Не огнем и мечом, а добрым словом

7 Январь 2017
1769

Освободительные войны. Часть (III)

Еще одним, не имеющим под собой никакого основания утверждением является версия о том, что Ислам проделывал себе путь огнем и мечом и что его широкое распространение обусловлено лишь насилием, к которому прибегала эта религия в достижении своих целей. Эта теория была доминирующей в западноевропейской научной мысли в Средневековье, но не перестала быть актуальной и на современном этапе.

В сентябре 2006 года, выступая в одном из немецких университетов, Папа Римский Бенедикт XVI позволил себе скандально-известные высказывания, всколыхнувшие весь мусульманский мир, который обвинил понтифика в отсутствии элементарной веротерпимости и толерантности. В своем выступлении Папа Римский процитировал слова христианского императора Мануила II: «Покажите мне, что Мухаммад принес нового, и там вы найдете злое и бесчеловечное, как его приказ распространять мечом веру, которую он проповедовал».

Главным опровержением этой ошибочной гипотезы является священный Коран, заложивший основу и мораль проповеднической деятельности. Всевышний Аллах говорит:

ادْعُ إِلَىٰ سَبِيلِ رَبِّكَ بِالْحِكْمَةِ وَالْمَوْعِظَةِ الْحَسَنَةِ ۖ وَجَادِلْهُمْ بِالَّتِي هِيَ أَحْسَنُ

«Призывай людей (о Мухаммад!) на путь Господа своего мудростью, добрым наставлением и хорошим увещеванием и веди спор с теми, кто не согласен, наилучшим образом». (Сура «Ан-Нахль» - 125 аят)

Согласно этому аяту, именно мудрость и доброе наставление – ключ к закрытым сердцам – инструмент, которым в буквальном смысле должен вооружиться проповедник. Но даже при возникновении спорных ситуаций Ислам предписывает вести себя доброжелательно и вести спор наилучшим образом.

В этом аяте ничего не говорится о насильственных методах призыва к вере, так как это противоречит общечеловеческим ценностям и не имеет ничего общего с ними. И на протяжении всей человеческой истории мягкое слово вместо черствости и грубости приводило к великим успехам, останавливая войны и человеческие жертвы.

Мягким обращением также руководствовались пророки Всевышнего (мир им), выступая перед ослепленными от неверия оппонентами.  Египетский фараон, кроме всего прочего, был человеком, претендующим на божественность. Он считал себя наместником верховного Бога на земле и принуждал людей поклоняться себе. Но даже при этом Всевышний Аллах, посылая к нему пророков Мусу и Харуна (мир им), потребовал от них призвать его добрым наставлением. Всевышний в Коране говорит:

اذْهَبَا إِلَىٰ فِرْعَوْنَ إِنَّهُ طَغَىٰ. فَقُولَا لَهُ قَوْلًا لَّيِّنًا لَّعَلَّهُ يَتَذَكَّرُ أَوْ يَخْشَىٰ

«Идите оба к Фараону вдвоем, ибо он преступил границы дозволенного. Говорите с ним мягко, быть может, он прислушается к назиданию или устрашится». (Сура «Та-Ха», 44)

 

И с другой стороны, невозможно склонить сердце человека к вере или неверию, если он сам не желает этого. Можно принудить сделать или сказать что-либо, но овладеть сердцем человека – никогда. Поэтому Всевышний Аллах недвусмысленно заявляет об этом в Коране:

لَا إِكْرَاهَ فِي الدِّينِ ۖ قَد تَّبَيَّنَ الرُّشْدُ مِنَ الْغَيِّ ۚ

«Нет принуждения к Вере [к религии Ислам]. Уже ясно отличился истинный путь [Ислам] от заблуждения». (Сура «аль-Бакара» – 256 аят)

Причиной ниспослания этого аята стал случай, произошедший в Медине. У одного из жителей Медины было два сына, исповедовавших христианство еще до прихода Ислама. А когда Ислам уже полностью охватил Медину, они приехали в столицу исламского государства по торговым делам. Их отец-мусульманин твердо решил для себя обратить их в мусульманскую веру, но те категорически отказались принять её. Все это привело к тому, что они обратились к Пророку (ﷺ) за разрешением этой ситуации. Отец с негодованием заявил: «Неужели на моих глазах моя частичка окажется в Аду?» Тогда и был ниспослан этот аят.

Свидетельством этого принципа является и ряд других аятов:

وَقُلِ الْحَقُّ مِنْ رَبِّكُمْ فَمَنْ شَاءَ فَلْيُؤْمِنْ وَمَنْ شَاءَ فَلْيَكْفُرْ

«И скажи (о Мухаммад этим беспечным): «Ваш Господь разъяснил истину. Кто хочет, пусть верует, а кто не хочет, пусть не верует...». (Сура «аль-Кахф», 29)

Практическая реализация исламского принципа предоставления человеку полной свободы вероисповедания прежде всего содержится в жизни Пророка (ﷺ) и его праведных халифов. Во времена Пророка (ﷺ) мусульманам удалось пленить одного из вождей племени БануХанифа,Сумаму ибн Асала. Когда он был доставлен в Медину, Пророк (ﷺ) несколько раз в вежливой форме предлагал ему принять Ислам, но всякий раз ответ Сумамы был одним и тем же: «Если ты попросишь за меня денежный выкуп, то получишь его. Если ты лишишь меня жизни, то тебя ожидает кровная месть. Ну а если ты всё же освободишь меня, то я буду тебе весьма благодарен».

Благородство Пророка (ﷺ) не знало границ, и он освободил его, не потребовав ничего взамен. Пораженный такой благородностью Посланника Аллаха (ﷺ),Сумама тут же совершил большое омовение, зайдя в мечеть и провозгласив свидетельство веры, и заявил: «О Мухаммад! Клянусь Аллахом, на свете не было для меня более ненавистного лица, чем твое. А теперь твое лицо стало для меня самым любимым. Не было для меня религии и города, более ненавистного, чем твоя религия и город, в котором ты проживаешь. А теперь твоя религия и город стали для меня самыми любимыми».

Переполненной искренней верой, Сумама отправился к своим союзникам – мекканцам и открыто пригрозил им, что без ведома Пророка (ﷺ) им впредь не видать пшеницы из его местности Ямамы. Сила веры и убеждения Сумамы была настолько крепка, что он разорвал отношения со своими союзниками – курайшитами, закрыв глаза на колоссальные доходы, которые Сумама получал в ходе торговой деятельностью с мекканцами.

Известный богослов ханафитского мазхаба Мухаммад Аш-Шайбани отмечает, что Посланник Аллаха (ﷺ) на протяжении всей своей 23-летней пророческой жизни никого не принуждал к принятию Ислама. И это неудивительно, поскольку всеобъемлющая миссия Пророка (мир ему и благословение Аллаха) заключалась в доведении религии Всевышнего до людских масс, но ни в коем случае речь не шла о насильственной исламизации. Всевышний Аллах в Коране говорит:

فَإِنَّمَا عَلَيْكَ الْبَلَاغُ وَعَلَيْنَا الْحِسَابُ

«...На тебя (О Мухаммад!) возложено только доведение (призыва к Истине), а на Нас– расчет и воздаяние».(Сура «Ар-Ра'д», 40)

В обязанность Пророка (ﷺ) входил только призыв, которому он посвящал себя денно и нощно, но наставление на истинный путь, раскрытие души неверного не было подвластно Пророку (ﷺ). После смерти своего дяди и бескомпромиссного защитника Абу Талиба Пророк просил у Всевышнего простить его, но Аллах, подтверждая, что наставление не входит в его компетенцию, сказал:

إِنَّكَ لَا تَهْدِي مَنْ أَحْبَبْتَ وَلَٰكِنَّ اللَّهَ يَهْدِي مَن يَشَاءُ ۚ وَهُوَ أَعْلَمُ بِالْمُهْتَدِينَ

«Воистину, ты не сможешь наставить на прямой путь тех, кого ты любишь. Только Аллах наставляет на прямой путь тех, кого пожелает. Он лучше знает тех, кто готов следовать прямым путем» (Сура «Аль-Кисас», 56).

Такой принцип заложен в Коране, и он разбивает домыслы и предрассудки тех, кто всеми силами стремиться показать эту религию в неприглядном виде. Если бы Всевышний принуждал кого-либо к принятию веры, то это способствовало бы зарождению лицемерия, которое ненавистно Аллаху и которое по сути нанесло Исламу колоссальный вред.

Религии не нужны потворствующие и двуличные люди, демонстрирующие свое благочестие, но на деле полные коварства и нечестия, ведь такие люди ущербны и ничего, кроме беды, от них ждать не приходится. Именно к таким последствиям привела бы насильственная исламизация.

Поэтому Всевышний резко осуждает в Коране любые проявления двуличия и лицемерия, упоминая об этом в тридцати семи местах священного Писания и даже посвятив этому целую суру, которая носит одноименное название – «Лицемеры».

Понравилась статья? Пожалуйста, сделайте репост в соц. сетях, поделитесь

информацией с друзьями!

Продолжение следует…

Смотрите также:

Освободительные войны. Часть (I)

Освободительные войны. (Часть II)

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.