Размышления c Али-Гаджи из Инхо

21 Октябрь 2015
2096

Море разума

Аварская литература второй половины XIX века освещена талантом Али-Гаджи из Инхо, обогащена его «морем разума», пленена его лирикой, разбужена сатирой, увековечена афоризмами и наставлениями. Али-Гаджи – поэт, Али-Гаджи – ученый, Али-Гаджи – оплот духовности.

Поэт, ученый, религиозный деятель… Он открыл перед нами многие тайны, постиг глубину духовного мира и высоту разума. Без поэта нет родины и народа, но и поэта нет без родины и народа. Он должен чувствовать их боль, вздохи, радости, печаль, добро и зло, гром неудач, голос беды, достоинство свободы, силу справедливости. Поэт должен иметь чистое и вечное намерение остаться человеком в большом мире и в памяти народа, и если нет такого намерения, то такого поэта засыплет пыль годов. Он, подобно оторванному листу, улетит, пропадет и будет предан забвению, как только его похоронят.

Но Али-Гаджи другой. Он – навсегда. Он будет в памяти народа, покуда народ жив, ибо он слился с народом.

Вот такое чувство наполняет мое сердце, плененное произведениями Али-Гаджи. Поэтому хочу, сказав «Бисмилла» склониться над книгой Али-Гаджи, открыть свои мысли читателям и пуститься в плавание в его «море разума» на своей лодке.

Если смогу, то смогу, а не смогу, не вините, читатель. Я не ученый, я мечтатель. И мечтаю сказать свое слово об Али-Гаджи из Инхо.

Седой волос

Под стихотворением Али-Гаджи «Седой волос» могут подписаться, не задумываясь, самые знаменитые и талантливые поэты мира. Это одна из самых высоких вершин аварской поэзии.

«Седой волос» – это не просто стихотворение – это маленькая поэма. Оно вобрало в себя всю жизнь человека, по нему мы узнаем путь, по которому мысли поэта достигли высших ступеней совершенства. В нем открывается поэтический, наставнический и философский талант Али-Гаджи.

Всем известны строки:

Как ни скрывал я в душе,

Не скрыли виски мои.

Хоть тело берег, спрятавшись дома,

Выдали меня мои волосы.

(Подстрочный перевод с аварского автора. Далее везде).

С самого начала стихотворения ни на кого не похожий стиль. Мы становимся свидетелями тайны жизни, которую открывает поэт. Жизнь, жизнь, жизнь. Али-Гаджи знает её хорошо:

Времена меняются, стрелки бегут,

Года проходят быстро, я старею.

Хоть старея расслабляется тело,

Назло телу сердце молодеет.

Вот поэт взмахнул крыльями для полета мысли. Стих набирает высоту:

От того, что сердце молодеет, тело не оживится

После того, как появятся складки.

От вытягивания шеи спина не выпрямится

После того, как станешь горбатым.

После маленького, но необходимого философского размышления начинается настоящий разговор:

Здравствуй, волос седой, гость мой незваный,

Как ты пришел без моего позволенья,

Касаясь висков, оставаясь на груди,

Не грешно ли тебе меня пугать?

Началась борьба… жизни и смерти, прошлого и нынешнего, молодости и старости, мечтаний и несбывшихся надежд. Впереди неизбежность, но не боится ее поэт, не стыдится седого вестника смерти.

У автора есть мысли, которыми он хочет поделиться с ним, и гремит мудрая речь:

Пользуясь доверием, осел ты на висках,

Ужели подумал, что это волосы красавицы?

Без скромности к телу приник,

Неужто подумал о женской груди?

Этот вопрос задается, чтобы придать уверенности себе. Идет подготовка к битве. Это начало большого подъема.

Знаю, ты не парень, чтобы девушек любить,

Просто я этим тешу себя.

И раньше времени ты не появишься,

Печалюсь оттого, что был не готов к твоему приходу.

В этих строках заключен двойной смысл – мирской и духовный. Поэт себя видит и слышит:

Пусть убьют жену того, кто не любит гостей –

Я боюсь, что буду не способен сделать необходимое.

Пусть умрет подруга того, кому не люб друг –

Я боюсь обнажить скрытое.

Выражения «пусть убьют жену» и «пусть умрет подруга» воспринимаются со страхом. Но, по-моему, поэт имеет право пользоваться любыми словесными приемами, если это придает остроту его мыслям.

Филин, прилетающий к каждой кончине,

Свил гнездо почему-то в ауле моем.

Сова, что таится в укромных местах,

Когда она села около меня, я стал сомневаться.

Засомневался поэт, не прошла ли жизнь его даром, все ли он сделал, чтобы помочь людям, отдал ли должное Всевышнему. Али-Гаджи большинство своих мыслей не выражает, он скрывает их между слов.

Он ищет истину и рисует картины справедливости, приближая нас к простому народу.

Как в зеркале, он показывает нам разные картины:

Прячущаяся в дупле птица

Убила ворона черного.

Убегающая от птиц синица,

Спугнула с гнезда ворону.

В произведениях Али-Гаджи мы видим битву мыслей, перед нами открываются причудливые картины, которые напоминают действительность:

Черный ворон, что охранял мою голову,

Убит совой – значит, наступает конец света.

Судный день, – это когда

Улетит ворон, гнездившийся на голове.

В сердце поэта нет страха. Даже когда появляется седой волос и настает Судный день, поэт хорошо осознает свою силу, он знает цену протекшим дням, он знает свое назначение и готов на все перед лицом наступающей вечности:

На голову мою опустился один недуг,

Не знаю, то ли снег, то ли филин.

Ворона, что была там раньше, улетела,

Вернется она или не вернется?

 

Несколько раз повторяющиеся слова «ворона», «сова», «филин», «снег» стали символами душевного состояния поэта. Естественно, Али-Гаджи знает, что «черная ворона» (молодость) уже не вернется, но он готов терпеть невзгоды:

Теперь уже с гор снег не сойдет,

До того, как горы не разрушатся.

Если снег и сойдет, то сова улетит,

Лишь после того, как гнездо разрушится.

Здесь ставится точка в первой части стихотворения. Вопросы закончились, надо переходить к ответам. Но это очень значительные вопросы духовного мира.

Смыслом религии и мира становится образ седого хана. Он сжимает в кулаках остаток дней, что осталось ему прожить. Неспроста Али-Гаджи с ним заводит разговор, сближается с «седым правителем».

Рядом то ли снег, то ли сова,

Седой хан ходит по крепости.

И тех правителей, что спорят с ним,

Кидает в темницу без жалости.

Седой хан – это смерть и бессмертие в одном лице.

Вот конец жизни и начало вечности. Поэт понимает, что должен принять это как должное. Он должен с этим идти в вечный путь, и нет сил, способных остановить его. Седого хана не пленяют мирские блага.

Лирика

Али-Гаджи не лирический поэт, он поэт философский. Даже лирика в его творчестве в большей степени наполнена наставлениями и поучениями. Поэтому иногда бывает сложно воспринять и понять его лирический мир и найти там скрытую силу любви.

Временами кажется, что Али-Гаджи устает говорить о любви, и что это не основная цель его жизни и поэзии. Но в свете совести поэта открывается живительное чувство, сверкает жемчужина слова, утверждается сила красоты.

Сизый голубь Мекки и Медины,

Потерял я покой, как узнал тебя…

Шиповник красный, в полях растущий,

Горит вся душа у меня изнутри.

В этих словах мы слышим голоса будущих аварских лириков Чанки и Махмуда. Корни творчества этих будущих классиков тянутся из лирического сада Али-Гаджи.

Есть еще одна особенность у любовной лирики Али-Гаджи. Если у Чанки и Махмуда произведения превращаются в мини-поэмы, то у Али-Гаджи каждое произведение коротко, лаконично выражает конкретную мысль.

Язык любви – язык сердца. Его стихи о любви – откровения сердца, боль и горечь души, дыхание страсти.

Али-Гаджи из Инхо – светоч духовности – смотрел в глаза истины без страха. Поэтому он смог утвердиться на той высоте, на которой собственное бессмертие и последующие эпохи, здороваются с ним за руку. Он сохраняет в этой всеобъемлющей вечности свой свет.

Удивляет красота построения его слога:

…Кипит мой разум.

Меняется цвет лица,

Когда в разноцветном платье,

Ты на крыше стоишь…

Или

Посмотрите, как красивы брови у любимой моей,

И как у Пегаса поразителен взгляд.

Сердце наперекор всему выступает на защиту любовного огня:

Райских гурий видеть желают

Покорные Корану и Хадисам,

А ты подобна сиянию в Райских дворцах.

Али-Гаджи кажется, что коранические гурии – райские красавицы – и сады, и даже ослепительный огонь Ада несравнимы с красотой бровей его возлюбленной. Его обуревает не простое поверхностное чувство.

Правда – это правда. Она не бывает плохой или хорошей. Правда бывает только правдой.

У Али-Гаджи нет двуликих стихов. Есть стихи, написанные одним поэтом с одной целью – посвящение единственной возлюбленной или единственному врагу. Поэтому каждая строка Али-Гаджи изнутри сияет, она справедлива и звонка, как колокольчик. Любовными стихами Али-Гаджи правит талант, и даже если эти стихи написаны ради одного мига, то они причастны к вечности. Бессмертен очаг любви, и у этого очага у каждого лирика свое место, где душа греется у огня. Есть такое место и у Али-Гаджи из Инхо. Надо сказать, что именно он разжег огонь лирики в аварской литературе. До него была гениальная народная лирика, но мы говорим об огромном таланте личности, поэте-гении, творце. Али-Гаджи – исток классической аварской литературы, создатель литературного языка.

Мы видим все цвета радуги и все лики любви в лирике Али-Гаджи. Здесь и горный тур с золотой шерстью и райская птица, выросшая в цветах и тени деревьев, и родник, журчащий в ущелье, и воркующая птичка, и солнечный свет, освещающий небо и землю, и лучшая из красавиц мира, и джейран с жемчужными глазами, и белая голубка в Мекке, и райская лань с проницательным взглядом, и тело любимой, стройное, как у горной серны, и луна, озаряющая небосвод. Мы видим красивую, прекрасную женщину, достойную любви. Но все это было бы напрасным трудом, если бы поэт ограничился одним только описанием внешности. Вместе с этим Али-Гаджи открывает внутренний, духовный мир любви. Вот что главное для него. Он не воспринимает красивую, но никчемную женщину.

Состояние сердца – вот основа любви. В любовной лирике Али-Гаджи основная тема – именно состояние сердца. Он мыслит сердцем, открывая нам тайну любви. Поэт наводит мосты между своей лирикой и будущими стихами Чанки и Махмуда, дает урок поэтики и красоты.

Месть стихов

Нам с детства известны эти строки Али-Гаджи.

Да, чтоб им неладно было, и Будуну и Дибиру,

Которым мольба дорога, как мышке торба.

Муталимы тоже, чтоб муравьи их поели,

Под видом учебы ходят, воруют.

Мы попадаем в страну сатиры Али-Гаджи. Сатира – это месть стихов за всю несправедливость в мире.

 Нелегко бывает мстить. Нелегко было, наверное, и Али-Гаджи, будучи имамом, дать своими стихами пощечину другим имамам и религиозным деятелям.

Но совесть поэта превыше всего. Мелкие подлые дела в этом неповторимом мире для нее не приемлемы. Поэтому, обнажив шашку чести и достоинства, превратив перо в оружие, Али-Гаджи восстал против глупости. Его сатира служит не для достижения собственных целей. В ней обнажены пороки жизни, в ней есть сила, которая разрывает в клочья все противоречащее здравому смыслу.

Проклятья всем достойным проклятья.

Мир – добродетели – вот цель сатиры Али-Гаджи.

Как вы подлы – подхалимы царей,

Каждый мстит за бедность народа.

Не сомневайтесь, настанет день народа.

И он вам отомстит пусть и через сто лет.

Да, его мысль острая, как лезвие бритвы, мстит и через сто лет сегодняшнему сброду – подхалимам и шайкам воров. Так было и так будет. Али-Гаджи просто так никогда словами не бросался. Весы его мыслей взвешивали добро, которое совершено человечеством, и зло, от которого стонет род людской. Его мысли становятся волнами «моря разума».

Вот как он говорит о бедняке:

Как голодные шакалы паршивую козу,

Тебя унесут на кладбище.

И без малейшей жалости, как овцу

Закинут тебя они в яму.

Названия сатирических и обличительных стихов Али-Гаджи говорят сами за себя: «На смерть бедняка», «Астрология», «Лгун», «Сплетнику», «Богатым», «Пьянство», «Расточительство», «Шейхам», «На двоеженство» и т. д.

Молодое, здоровое тело и гордое сердце.

Не губи, выпивая, бузу,

Приструни себя, бедняк.

Каждое поучение – завещание поэта. Поэту претило пьянство.

Море разума

Большинство произведений Али-Гаджи носит истинно воспитательный характер. Но его наставления никогда не надоедают, не становятся обузой, их хочется слушать, они указывают верный путь, побуждают к человечности, сохранению достоинства и чести, учат человеколюбию, братству, обучают жизни, приближают к наукам, отдаляют от невежества:

Завязав два узелка на завистливом сердце

Все делать назло – недопустимо.

… Едешь ли верхом, идешь ли пешком –

Дружи всегда с водой – в этом чистота…

… Науки совершенной держись,

Поручень крепкий имей.

… Будь со всеми добр одинаково,

Ведь недолог правителей век.

… Сердечно люби далеких, но лучших.

Али-Гаджи еще говорит:

Как прекрасна речь того,

Кто страстно желает новое познать.

 

Эти строки сегодняшние поэты могут использовать как эпиграф для своих стихов.

Если есть огонь страсти, ум для познания нового, будет услышано слово поэта, и оно станет свидетелем его дел, жизни и любви, эхом судьбы.

Для Али-Гаджи самым важным и дорогим является любовь к родине и выполнение долга перед ней:

Выполнявших долг перед родиной,

Померкнувших звезд не забудутся имена.

Вот такими выражениями украшено каждое произведение Али-Гаджи назидательного характера. Чем больше поэт мыслит о мире, познает тайны жизни, тем больше мудрости в его лирике. Чем она богаче, тем больше для нее простора.

Али-Гаджи из Инхо открыл свойственный только его лирике остров назидательных произведений. Вокруг поэта бушует и бьется вечными волнами беспокойства море разума. Капли разума из свободного сердца поэта летят в наши сердца. Если бы их не было, мы бы обеднели, а души наши очерствели бы.

Многие даже не задумываются над тем, как рождается стихотворение. Это трудно понять, а вот что об этом говорит мастер:

Перо, ты шепни чернилам

О состоянии моей души.

Страсть, стань стоном души.

Когда страсть души, ставшая стоном, превращается в выдох, это и есть поэзия. И того, кто выдыхает, называют поэтом. Поэта судят по бесцельно прожитым дням и ночам. Надо понять это, чтобы понять минуты мудрости и муки творчества. Всегда трудно бороться со временем и выиграть в этой борьбе.

У Али-Гаджи со временем нескончаемый спор:

Я надел капкан мирской ноши на шею,

И свет ясных дней померк.

Глаза, привыкшие к свету,

Застит черное время, тяжелое, как чугун.

Поэта, который мог размышлять о звездах, что украшают небо, мучит мирская суета, он – вместе с болью народа.

Народ – это рука, а поэт – палец на этой руке. В этом есть большое счастье и несчастье.

«Капли с неба упали на мое тело», – пишет поэт.

Мысли поэта доходят до космоса:

«В мире, крутящемся быстро, как точило», подобно ножу, наточился талант Али-Гаджи. Его стихи и слова были с народом и остались в народе. Этим он и ценен.

Как совершены и точны его слова о земле:

Справедливей тебя не видел я,

Ты всех уравняла: бедняка и богача,

злодея и добряка, праведника и пророка.

Всех забираешь, не выделяя никого.

В жизни надо быть прежде всего людьми, считает поэт. ведь на земле мы родились, и в землю уйдем.

Пока не оседлал коня вестник смерти

Знай, что надо оставить добро на земле, хоть и малое.

Добро остается, оставляя след в людских сердцах. Вот в чем высота таланта Али-Гаджи.

На плечах Дагестана, как на военной форме,

Есть знаки отличия, недоступные многим –

Бесстрашие и ум горцев –

Достоинства, которыми владеют горы.

Вот таким горцем и поэтом является Али-Гаджи из Инхо. Его талант, как знак отличия, находится и будет находиться на плечах Дагестана.

АФОРИЗМЫ АЛИ-ГАДЖИ ИЗ ИНХО

Кто без труда хочет успеха,

Пусть без серпа пожнет не засеянное поле.

Думаю, что если бы кроме этого двустишия Али-Гаджи не написал бы ничего, он все равно остался бы навсегда в аварской литературе. Настоящий поэт зря слова не скажет. Его речь становится совершенным уроком жизни. Уроки в стихах Али-Гаджи состоят из афоризмов, собранных в двустишия и четверостишия. Коротким стихам нужно больше всего совершенства, лаконичности, сжатости мыслей, внутреннего сияния. Двустишиями измеряют совершенство и мастерство поэта. Мастер слова, учитель разума – эти два эпитета хочется произнести, читая афоризмы Али-Гаджи.

Сам поэт говорит:

В одном моем выражении найдете два тайных смысла,

Здесь мудрецу откроется столько скрытого жемчуга.

 

Два смысла… Это есть основа стихов, главная цель, сокрытая между строк.

Мудрость, спрятанная в строках, красота, о которой нужно знать, вложенная в речь.

Вставить в стих жемчуг с двумя смыслами бывает трудно, но чем труднее, тем нужнее.

Мудрец не даст человеку пропасть,

даже если перед ним окажется враг.

Творчество начинается не только с любви к человеку, но и с понимания врага. С умения прощать начинается мудрость.

«Не оспаривай глупца», – писал Пушкин. Подобное пишет и Али-Гаджи:

Не зови смерть оттого, что тебя оклеветали –

Дерево без фруктов палкой не бьют.

Не ищи у легкомысленных правду –

Из соляных мешков мед не потечет.

Эти четыре строки стоят четырехсот других. Да, бесполезное дело спорить с глупцом и драться с лжецом.

Но… Но трудно поэту, когда они одерживают верх.

Сколько хороших дел, от которых убегает человек,

Сколько вредных дел, без которых не может человек.

Зло оборачивается против тех, кто его творит: подлеца убивает его же подлость, невежду убивает его же невежество, лжеца губит ложь, изменник умирает от измены. Когда-нибудь, рано или поздно, мы покинем этот мир. И только от самого человека зависит, какой будет его жизнь с рождения до смерти. Будет ли она родником добра или болотом зла.

Поэт Али-Гаджи из Инхо – это творец своей судьбы.

Проходит жизнь моя, похожая на растущую ветку тополя.

Оставляю я мир, как дорогу иноходец.

На этой дороге встречаешь многое. И убивающее тебя, и убиваемое тобой. Но чтобы очистить дорогу от камней и кустарника, нужно время и силы. Это могут не многие, и счастлив тот, кто способен сделать это. Поэт находит лекарство для болезней времени, его слова смывают грязь времен.

Али-Гаджи постоянно размышляет о самом дорогом сердцу человека и призывает к добру. Если даже тело нездорово, душа должна остаться здоровой, ее нужно сохранить в чистоте. Верить времени нельзя, оно изменчиво. Но нельзя изменить человеческой совести, нельзя продавать свое достоинство ни за какие деньги. «Будь милосердным к маленькому человеку», – говорит Али-Гаджи. Ведь этот маленький человек создает этот мир, он бережет веру и родину.

Бедняка и нищего уважай,

В трудную минуту их помощь будет значительна.

Али-Гаджи себя не возвышает над другими. Это признак мудрости. Его главная цель – до конца оставаться человеком.

Много дней, ночей, и долог путь.

Послесловие

Этим не заканчиваются размышления и раздумья об Али-Гаджи из Инхо и его творчестве. Настали времена, когда о нем пишут книги. Буду рад, если мои мысли хоть немного откроют огромный поэтический мир Али-Гаджи, и если здесь есть хоть капелька из «моря разума» его. Вновь слышу его голос:

У времени три разных дня –

Один – прошедший день, уже не вернется,

Второй – сегодняшний, не вечен,

Третий – неведомый, наступает.

Спасибо поэту. Спасибо Али-Гаджи из Инхо.

Народный поэт Дагестана, Магомед Ахмедов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle
Личности в Исламе
Все об Исламе