Роль взаимодействия властей и духовенства в борьбе против экстремизма

4 Сентябрь 2021
701

Крушение СССР и доминирующей позиции атеизма в идеологии государства ознаменовалось массовым расцветом разного рода религиозных течений и сект, среди которых было немало тех, кто стремился использовать религию в определённых политических целях.

Основная часть учёных Ислама, которые объединились вокруг Духовного управления мусульман Дагестана (ДУМД), имели иной взгляд на произошедшие перемены. Осознавая, что они получили настоящую свободу исповедания своей религии, они сосредоточились на распространении Ислама среди дагестанцев, на их просвещение в вопросах религии.

Авторитетный религиозный лидер Дагестана конца 20 – начала 21 веков Саид Афанди из Чиркея в своей книге «Сокровищница благодатных знаний» (стр. 118) в те годы написал:

«В те времена (во времена СССР) самую большую неприязнь к властям у людей вызывало то, что они запрещали религию…

… Кто сегодня не позволяет нам работать во благо Ислама? Есть ли в вопросах религии что-нибудь такое, что нам сегодня запрещали бы, если наша молодёжь имеет возможность обучаться в любых арабских странах, [если мы можем] совершать хадж или умру, строить и открывать новые мечети и медресе, обучать наших детей и изучать арабский язык даже в государственных учебных заведениях?»

По отношению к государству у этих учёных тоже была конструктивная позиция. Саид Афанди в упомянутой выше книге (стр. 91) написал:

«Для того, чтобы арба катилась вперёд, необходимо, чтобы у неё было два колеса. В нашем с вами случае одним колесом является Духовное управление, а другим – органы государственного управления».

Тем не менее, в среде чиновников сохранялись опасения в отношении Ислама в силу отсутствия знаний, неумения отличать истинный Ислам от примкнувших к нему течений, поэтому они проводили политику сдерживания и противовесов.

Опасения властей перед Исламом росли, следовательно, росло и недоверие к официальному духовенству, которое, по мнению властей, в любой кризисный момент могло переметнуться на сторону антигосударственных сил.

Момент истины наступил летом 1999 года после нападения международных ваххабитских бандформирований на Дагестан. Если духовенство тайно вынашивало планы свержения светской власти республики, то это был самый подходящий момент, чтобы нанести удар в спину государства. Но ДУМД в эти критические дни однозначно выступило против посягнувших на отечество силы – Муфтий Дагестана, надев военную форму, дал чёткие ориентиры верующим и заявил, что защита Отечества – это обязанность мусульман.

Известно, что очень большую роль в разгроме ваххабитов тогда сыграли простые дагестанцы-мусульмане, вышедшие против агрессоров по призыву Муфтия. Они, в свою очередь, дали уверенность и подняли дух воинам российской армии, которые до этого были в некоторой растерянности, памятуя о частых случаях предательства в среде высоких российских чинов в ходе боевых действий в Чечне.

По истечении некоторого времени после разгрома ваххабиты, поддерживаемые разными силами, выступающими против ДУМД, в том числе из среды высоких государственных чиновников и чинов, опять начали поднимать голову.

Многие ваххабиты, совершившие преступления против государства, откупились от наказания взятками, что давало им дополнительную уверенность в том, что наказания за преступления можно избежать.

Параллельно с этим страх некоторых чинов, что духовенство, набрав силу и влияние в обществе, может выступить против государства, как об этом сообщалось в «аналитических записках» от разного рода структур, а также возврат к политике противовесов по отношению к религии вновь способствовали ослаблению настороженного отношения к ваххабизму и росту подозрительности в отношении официального духовенства.

Многие чиновники республики мешали духовенству разъяснять населению экстремистскую, террористическую суть ваххабизма, представителей духовенства перестали пускать в государственные учреждения, в том числе образовательные, для разъяснения истинных ценностей Ислама и способов, как отличить истинную религию от экстремизма. Как следствие среди людей и особенно среди молодёжи и подрастающего поколения стала массово распространяться экстремистская идеология, активно финансируемая и поддерживаемая из-за рубежа.

Результатом этой политики стал «расцвет» террористической активности в Дагестане во второй половине нулевых – начале десятых годов. Особенно распространена была экстремистская идеология среди молодёжи. Террористы в те годы имели существенную поддержку и среди высокопоставленных чиновников Дагестана.

Эксперт по межнациональным отношениям и межрелигиозному диалогу, руководитель проекта «Ближний Восток – Северный Кавказ» Михаил Чернов в своём интервью еженедельнику «АиФ Дагестан» (27.08.21 г.) заявил:

«Терроризм – не “вещь в себе”. Серьёзные террористические организации всегда связаны с легальными структурами и имеют определённую поддержку. Об этом надо помнить, если вдруг мы станем свидетелями роста экстремизма и терроризма».

Влияние террористов на чиновничью среду республики усиливалось с каждым годом.

Многие высокопоставленные чины республики были фактически подчинены «лесным», выплачивая им дань (по свидетельству бывшего полковника полиции Ашикова, более половины депутатов НС РД выплачивали дань террористам), не говоря уже о бизнесменах, которых «лесные» рэкетировали поголовно.

Среди немногих сил, которые беспощадно боролись с террористами, разоблачая их ложную идеологию, противоречащую Исламу, в те годы были имамы и официальное духовенство. Их не остановили даже исчислявшиеся сотнями убийства имамов и религиозных активистов, которые разоблачали идеологию террористов.

По сути религиозные деятели отстояли Дагестан перед угрозой победы терроризма и их идеологии, а Россию спасли от распада по прецеденту.

Большую роль в разгроме террористов сыграло и то, что в середине десятых годов среди высоких чиновников как республиканского, так и федерального уровня взяла верх патриотически настроенная их часть, которая понимала важность консолидации идеологической и силовой составляющих борьбы с терроризмом.

Как сказал упомянутый выше эксперт по межнациональным отношениям и межрелигиозному диалогу Михаил Чернов в том же интервью: «Без этого (идеологической борьбы) справиться с экстремизмом и терроризмом невозможно. …Первый и самый важный способ [борьбы с псевдоисламским экстремизмом] – это, собственно, сам Ислам. Настоящий и искренний. В Дагестане Муфтият добился впечатляющих успехов на этом пути».

Значительную роль в победе над терроризмом сыграло и изменение позиции Министерства по национальной политике и делам религии РД в сторону более плотного сотрудничества с Муфтиятом республики в борьбе с экстремистской идеологией.

Министерство стало проводить совместно с Муфтиятом разного рода конференции на тему борьбы с идеологией экстремизма, начиная с республиканского уровня, вплоть до международного, с приглашением религиозных авторитетов мирового уровня.

В частности, на конференции, приуроченной к 20-летию разгрома международных террористов, вторгшихся в 1999 году в Дагестан, министр по национальной политике и делам религий РД Энрик Муслимов отметил:

«Сегодня основная нагрузка по профилактике распространения идеологии экстремизма и терроризма ложится на плечи имамов и религиозных просветителей. Они реагируют на злободневные вопросы, связанные с религиозной тематикой, к которой у дагестанской молодёжи высокий интерес».

Совместная координированная работа светских властей, включая силовые структуры, и духовенства республики дала хорошие результаты – экстремисты, которые ещё 7-8 лет назад терроризировали дагестанцев чуть ли не каждодневными взрывами и убийствами, ныне полностью разгромлены, их идеология и практика вызывает отторжение и неприятие не только у жителей нашей республики, но и у граждан всей страны.

Гаджимуса Ичалов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle