Далёкое порою рядом

30 Ноябрь 2021
1058

Жамалдин Алиев

Генеральный директор радио «Ватан» Жамалдин Алиев стал одной из первых жертв ковида в начале 2020 года. Когда он заболел, все, кто его знал, надеялись, что физически крепкий пятидесятилетний мужчина скоро выздоровеет.

Болезнь усугублялась, он находился в реанимации, но родным писал: «Всё будет хорошо», и они верили. Ведь он никогда не подводил, откликался на любую их просьбу.

Спустя неделю после того, как его увезли в больницу, врачи говорили, что всё хорошо, он идёт на поправку, а уже к шести утра следующего дня его не стало. Только однажды за несколько дней до смерти он сказал брату: «Если бы ты знал, какая тяжёлая эта болезнь». Ему трудно было дышать.

Известием о смерти Жамалдина Алиева были шокированы все – коллеги, близкие, знакомые, а их было очень много по всей республике и стране.

В ноябре 2021 года Жамалдину исполнилось бы 59 лет. Его нет с нами уже два года. Но в воспоминаниях близких он будто ещё среди живых. В интервью для портала ISLAMDAG.RU многие из них говорили о нём в настоящем времени.

 

Старший брат Жамалдина Мухаммад Алиев:

Он с детства был любознательным, возился с техникой. Со временем начал конструировать летательные аппараты, маленькие модели. В детстве всю работу по дому выполняли мы с братьями, сестры у нас нет. И маме мы помогали, когда она работала уборщицей в райкоме – мы приходили к ней на работу и вместе с ней мыли длинные коридоры, порой в зиму, студёной водой.

Жамалдин был настойчивым. Выбрал Харьковский авиационный институт и после школы поехал туда учиться. Уже на последних курсах института приехал на родину, женился и увёз туда жену. Старший его ребёнок, дочь Патимат родилась там. Отучившись, он вернулся в Дагестан.

У нас с братьями всегда были дружные отношения. С юности была такая установка: кто что заработал – делится с теми, кому нужна помощь. В молодые годы я работал на хорошей работе, помогал Шамилю строить дом. Потом младшие братья уже помогали друг другу. Надеюсь, что и наши дети будут жить так же дружно, мы воспитывали это в них. Они видели этот пример в нас.

Холдинг «Прибой» создавали братья. Сначала был «Прибой», потом «Ватан». Я в то время не особенно вмешивался в работу, этим Шамиль и Жамалдин вместе занимались. Но в то время (в 90-е годы) азан и первые наставления-проповеди, которые там звучали, были на вес золота.

На заре создания радио к нам подошли богословы, чтобы договориться о создании исламских передач на радио «Прибой», и встретили такое понимание со стороны Шамиля (Шамиль Алиев, один из братьев-основателей холдинга «Прибой» и радио «Ватан»), что сами удивились. В дальнейшем они тесно сотрудничали.

Техническая поддержка холдинга осуществлялась Жамалдином, а управление и творческая сторона были на Шамиле. И это было немало, так как надо было всё собирать, содержать, ремонтировать. Это всё умел делать Жамалдин. Шамиль запускал свои проекты – радио «Ватан» и «Прибой», рассчитывая на его знания, умения, навыки, технически всё реализовывалось только благодаря Жамалдину.

Но в последние годы после гибели Шамиля вся работа была на Жамалдине: и организационная, и техническая, и документационная. После смерти Жамалдина нет такого человека, который мог бы в полной мере его заменить. Они оба, и Шамиль и Жамалдин, ушли из жизни так, что всё указывает на то, что жили они правильно.

Жамалдин был трудоголиком. Была в нём какая-то особенная энергия. В любом возрасте, когда бы мама ни звонила ему, чтобы позвать на сенокос в село, он ехал. Он безотказно выполнял любую просьбу родителей.

И в холод, и в дождь, и в ветер, и в снег Жамалдин поднимался на вышки, чтобы их ремонтировать, а они раскиданы по всему Дагестану, добираться до них нужно было по бездорожью, порой в гору. Туда, куда машина уже не могла проехать, он взбирался сам и там, на высоте, чинил вышки. Такой случай был, когда он налаживал вещание радио «Ватан» в Цахуре.

Все его труды, уверен, оправдывают себя, если это приносит пользу людям, даже одному человеку. Я надеюсь, и Шамиль, и Жамалдин получают вознаграждение за свои труды на пользу Ислама.

Я всегда просил его поберечь себя. До пандемии мы собирались поехать в Узбекистан, подлечиться. Не успели. До сих пор, бывает, возникает какой-то вопрос или проблема, и я думаю: «Сейчас с Жамалдином обсужу», и потом только понимаю, что его нет.

Когда его не стало, труднее всего было маме. Она сказала: «Похороните меня вместе с ним». Нам его очень не хватает. Стол стоит на четырёх ножках, если одна ломается, он кое-как стоит на трёх, но когда ломается ещё одна, падает. Когда и второго из её младших сыновей не стало, маме стало совсем тяжело.

 

***

Вместе работали не только братья Алиевы, но и их уже подросшие дети. Ахмад Алиев много лет проработал бок о бок с отцом, был звукорежиссёром, вместе с ним занимался техническими работами по обеспечению вещания телеканалов ННТ, «Прибой», радио «Ватан» и «Прибой».

 

Сын Жамалдина Ахмад Алиев:

Его строгость в работе я воспринимал как проявление любви, он потом говорил мне: «Нам нельзя ошибаться». Он не знал, что такое лень, всегда был энергичным, деятельным, каждую минуту проводил с пользой. Я никогда не видел его отдыхающим и не помню, чтобы он куда-то ездил с целью отдохнуть. За других он переживал больше, чем за себя. Никогда себя не жалел.

Он давал совет: «Человек, который всегда в работе, меньше грешит». В последние годы он часто говорил делать больше для вечной жизни. Сам он ради дел для вечной жизни не жалел ни сил, ни средств. Если нужно было помочь делу Ислама, он полностью этому отдавался.

С подчинёнными он устанавливал очень дружеские, почти родственные отношения. Многим из них помогал. Всегда находил выход даже из сложных ситуаций. Быстро принимал решения, быстро делал работу. Даже те, кто считал себя скорым в деле, рядом с ним чувствовали себя медлительными. В моём отце было сконцентрировано самое лучшее.

Детские воспоминания об отце у меня очень тёплые. Он приучал меня к труду с самого детства. Любил собирать ЧПУ-станки, это 3D-фрезерные станки, ему это было очень интересно. У него же золотые руки были, он был редким техническим специалистом.

Мы очень часто просим за него у Всевышнего, делаем дуа. Когда я был на выставке реликвий Пророка , безостановочно просил за отца и салаваты, которые мы возносим в пятничную ночь, читаю и за отца, и за дядю. Уверен, что Всевышний доведёт до него вознаграждение за молитвы.

Сколько бы ни прошло времени с момента его смерти, легче не становится. Время проходит, но та тяжесть, которую я испытал в день его ухода, меньше не становится.

 

***

«“Главное, чтобы польза была”, – говорил всегда Жамалдин», – вспоминает Наира Махмудова, руководитель медиахолдинга при Муфтияте РД.

Он никогда не позиционировал себя как начальник: я – руководитель, ты – подчинённый. Он был простым, скромным, пунктуальным, ответственным человеком, на которого можно было положиться. Ко мне он относился по-отечески, моего отца давно нет в живых, и во многом он был похож на него.

«Здравствуйте, я Жамалдин», – сказал он, войдя в наш новостной кабинет. То есть он не вызвал меня к себе, чтобы познакомиться, хотя на тот момент он был моим начальником. Наше знакомство состоялось ещё в бытность мою редактором новостного отдела телеканала ННТ. Только-только произошло слияние наших СМИ в один холдинг. Жамалдин всё это возглавлял и во многих аспектах обеспечивал работу холдинга.

Он мечтал делать совместные новости телеканалов «Прибой» и ННТ, но со временем мы поняли, что у нас разные форматы и должны быть разные новостные службы, что их концепцию менять нельзя. Но отделы сотрудничали. Он закупал новости, из них Жамалдин безвозмездно давал нам блок мировых новостей, они благополучно выходили на нашем канале; купил для нас экран, и мы смогли осуществить в то время одну из наших идей с оформлением новостных выпусков.

Часто летал в Москву на мероприятия Национальной ассоциации телевидения, старался всячески развивать работу телевидения и радио. Невозможно забыть то время, когда мы развивали канал, вели проекты – он очень многое сделал, чтобы всё это осуществилось, многое бескорыстно отдал ради идеи, во благо общего дела.

 

***

Несмотря на множество проектов, которые поддерживал, создавал и реализовывал Жамалдин Алиев, его имя ассоциируют всё-таки больше с радио «Ватан». Детище его и его брата было самым любимым для них.

И если Жамалдин был в своей сфере одним из лучших технических специалистов, то редактор радио «Ватан» Джалал Гусейнов является таковым в сфере радиопроизводства и продакшн-музыки. Много лет он работал бок о бок и с Жамалдином, и с его братом Шамилем Алиевым, с самого основания радио «Ватан» является его руководителем.

 

Редактор радио «Ватан» Джалал Гусейнов:

Вот бывает у людей какая-то увлечённость – у него это была электроника. Здесь, в Дагестане, помимо него я знал только одного специалиста такого уровня, хотя и до знакомства с ним я много лет работал в радиовещании. Но больше меня подкупали его человеческие качества.

Мы с ним познакомились в 2004 году и часто пересекались по работе. Спустя несколько лет я уже работал на радио «Ватан» главным редактором, нам довелось вместе отправиться в Москву, где мы решали вопросы с лицензией, и тогда меня поразило, насколько он лёгкий человек в сафаре (в поездке). В Москве мы сняли квартиру, нам нужно было провести там несколько дней, и вот, заселившись, я только успел распаковать вещи, а он уже приготовил для нас ужин. Он был лёгким, непритязательным, не требующим к себе внимания человеком.

В последующем мы еженедельно по четвергам ездили в Дербент налаживать там вещание. В Дербенте было очень много работы, но от того, что это время проходило в его компании, для меня это было эмоциональной разгрузкой, отдыхом, я с нетерпением ждал четвергов.

Бывают люди, которых и специалистами-то не назовёшь, а они всячески привлекают к себе внимание, стараются быть у всех на устах. А Жамалдин не привлекал к себе внимания, он не говорил: «Я сделал то, я сделал это», он просто шёл и делал.

Он сам залезал на вышки, сам ремонтировал установки. Это была тяжёлая работа, и её реально некому было сделать, а он многое знал, даже если он не знал, то был в курсе, куда обратиться и что сделать, чтобы всё заработало. Многие хотели ему оказать услугу, предложить свою помощь, многие его знали и относились с теплотой. Не думаю, что мы смогли до конца оценить этого человека.

Мы с ним начали плотно сотрудничать после смерти Шамиля. Он долго не мог прийти в себя после смерти брата.

Он был очень справедливым человеком. Этот фактор был важен для него во всех сферах. Он болезненно воспринимал любое проявление несправедливости. Он испытывал большую ответственность за сотрудников. Если не мог платить специалисту в той мере, в которой он оценивал его труд, то тяжело это переживал.

Бывают люди, которые очень тяжело расстаются с деньгами, он был из другой категории – он был очень щедрым человеком во всём. Брат его Шамиль тоже таким был.

Ещё в конце 90-х они в Кизилюрте начали работу по налаживанию радиовещания, а потом уже в Махачкале первыми запустили радио – «Прибой» и «Ватан». Они первыми вывели в радиовещание исламские передачи. 12 числа месяца Раби уль-Авваль на радиостанции «Прибой» они весь день давали в эфир исламские передачи.

Он многое тащил на себе. В нём чувствовалась усталость. Радио как СМИ в наше время сдавало позиции, и когда приходилось сокращать штат, он тяжело переживал это. Отсутствие чёткого понимания будущего тоже подкосило его. Он-то не за себя переживал. Он бы не пропал, поскольку был экспертом, владел глубокими знаниями и мог индивидуально заниматься высокооплачиваемым делом, теми же ЧПУ-станками. Но он был человеком общественным, переживал за своих людей и заботился о них. Ему хотелось пользу приносить ради Ислама.

Создание «Ватана» для братьев Алиевых имело огромное значение. Это было важно и для Шамиля, и для Жамалдина, и для Мухаммада, они как будто вздохнули свободно, запустив его.

Есть фотография, сделанная за несколько лет до его смерти – моя жена незаметно сфотографировала нас. На фото руководитель и основатель этого дела и я, его работник, вместе чинили забарахливший компрессор, в тот день мы с ним работали на вышках.

(на фото: Жамалдин Алиев и Джалал Гусейнов)

Он был человеком дела. Аллахом нам был дан такой человек на определённое время. После его смерти образовалась огромная пустота. Не только сейчас, а даже в перспективе – он незаменим.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.