Благой нрав шейха Хасана Афанди

3 Июль 2021
3968

Презентация книг учёного богослова Хасана Хильми Афанди, шейха накшубандийского, шазалийского и кадирийского тарикатов собрала в стенах музея «Россия – моя история» потомков двух шейхов – Хасана Хильми и его сына Мухаммад-Арифа Афанди, а также лучших богословов Дагестана, сотрудников Муфтията, Министерства по национальной политике и делам религий РД, представителей сферы образования.

«Если вдруг на том свете я встречу Пророка и Пророк мне скажет: "Вот, я готов был пойти в Ад ради спасения своей уммы, а ты что сделал?", я отвечу: "Хотя бы словом я старался призывать людей, и я надеюсь, что кое-кто меня слышал и поймёт, что я всё это время призываю людей не ради себя, а ради вас". Эти слова Муфтия шейха Ахмада Афанди – отрывок из фильма о Хасане Афанди – обозначили главный мотив жизни и деятельности наших шейхов.

Презентация книг шейха Хасана Афанди объединила присутствующих вниманием к каждому прозвучавшему на мероприятии слову. Весь зал, как единое целое, в полном молчании и тишине внимал речам выступавших – ни одно слово не было произнесено впустую, каждая мысль и каждое слово имели глубину и мудрость. Началось мероприятие с выступления председателя Муфтията РД Шамиля Алиханова:

«Хвала Аллаху, который сохранил наследие великих учёных Ислама. В свет вышли две книги: "Хуласат-уль-адаб лиман арада фатх-аль-абваб" и "Танбих ас-саликин". Они принадлежат перу шейха Хасана Хильми Афанди.

Их особенность в том, что они подготовлены под руководством Муфтия Дагестана, шейха Ахмада Афанди Абдулаева. Он исправил и дополнил эти два труда посредством сопоставления с оригиналом рукописей этих книг.

Дать достойную оценку трудам такого учёного, как Хасан Афанди, могут лишь те, кто знает высокий уровень этого учёного. Мне бы хотелось здесь привести оценку шейха Саида Афанди. Он писал: "Что касается книги “Хуласат-уль-адаб”, то она подобна скатерти, на которой шейх Хасан Афанди преподносит нам драгоценные жемчуга, собранные из глубин бескрайних океанов истинных знаний. Кто прочтёт эту книгу, тот насладится новыми знаниями. Хасан Афанди – обновитель религии и её знаменосец. Он, подобно магниту, притягивает людей на путь истины". Слова другого досточтимого шейха –Шуайба аль-Багини: "Тот, кто последует написанному в этой книге, достигнет главной цели –познания Всевышнего Аллаха. Прочитать эту книгу и претворять в жизнь её содержание – обязанность каждого мюрида"».

Вёл презентацию книг бессменный ведущий масштабных мероприятий, на которых собираются мусульмане, Мухаммадрасул Абакаров:

«Уважаемые коллеги, мне помнится, как Муфтий, шейх Ахмад Афанди приводил слова Абдулхамида Афанди, общий смысл которых был таков: если бы представители государственных структур знали, какую пользу приносят обществу такие люди, как Хасан Афанди, они бы старались создать для них все условия. Хвала Всевышнему, в наши дни это понимание встречается всё чаще. Не секрет, что до 1999-го года его не было.

Именно представители тасаввуфа, последователи Хасана Афанди в своё время оказали мощное идеологическое противостояние всем тем людям, которые пытались ввергнуть Дагестан в войну. И на этом пути было потеряно немало людей, наших учёных-богословов, которые тяжести свинца противопоставляли тяжесть слова.

Ещё кое-что скажу. Односельчане тех людей, которые отправляли Хасана Афанди в тюрьму, тех, кто принимал это решение, сейчас даже не хотят говорить, что они жили в одном селе вместе с ними.

Имя Хасана Афанди живёт и будет жить. И имена тех людей, которые были рядом с ним и помогали ему, тоже будут жить. Те люди, которые стараются ради Ислама, ради Дагестана, получат своё вознаграждение как в этом мире, так и в ахирате.

У нас на мероприятии представитель министерства по национальной политике и делам религий Расул Гамидович – человек, который прекрасно понимает, что именно сотрудничество духовенства и власти сегодня приносит колоссальные плоды, полезные для Дагестана и для России».

Расул Гаджиев, начальник отдела министерства по национальной политике и делам религий РД: «Земля Дагестана всегда была богата известными богословами. Они вели людей к миру, стабильности, дружбе и добрососедству между всеми народами республики Дагестан.

В самый тяжёлый период в нашей республике, я имею ввиду 90-е годы, я был непосредственным свидетелем тех процессов, которые тогда происходили. Именно благодаря авторитетным богословам, их трудам нам удалось сохранить мир и стабильность в нашей республике.

Я свидетель того, как к нам приезжали иностранные гости и удивлённо спрашивали: "Мы не понимаем, вот ваши соседи, соседние республики, воюют между собой, там идут войны, как же у вас так спокойно?" Я им говорил: "Наши народы с самого рождения мизинец к мизинцу соприкасаются друг с другом, а дальше мы всё больше узнаём друг друга и в учёбе".

Дагестан всегда отличался стремлением к знаниям. И наши светила в лице таких людей, как Хасан Афанди из Кахиба, и других дагестанских учёных оставили нам великое наследие. Низкий поклон им за это.

Отмечу, что Владимир Владимирович Путин неоднократно подчёркивал необходимость создания российской богословской школы. В 2013 году в Уфе в ходе встречи с муфтиями субъектов России он подчеркнул необходимость создания нашей российской богословской школы.

Мы думали – откуда у нас такие возможности? Но они есть. В Дагестане есть. Нужно поднимать наследие наших дагестанских учёных, великих богословов, одним из которых является Хасан Афанди из Кахиба. С малых лет у него была большая тяга к учёбе. Несмотря на то, что он ещё юношей достиг больших высот в изучении Корана, он искал себе наставника. Он заслуженно получил такие звания, как «великий учёный», «гуманист», «обладатель нрава Пророка », «море наук». Все его наставления направлены на то, чтобы помочь людям следовать по пути истины».

 

Рамазанов Магомед, доктор педагогических наук, профессор ДГУ: «С огромным удовольствием я принял приглашение на это мероприятие, и меня бы очень обидело, если бы я сегодня не оказался здесь. Хочу сказать, что мои предки родом из селения Кахиб. Мы находимся чуть-чуть ниже, есть такое селение – Хиндах.

Вот что у меня сохранилось в памяти. Я знал сына Хасана Афанди Мухаммад-Арифа Афанди, наша семья жила через три дома от него – здесь в Махачкале – на третьей линии. Там и жил Мухаммад-Ариф, сын Хасана Хильми. И я запомнил такую вещь. У меня мама – украинка, ещё в 1942 году она приняла Ислам. Она жила в Хиндахе, в Кахибе, там она была секретарём райкома. И вот, когда я учился в медучилище, мама меня предупреждала: "Магомед, смотри, там, в начале линии, живут очень верующие люди, обязательно здоровайся". Когда с портфелем шёл из медучилища домой, Мухаммад-Ариф часто стоял возле своих ворот, такой круглолицый, добрый, интереснейший человек. И я всегда говорил ему: "Здравствуйте". Он отвечал: "Здравствуйте". И уходя, я всегда чувствовал спиной какое-то тепло, оборачивался и видел его круглое улыбающееся лицо. Он улыбался и кивал головой.

Самое главное, что я отметил бы – эти люди не забываются. Сколько людей, которые были известны в своё время – сильных, могущественных – о которых мы не помним? А Хасана Афанди не забывает никто.

И ещё один момент. Когда Хасана Афанди арестовали, его этапировали сначала в Хунзах. И в Хунзахе органы ждали, что кто-нибудь из Кахиба придёт и заберёт шейха. Но никто не пришёл за ним. И такая боль у меня осталась, когда я об этом факте прочитал. Как же люди боялись, если не пришли и не забрали его! Его же даже не хотели дальше этапировать, он совсем преклонных лет был, но никто не пришёл из Кахиба. Я вот часто задумываюсь, а что за причина была, почему не забрали старца? Боязнь. Боязнь показать, что это потомок колоссальной исламской цивилизации, которую нёс Хасан Афанди. Уже за одно то, что он предотвратил противодействие народа советской власти, можно ставить ему величественные памятники. Ведь он спас наш Дагестан в те годы!

Я даже сейчас чувствую взгляд Мухаммад-Арифа у себя на спине. У меня мама украинка, и вроде ко мне не придраться, не сказать, что я националист, религиозный фанатик или экстремист. Просто я вижу в этом деле важное средство духовно-нравственного воспитания наших людей, не столько молодёжи, сколько взрослых, которые, к сожалению, не знают ничего и говорят, что им уже поздно познавать. Ничего не поздно. Желаю всем добра, я очень рад, что оказался на этой презентации».

После выступления Магомеда Рамазанова на большом экране продемонстрировали фильм о Хасане Афанди. Фильм освещал его жизнь и деятельность, прозвучали высказывания богословов, исследовавших биографию Хасана Афанди.

Самыми глубокомысленными, мудрыми, пронзительными были слова муфтия Дагестана шейха Ахмада Афанди о Хасане Афанди, о тех духовных процессах, которые запускает в человеческой личности следование тарикату, и о важности тасаввуфа в наши дни, об огромной ответственности, которая тяжёлым грузом ложится на плечи тарикатских шейхов.

Никто из сидевших в зале не мог удержать самые искренние эмоции сопереживания, когда звучали слова о трагической судьбе великого шейха Хасана Афанди, глубокие суждения и проницательный анализ шейха Ахмада Афанди о тасаввуфе, о нелёгкой судьбе тарикатских шейхов, их самоотверженности и их глубоком созидательном воздействии на общество.

Мухаммад-Расул Абакаров: «Устазы – это лекари человеческих сердец. Мы как-то в одной из передач говорили, что когда мусульман показывают в популярных фильмах, то их показывают варварами, остерегая других от Ислама. А когда человек уже в Исламе, то его пытаются остеречь от тасаввуфа, подменяя понятия и вводя его в заблуждение.

Но когда говорят о болезнях сердца, ни у кого не возникает вопросов, идти ли к кардиологу, лечить ли сердце, делать ли операцию, надо ли искать лучшего специалиста, который делает эту операцию. Тогда уже никто никаких далилей не ищет, не спрашивает национальность кардиолога, не интересуется, на какой машине он ездит.

Вот есть врач Лео Бокерия, лучший кардиолог в стране, и в случае болезни никто не сомневается, что надо купить билеты, потратить большие суммы, полететь в другой город, затратить много сил и средств, чтобы добраться до этого лучшего врача.

Но когда речь идёт о духовном сердце, о том сердце, на которое смотрит Всевышний, там пытаются внести всяческие сомнения. И вот эта аналогия с врачом очень уместна. А что касается канонического обоснования, то для этого я приглашаю на сцену Амира Мевлютова доктора исламских наук. У него доклад о науке тасаввуф».

Амир Мевлютов, доктор исламских наук: «Главный принцип суфизма — это соответствие Корану и Сунне в общем и исламскому праву, в частности. Необходимо отметить, что суфизм, то есть тасаввуф, выстраивается на принципах, выведенных первыми представителями этого учения, которые к тому же являются яркими представителями саляфов, предшественников первых поколений, особенно Хасан аль-Басри, Ибрахим ибн Адхам, Джунайд аль-Багдади, Сарийю ас-Сакати и других.

Кроме того, важно знать, что большинство суфиев раннего и позднего периодов были не только представителями суфизма, но и других наук. Например, Худжатуль-Ислам имам Аль-Газали, имам Ар-Рамли, имам Ан-Навави, имам Ас-Суюти, имам Аш-Шаърани и Ибн Хаджар аль-Хайтами.

Тасаввуф уделяет большое значение ортопраксии, то есть суфизм – это в первую очередь практика борьбы с эго, соблюдение морально-этического кодекса мусульманина.

Тасаввуфэто наука, цель которой – организация внутреннего мира и состояния человека, приближение его к состоянию, в котором находился сам Пророк Мухаммад . В своё время предводитель суфиев Абу-ль-Касим аль-Джунайд сказал о тасаввуфе следующее: "Это беспрестанное и совершенно чистое обращение к Аллаху", следовательно, тасаввуф – одна из трёх взаимосвязанных основ религии, изучение и практическая реализация положений которой восполняет совершенство двух остальных».

Выступающий следом редактор аварской версии газеты «Ас-Салам» Абдулла Магомедов, много лет являющийся работником пера исламской журналистики, рассказал интересные подробности о подготовке книг Хасана Афандик изданию и о той обстановке в Дагестане, которая предваряла их появление на свет в далёкий дореволюционный период.

 

Абдулла Магомедов, редактор газеты «Ас-Салам» на аварском языке: «Уважаемые братья и сёстры, расскажу о причинах написания этих двух книг –"Хуласат-уль-Адаб ли-манарадафатх-аль-абваб" и "Танбих ас-саликин". В конце XIX– начале XX вв., в дореволюционное время в Дагестане появилось настолько много так называемых "суфийских шейхов", что в одном селе их могло быть два-три и более. Некоторые люди могут подумать – а что в этом плохого? Но эти так называемые шейхи порой могли выходить за рамки шариата и Ислама. Они выдавали себя за святых, за людей, которые умеют предсказывать. И чем это чревато? Это чревато тем, что вокруг суфизма создаётся общественное мнение – якобы это просто какой-то мистицизм или секта, а не прямой путь Ислама или, как его описывают истинные алимы, душа Ислама.

Вокруг суфизма в ту пору разыгрывалось много вот таких игр, и в это время Аллах дал Дагестану истинного шейха – Абдурахмана-хаджи из Асаба. Он начал распространять истинный тарикат, под его опеку вступил и Хасан Афанди.

Абдурахман-хаджи сделал его своим наследником, передал ему право на наставничество. Под наставничеством Абдурахмана Асави Хасан Афанди составил книгу "Хуласат-уль-адаб", чтобы, во-первых, обучить мюридов адабу, а во-вторых, чтобы обозначить, как отличить истинных шейхов от псевдоустазов.

Далее в такое же смутное время Хасан Афанди уже был вынужден составить достаточно большой труд "Танбих ас-Саликин" на арабском языке. Эта книга разоблачала все неправильные черты тех людей, которые выдавали себя за суфиев, за устазов.

И тогда Абдурахман Асави предложил Хасану Афанди сократить книгу "Танбих ас-саликин" и переложить её на доступный для простого народа язык. Хасан Афанди сократил свой труд, соблюдая те же разделы, те же параграфы, но написал её на аварском языке, на аджаме (арабскими буквами, приспособленными для письма на аварском языке). Именно эту книгу мы издали и презентуем сегодня.

Эти книги Хасана Афанди впервые были изданы в 1908-09 гг. в Темирхан-Шуре в типографии Мавраева. После этого они не переиздавались.

А когда уже было принято решение перепечатать их, мы решили сверить обе эти книги с оригиналом. Оригинал книги "Хуласат-уль-адаб" мы нашли в библиотеке Хасана Афанди, которая хранится у его потомков. Сверив этот труд с рукописью, мы не обнаружили особых несоответствий.

Далее перешли к книге "Танбих ас-Саликин", найти оригинал этой рукописи было труднее. Долго искали, но не могли найти. В итоге среди книг Хасана Афанди, вернее, среди его рукописей была обнаружена маленькая тетрадка чернового варианта книги, и когда сверили ту рукопись с черновым вариантом, обнаружили пропущенные места. С некоторыми уточнениями мы этот труд доработали и дополнили.

В этой работе приняли участие наши учёные-алимы, шесть-семь человек. Их возглавлял сам Муфтий РД шейх Ахмад Афанди. Он не только контролировал подготовку книг, но и в течение двух-трёх месяцев сам читал, перепроверял, сопоставлял, для каждого сомнительного момента искал источники из разных книг.

Таким образом, подготовленную под его руководством к выпуску книгу мы передали в отдел науки и образования при Муфтияте. Книга "Хуласат-уль-адаб" переведена на русский язык, планируется перевести на русский язык и книгу "Танбих ас-саликин"».

На презентации также присутствовали прямые потомки Хасана Афанди из Кахиба. Один из них –имам селения Кахиб Мухаммад Арипов– в своём выступлении рассказал об интересных и малоизвестных фактах из биографии своего предка:

«Если говорить обо всех достоинствах Хасана Афанди, то для этого не хватит времени. Умарил Мухаммад из Датуна написал книгу о достоинствах Хасана Афанди. На 38 страницах он подробно описывает на арабском языке историю его жизни и деятельности.

Также мы слышали высказывания шейхов о нём. О достоинствах Хасана Афанди свидетельствуют его книги. Он написал восемнадцать книг. В этих трудах Хасан Афанди не призывает к тому, чего сам не придерживался.

Мы знаем историю о том, как к нему пришла женщина с сыном, попросив его запретить ребёнку есть еду, на которую у него была аллергия. Он сказал ей прийти через несколько дней и только затем убедил её ребёнка отказаться от вредной еды. Когда же она спросила, нельзя ли было сразу это сделать, он ответил: "Я не могу требовать от других отказаться от того, от чего сам не могу отказаться. Я и сам любил это блюдо, а за эти несколько дней я от него отказался и потом уже сказал ребёнку оставить его".

Когда нашли книгу "Танбих ас-саликин", то обнаружили в самом её начале письмо, написанное Хасаном Афанди Газимухаммаду из Уриба, который работал в типографии, был алимом, сам писал труды в стихотворной форме. Хасан Афанди написал ему: "Я отправляю тебе черновой вариант, так как у меня нет времени работать над ним дальше, и если ты посчитаешь нужным, можешь внести изменения". Так она была издана со множеством изменений.

Конечно, Хасан Афанди ничего не сказал тому человеку, его ведь называли Хильми, то есть кроткий, терпеливый, добрый, мягкий, поэтому он всё оставил, как есть, не сказал: "Я написал лучше". Так она и была издана.

Основное, что мы должны понимать из книг Хасана Афанди, это то, что знали наши шейхи. А они знали, как нужно соблюдать адаб. И, как говорят, ближе к Судному дню шейхи сильнее. Чем больше духовных болезней, тем сильнее врач. Поэтому мы слышали, как Абдурахман Асави принимал по девять человек в день, больше он не мог принимать. Он брал с собой Хасана Афанди. Хасан Афанди мог принимать сто человек. Абдурахман Афанди восхищался им и говорил: "Какую же силу дал ему Аллах!"

В последние годы мы видим, сколько людей принимают наши шейхи. Саид Афанди принимал в день тысячи людей. И в наши дни шейхи, бывает, тысячу людей в день принимают. И тех, кого они принимают, не сравнишь с теми, кто был раньше – с нашими чистыми предками. Какие у нас духовные болезни, и какими мы к ним приходим? Мы должны это понимать и относиться к ним с соответствующим адабом.

Эти две книги "Хуласат-уль-адаб" и "Танбих ас-саликин" являются последними трудами из 18 книг, написанных Хасаном Афанди.

И вдобавок к этому есть ещё 50 книг из библиотеки Мухаммад-Арифа Афанди (сына Хасана Афанди), которые напечатаны под руководством Ахмада Афанди. Над ними в своё время работали и Хасан Афанди, и Мухаммад-Ариф Афанди. Они переписывали эти книги, работали над ними.

Нас, потомков Хасана Афанди и его сына Мухаммад-Арифа Афанди, благодарят за них, но нам очень стыдно, так как мы этого недостойны. Если мы скажем, что мы любим их, мы должны спросить себя: "Как часто мы читаем их книги? Насколько верно мы следуем за ними?"

Настоящими же наследниками Хасана Афанди являются наши шейхи. Если они будут нами довольны, то и наши предки будут нами довольны, и Аллах будет доволен нами. Пусть Аллах даст нашему муфтию шейху Ахмаду Афанди здоровья и долгих лет жизни для издания тысяч и тысяч книг».

Выступавший следом Магомед Гаджиев, руководитель отдела науки и образования при Муфтияте РД, рассказал о жизни Хасана Афанди и о том, как любил и уважал Хасана Хильми его шейх Сайфулла-кади:

«Сайфулла-кади любил шейха Хасана Афанди больше, чем своих детей и других родственников. Он говорил: "Шейх Хасан Афанди – мой духовный сын, частица души, хранитель тайны и радость сердца".

Сам шейх Хасан Афанди отмечает, что те, кто находился при умирающем шейхе Сайфулле-кади, потом рассказывали ему, что незадолго до того, как его душа вознеслась к Творцу, он сказал: "О Хасан, как жаль, что я не вижу тебя сейчас, да соберёт нас Аллах в Раю Дару-с-салям".

Однажды Сайфулла-кади, находясь в Кумухе, взглянул взором духовного видения на учёных Дагестана с целью выбрать того, кого он мог бы сделать своим преемником, и среди них, словно голубь среди ворон, выделялся Хасан Афанди, которого он и сделал своим преемником.

Хасан Афанди пишет, что прежде чем покинуть бренный мир, шейх Сайфулла-кади дал ему все разрешения, которые были даны ему самому его шейхами, в том числе в трёх тарикатах: шазалийском, накшубандийском и кадирийском.

Он также надел на Хасана Афанди хирку (халат), в которую его облачил его шейх Зайнулла Аш-Шарифи, и завещал ему и ту свою хирку, которую надел на него его шейх в шазалийском тарикате Мухаммад Салих Аль-Кармахани.

Об этом говорится в последнем письме, написанном шейхом Сайфуллой-кади своему духовному преемнику: "Всё, что запало (или заронено) в моё сердце свыше, я вложил в твоё сердце и назначил тебя своим преемником и наследником перед Творцом в руководстве Его рабами, и дал тебе все разрешения, полученные мной, а также даю дозволение на обучение религиозным наукам".

В годы репрессий трагическая участь не обошла стороной и Хасана Афанди. 29 июля 1937 года он был арестован по решению тройки НКВД. Он был приговорён к смертной казни, и 23 декабря 1937 решение было приведено в исполнение. Точное место его захоронения до сих пор неизвестно. За многолетний труд в деле обновления Ислама и сохранения общества Дагестана Всевышний наделил его почётной степенью мученика за веру.

В конце хочется сказать, что в Священном Коране содержится аят, имеющий следующее значение: "О уверовавшие, бойтесь Аллаха и будьте с правдивыми людьми". Учёные-богословы поясняют, что такое сподвижничество бывает как физическим, так и духовным. И это духовное сподвижничество с перешедшими в мир иной заключается в поминании таких личностей, изучении их истории, жизни и деятельности, подражании им. Да сделает Всевышний Аллах так, чтобы сегодняшнее мероприятие способствовало усилению сподвижничества нашим шейхам и Хасану афанди».

Этими словами завершилось мероприятие, посвящённое презентации книг шейха Хасана Афанди.

В заключение хочется привести ответы на наши вопросы от одного из потомков Хасана Афанди Айшат Ариповой. Эта пожилая женщина с самого начала мероприятия притягивала взоры своим кротким внешним видом, полностью соответствующим её достойному родству с великими шейхами. Являясь внучкой шейха Мухаммад-Арифа Афанди, она выросла под воспитанием своего досточтимого деда.

 

- Айшат, вы читали книги Хасана Афанди, презентованные сегодня?

- Много раз читала на аварском языке. Больше всего мне понравились те моменты, в которых говорится о шейхах и о почитании шейхов.

 

- Расскажите, пожалуйста, учитывая ваше родство с такими устазами, чувствовали ли вы себя особенной?

- Нет, не чувствовала. Мы не такие люди, мы не гордые.

 

- Расскажите немного о вашем прадеде Хасане Афанди.

- Он был очень добродушным, хорошим человеком.

 

Мухаммад Арипов, правнук Хасана Афанди:

- В те времена, когда сын Хасана Афанди Мухаммад-Ариф Афанди жил в Кахибе, люди собирались на пятничный намаз в селение Кахиб из всех близлежащих сёл. Всех этих гостей Мухаммад-Ариф Афанди забирал к себе домой и угощал. Среди них были и те, кто принимал участие в аресте Хасана Афанди. И даже им не давал повода подумать, что плохо к ним относится, угощал их наравне с остальными.

 

- То есть он не проявлял никакого негативного отношения к тем, кто доносил на его отца?

- Наоборот. Однажды дочь одного из них укусила собака, и у неё распухла нога. Мухаммад-Ариф Афанди пригласил этих людей к себе и вылечил их дочь, всячески проявлял к этим людям приветливое отношение.

 

- Что вы можете назвать самым грустным событием в жизни вашего прадеда?

- То, что его забрали тогда. Мухаммад-Ариф Афанди всегда плакал, вспоминая этот момент. Эта боль была с ним всю жизнь. Но, несмотря на это, он проявлял благой нрав в присутствии людей, имевших отношение к трагической участи его отца.

***

Соприкасаясь с историей великих учёных не просто в общих чертах, а узнавая подробнее об их жизни, мы получаем уникальный пример того, какими должны быть мюриды. Изучая их труды, мы узнаём, что является истинной ценностью. Кротость, благой нрав – эти качества не перестают быть ценными как в годы жизни Хасана Афанди и его наставников, так и в наши дни.

АйшаТухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle