Быть доктором – большая ответственность

25 Май 2021
1646

В конце прошлого года ряды докторов исламских наук из Дагестана пополнили новые учёные. А из не так давно появившейся на сайте колонки главного редактора читатели портала ISLAMDAG узнали, что один из докторов наук является и редактором нашего портала.

Мухаммад Магомедов в интервью порталу рассказал о пути изучения исламских наук, о работе над своей докторской диссертацией и о коллективе докторов наук Дагестана.

 

- В конце прошлого года к группе наших исламских учёных, защитивших докторскую диссертацию, возникло пристальное внимание. В самом начале вашей учёбы в исламском вузе вы думали о защите научных степеней?

- Специально не ставил перед собой цель стать магистром, доктором, но в наши дни это требуется. Доктор шариатских наук Мустафа аль-Буга говорил: «На сегодняшний день диплом – это как паспорт, без паспорта вы никуда не можете поехать. Мы не можем преподавать без диплома, и Ислам это поощряет – если без диплома не можешь полноценно приносить пользу людям, то надо его получить».

 

Расскажите о теме своей докторской работы?

-Тема моей работы «Богословско-текстологический анализ, научное редактирование книги 9-10 вв. великого учёного шафиитского мазхаба Али ибн Яхья аз-Заяди».

Часть материала для работы над докторской диссертацией нашлась в библиотеке Мухаммад-Тахира аль-Карахи в селении Цулда. Автором является известный учёный аз-Заяди.

В шафиитском мазхабе два наиболее крупных учёных – Ибн Хаджар аль-Хайтами и ар-Рамли. А автор книги, над которой я работал, оказался учеником обоих этих учёных. И его книга является субкомментарием к труду «Фатх Аль-Ваххаб», который является комментарием к книге известного шафиитского учёного, шейх уль-Ислама Закарии аль-Ансари «Манхадж ат-тулляб».

Для нас, шафиитов, дагестанцев, когда мы читаем известную книгу имама ан-Навави «Минхадж ат-талибин», сокращённой версией которой и является книга «Манхадж ат-туляб», комментарии и субкомментарии к «Манхадж ат-туляб» очень актуальны.

Книга аз-Зияди, хоть и очень известна, ещё не была издана. Когда я искал материалы для своей диссертации, оказалось, рукописи этой книги находятся по всему миру в разных библиотеках. Я получил доступ к этим рукописям, несколько лет писал научную работу «Научное редактирование книги Хашия аз-Заяд».

 

- Пока вы писали эту работу, вы освободили себя от остальной работы или продолжали преподавать?

- Преподавал, работал председателем имамов в районе. Совмещал преподавание и написание докторской диссертации.

 

- Каково ощущать себя доктором наук, проделав столь нелёгкий путь?

- Когда человек становится доктором наук, он берёт на себя большую ответственность. Когда стало ясно, что нужно оканчивать и докторантуру, я даже испугался этой ответственности.

 

- Перечислите эти ответственности.

- Люди стали обращаться ко мне с любыми вопросами, даже самыми замысловатыми, а неправильный ответ, считаю, нам не прощается.

 

- Ещё какая?

- Люди смотрят на нас, наблюдают за нами, и мы должны контролировать каждый свой шаг, свои слова, действия, ведь люди могут отклониться от норм шариата из-за наших ошибок, говоря: «Им можно, значит и мы так будем делать».

 

- Это сложно – всегда держать под контролем своё поведение, слова, настроение?

- Конечно. Мы же люди, мы ошибаемся, мы грешим, и доктора от этого тоже не застрахованы.

 

- Давайте обратимся к периоду вашей юности: когда вы решили выбрать для себя путь изучения исламских наук?

- Когда ещё учился в сельской школе, в 2001 году в СКИУ был первый набор, и туда поступали мои родственники. Меня это очень заинтересовало и появилось сильное желание пойти учиться в СКИУ (нынешнее ДИУ).

В сельской школе в Гумбетовском районе мы с пятого класса изучали арабский язык, у нас преподавали его вместо традиционного английского. С пятого же класса я читал Коран. Мне очень нравился арабский язык, мы писали на нём диктанты, я ещё в школе мог читать и переводить тексты с русского на арабский и с арабского на русский. И у меня было сильное желание ещё глубже изучить арабский язык.

Я, выучивший в школе наизусть много арабских слов, после поступления в ДИУ знал арабский уже намного лучше относительно других студентов, поскольку в вузе студенты на первом курсе начинают изучать язык с нуля.

Абдурахман Абдурахманов, мой первый муаллим по арабскому языку и тасрифу, в первый день задавал вопросы, чтобы оценить наш уровень владения языком, и когда он задавал вопросы мне, то очень удивился, ибо я ответил на все вопросы.

Абдурахманов был и куратором нашего курса, аль-х'амду ли-Лляh, мы получили очень большую пользу от него. Он и сам очень хорошо владел арабским языком и умел преподавать.

Помню, он делил нас на группы и устраивал между нами соревнования по различным предметам. Выходцы из одного района собирались в одну группу, из другого – в другую, и так несколько команд. Помню, нас это стимулировало учиться ещё лучше.

 

- В школе вы учились хорошо?

- Был отличником. Отец с детства говорил мне, что, когда я вырасту, то поступлю в медицинский университет и буду врачом. Но у меня со школьных лет было желание учиться в исламском университете.

 

- Впоследствии у вас возникало желание получить уже светское образование или освоить какую-то иную сферу помимо исламской?

- Я окончил в том числе Дагестанский гуманитарный институт, бакалавриат и магистратуру по направлению «теология». Помимо исламской сферы ни о какой другой я никогда не думал.

 

- Та атмосфера исламского вуза, в которую вы погрузились с первого курса, была для вас комфортной?

- Мне нравилось. Очень нравилась учёба. В тот год, когда я поступил, с самого сентября, как началась учёба, я четыре месяца не выходил никуда из университета, только потом уже, когда мы разъезжались по домам, вышел на каникулы.

 

- На что же вы тратили всё это время?

- Всё своё время я тратил на учёбу.

 

- Это серьёзная подготовка для характера, скажите, а какими качества должен обладать человек, если сфера его деятельности – ‘ильму?

- Терпение. Мягкость по отношению к окружающим. Смирение, отсутствие высокомерия. Ильму и высокомерие никак не сочетаются.

 

- Ваши коллеги рассказывали, что вы часто выигрывали в соревнованиях, не только в вузовских, но и во всероссийских, это приятно – выигрывать?

- Конечно, приятно (смеётся). В 2009 году мы с нашим куратором Абдурахмановым ездили на олимпиаду по исламским наукам в Казань, это была вторая такая олимпиада в истории России. Там я занял первое место по арабскому языку, набрав 158 баллов из 160 возможных. И в том же году участвовал в конкурсе молодых алимов в Хасавюрте, там тоже занял первое место.

 

- При такой насыщенной деятельности, постоянном изучении наук вы обзавелись семьёй, ещё будучи студентом?

- Нет. Я женился, когда мне исполнилось 22 года. К тому времени я уже окончил вуз и преподавал.

 

- Наличие семьи для учёного – это трудность или, наоборот, облегчение?

- Я бы не сказал, что семья — это трудность. Наличие семьи, супруги, наоборот, помогает в учёбе, ведь супруга решает домашние проблемы. С другой стороны, это ответственность.

Однако, если человек посвятил себя исламским наукам, их изучению, Аллах берёт на себя его домашние трудности. Аль-Х'амду ли-Лляh, родители помогали, у меня с этим не было сложностей. Я, уже будучи женатым, учился в аспирантуре, ездил в Египет на учёбу. И семья никак препятствием не являлась, аль-х'амду ли-Лляh.

 

- Вы обучили многих мутаалимов, кто вам запомнился больше всего?

- Студент, который пал шахидом вместе с шейхом Саидом Афанди. Он был лучше всех в моей группе, был самым знающим. Их отправляли на практику в Москву. Он приехал оттуда, чтобы совершить зиярат к Устазу, и в тот день погиб вместе с ним. Конечно, для него это счастье, он был юным и умер, будучи мутаалимом.

 

Баракат обучения

 

- Какой мутаалим – хороший мутаалим?

- Тут главное – его поведение: не пропускать уроки, выполнять все задания. Даже если у мутааллима отличная память и способности к учёбе, даже если ему достаточно поприсутствовать на уроке, чтобы всё запомнить – если он не делает домашние задания, у такого мутаалима нет бараката в учёбе. Каждый должен читать уроки, заучивать, изучать, задавать вопросы муаллиму. То есть хорош тот мутаалим, который серьёзно относится к своей учёбе.

Может быть, некоторые думают, что учёба – это то, что даётся всякому. Здесь можно привести изречение пророка Мусы (мир ему): «В пути на поисках знаний я встретил трудности». Имам аль-Газали говорит, что поиск знаний, изучение ‘ильму – это мужское дело, его любят только мужчины.

 

- Почему? Из-за трудностей?

- Конечно. Это нелёгкое дело. Вместе с нами поступили около пятисот человек, а выпуск составил 2-3 группы, это 30-40 человек.

 

- А какими качествами характера должен обладать муаллим?

- Учёные пишут, что муаллим должен быть милосердным, добрым, относиться к мутаалимам, как к своим детям. Быть высоконравственным, чтобы показывать хороший пример. Он должен желать своим студентам того же, чего желает себе.

К примеру, есть слабые студенты, у которых плохая память, преподаватель должен быть наиболее милосердным к ним, отвечать на их вопросы, сколько бы раз они ни задавали их. Муаллим должен наставлять мягко.

Знаете, как учились наши праведные предки, с какими трудностями на этом пути сталкивались? Чтобы получить один урок, им приходилось ходить по разным сёлам. Так они учились, поэтому и был баракат в знаниях.

Муаллим должен быть ответственным и уделять должное внимание своим ученикам. Просто дал урок и ушёл – это не должное внимание. Нужно оставаться и после обеда, заниматься со студентами, готовить задания, выяснять, осталось ли что-то для них непонятное. Нужно всё это обсуждать и быть всегда с мутаалимами.

 

- Что вас стимулировало быть отличником, хорошим преподавателем, а потом и обучаться в докторантуре?

- Ни‘мат Аллаха. В первую очередь это любовь к знаниям. Если бы Аллах не вложил в меня эту любовь, желание, сколько бы я ни старался, у меня ничего не получилось бы.

Многие поступают в медресе по настоянию родителей, но они долго не держатся, так как в первую очередь у ученика должно быть собственное желание учиться, затем – желание родителей и любовь преподавателей. Вот эти три составляющие дают студенту импульс к развитию. Редко случается так, чтобы студент, у которого есть желание учиться, но чьи родители равнодушны к его учёбе и не интересуются, будет он учиться или нет, был успешен.

 

- То есть, когда учёбе сопутствует родительское стремление, на студенте это тоже отражается?

- Конечно. Если родителям эта учёба неинтересна, то и у студента скоро интерес пропадёт.

 

- Как-то на одной конференции доктор наук Ахмад Исаев сказал, что каждый учитель (тут имеются в виду исламские науки) мечтает, чтобы его ученик был лучшим. И лучше учителя? В этом нет никакой ревности?

- Нет. Только если какое-то редкое исключение. Ведь то, что студент стал лучшим, это и заслуга его преподавателя, поэтому у него не должно быть ревности.

 

- Когда вы защитили докторскую диссертацию, к вам и остальным докторам наук возник повышенный интерес, как вы считаете, почему?

- Потому что это высшая научная степень, и чтобы дойти до неё, нужно преодолеть тяжёлый путь.

 

- С некоторых пор вас записывают для видеороликов, взаимодействие с камерой для вас ново; продолжите, для вас публичность – это …?

- Это ответственность.

 

- Семья – это …?

- Милость Аллаха.

 

- Успех – это …?

- Выполнить должным образом ту работу, которую на тебя возложили, чтобы наше руководство было нами довольно.

 

- Дружба – это …?

- Дружба – это много чего. Это когда мы любим друг друга и искренни в этой дружбе.

 

- Какая царит атмосфера в вашем коллективе преподавателей и докторов наук?

- Все муаллимы прошли один и тот же путь, все относятся друг к другу с терпением, с пониманием, всегда помогают друг другу. Вместе готовимся к урокам, читаем вместе, обсуждаем возникшие вопросы, у нас царит очень добрая, дружественная атмосфера.

 

- Какие мутаалимы вызывают симпатию своего муаллима?

- Те, которые ведут себя с адабом, высоконравственные, с благим нравом.

 

- А если ученик мозговитый, но строптивый, непослушный, дерзкий?

- Если у студента, если даже он учится на высшем уровне, нет адаба, соблюдения этики, нравственности, то он всё равно отталкивает. Такие редко остаются в медресе до конца учёбы, и если даже они дошли до конца, то в дальнейшем занимаются чем-то другим.

 

- Ваши наставления нашим читателям?

- В наше время очень развита деятельность в соцсетях, каждый второй занимается какой-то проповеднической деятельностью – и знающие, и не знающие, даже те, у кого нет ильму, стали интернет-проповедниками.

Изучайте свою религию по достоверным источникам. Наука, ильму – это наша религия, учёные говорят: «Уделяйте пристальное внимание тому, у кого вы получаете знания». Если даже человек даёт правильную информацию, то если у него отклонения в вероубеждении, пользы она не принесёт.

Нужно контролировать своих детей: что они смотрят, кого они слушают в своих телефонах, к кому склоняются их сердца. Потому что есть много случаев, когда родители не интересовались, чем занимаются дети, и дети вступали в запрещённые экстремистские группировки.

Если родители не обладают знаниями, им нужно контролировать, чтобы их дети были с людьми, которые обладают знаниями и находятся на правильном пути.

- Благодарю вас за то, что нашли время для интервью.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle