сталкивался с представителями «Ас-Салама», помнил, как они говорили о нехватке кадров, но когда я сам ощутил, то понял, какая это серьёзная сфера работы.

 

- А расскажите об этой работе.

- Она очень интересная. Это экзамен для самого себя. Когда работаешь имамом, рано или поздно люди к тебе привыкают. А в «Ас-Салам», когда стучишь в каждый двор, ты не знаешь, кто тебе откроет, ты закаляешься как человек, как личность.

 

- Какой случай из этой практики вам запомнился?

- В один очень жаркий день я пришёл предлагать подписку, дома была мать с ребёнком, муж в отъезде. Несмотря на то, что женщина даже не молилась, она выказала уважение, почтение, восхищалась работой распространителей и подписалась на газету. Наша самая большая хитрость – это честность, говорил Муфтий, и вот мы применяли этот принцип в нашей деятельности, всегда честно рассказывали о своей работе.

 

- Скажите, из вашей нынешней деятельности какой для себя урок вы вынесли?

- Я понял, что всё, что происходит в нашей жизни, взаимосвязано. Оказывается, весь этот опыт – и работа имамом, и работа в газете – всё шло, как по цепочке, и готовило меня к нынешней моей деятельности, потому что, если бы я не обзавёся я этим опытом, не знаю, как справился бы сейчас.

Один мудрый человек мне сказал: «Будучи просто имамом села, ты видел только одну сторону, ты говорил: "Мне вот это нужно, вот этого не хватает". А сейчас ты видишь сложности, с которыми сталкиваются все имамы, и с ними они приходят к тебе, ты как будто залез на холм, откуда лучше видно». Иногда надо просто выслушать человека, улыбнувшись».

 

- Почему?

- Потому что они приходят, объясняют, что им нужно в их районе, в их селе, в их работе, а у тебя пятнадцать таких сёл, и в каждом нехватка ресурсов. Нужно успевать повсюду.

Возможно, люди смотрят на районного имама и думают: что он делает, кроме того, что красиво одевается и машину гоняет туда-сюда? Некоторые так это воспринимают. Но это же не так. Каждый день много забот: как это улучшить, как то решить?

Таких проблем много. И нужно, чтобы все сферы работали хорошо: и работа фонда «Инсан», и газеты «Ас-Салам», и отдела просвещения. Но душа радуется, что работа идёт очень слаженно.

 

- Что нового появилось в районе с того момента, как вы стали председателем Совета имамов?

- Мы начали строить новую мечеть в районе. Назвали мы её в честь нашего народного героя Эдге. И эта стройка объединила весь район. Мы строим её по принципу и по образу Духовного центра имени пророка Исы (мир ему). Люди прибывают и прибывают на помощь. Со всех уголков земли наши земляки приходят на помощь этой стройке.

 

- Какая работа вам нравилась больше всего из всей той деятельности, что вам довелось осуществлять?

- Какая больше нравилась… (смеётся) Работу же мы не выбираем. Ну, наверное, в «Ас-Салам». Сейчас, когда вижу работников «Ас-Салама», я с большим уважением отношусь к этим людям. Искренне понимаю этих ребят, которые переживают, ходят и в зной, и в стужу, распространяют Ислам. Самый главный момент – эту работу не каждый потянет, в этой деятельности идёт большая работа над нафсом.

 

- За что вы благодарны Всевышнему?

- За то, что Аллах наставил на истинный путь, я и маме всегда говорю: «Мы могли ведь и на неправильном пути оказаться, но хвала Аллаху, что мы на этом пути. И прошу Всевышнего не сделать так, чтобы я оказался в числе бесполезных для Ислама людей.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle