Гибель нравственного «ядра» вероучения

5 Февраль 2011
978

Неисламский религиозный экстремизм.

Гибель нравственного «ядра» вероученияОсобенностью современной геополитики является то, что безопасности большинства стран мира угрожают не прямые вторжения войск иностранных держав, а внутренние социально-политические силы, «зараженные» мировоззрением экстремизма.

Большинство исследователей считают экстремизмом приверженность политических сил к крайним взглядам и действиям, проявляющимся в борьбе за власть в той или иной сфере. Как антиобщественное социально-политическое явление, представляющее собой социально и психологически обусловленное, идеологически мотивированное использование крайних форм и способов в политической сфере, оно угрожает безопасности многих стран мира.

Формами экстремистской деятельности выступают различные виды достижения цели, общим знаменателем которых является приверженность к использованию крайне жёстких способов. Прежде всего, речь идёт о политике «…разжигания вражды и ненависти в обществе по национальным, расовым, религиозным, социальным, идеологическим мотивам» , направленной на организацию насильственных действий против политического оппонента. Более конкретным проявлением экстремистской деятельности выступает открытое использование вооружённого и иного насилия против государственной власти, социально-политических конкурентов, этноконфессиональных групп и течений.

Переход к информационно-техногенной цивилизации и процессы глобализации наиболее значительными из существующих форм экстремизма сделали те его виды, которые прямо или косвенно связаны с определёнными религиозными учениями. Экстремизм, который коррелируется вероучением, проявляется «…с наиболее активной деятельностью по вовлечению различных групп населения в противоправную, чисто насильственную деятельность антиконституционального характера...

Необходимо отметить, что в последнее десятилетие понятие «религиозный экстремизм» употребляется всё шире, и под ним понимается антигуманная деятельность, исходящая от религии. Однако этот термин концептуально противоречив: религия, как социокультурное явление, по своей сути не может нести агрессию, а если несет – то это уже… не религия, а жёстко агрессивное социально-политическое явление. Следовательно, к религии примешивается некое иное содержание, с которым и связаны злоба и агрессия. Но нельзя отрицать, что данный вид экстремизма активно эксплуатирует отдельные доктринальные положения религии (например, в настоящее время во многих регионах идёт использование «исламской» риторики), – отсюда и складывается впечатление, что экстремизм такого рода является «религиозным».

Проблема «религиозного экстремизма» рассматривается с разных, иногда совершенно противоположных, социально-политических и культурных точек зрения. Отсюда – сложность и неоднозначность выводов об этом феномене. Естественно, мнение верующего человека о «религиозном экстремизме» противоположно взгляду политолога. Если для первого данное явление не имеет основания для существования, ибо религии – это благо, то для второго нет никаких сомнений в наличии экстремизма во многих странах мира.

Таким образом, складываются прямо противоположные экспертные и научные суждения об одном и том же феномене. Однако, при этом, как указывает А. Журавский, религиозный экстремизм не только существует, «…но и термин в качестве экспертной категории вполне корректен» . Допуская существование понятия «религиозный экстремизм», необходимо иметь в виду то, что оно справедливо в определённой системе координат, а именно – при политологическом подходе к описанию и уяснению данного феномена. Именно такой подход необходим государству и эксперту для корректного и научного подхода к вопросу о существовании и характере феномена религиозного экстремизма.

«Религиозный экстремизм», как социально-политический феномен, не может быть чисто религиозным. Несомненно, что в его состав входят социально-политические и экономические составляющие. При этом религия может и должна быть фундаментальной, фундаменталистской, т.е. она должна настаивать на своей укоренённости в основополагающих догматах. Но быть экстремистской (т.е. выходящей за свои пределы) религия может только тогда, когда её морально-этическая природа оттесняется на задний план. Таковой её делают иные, внерелигиозные факторы. Прямо или косвенно религия связана с политикой, и чем более религия укоренена в социальную проблематику – тем в большей степени она может быть политизирована .

Таким образом, когда мы ведём речь о «религиозном экстремизме», то подразумеваем социально-политический феномен, где прямо или косвенно существует религиозный компонент. Более конкретным будет характеристика данного явления как «…религиозная активность, направленная за пределы религиозного сообщества, нарушающая общественную и государственную стабильность, воспринимается как радикалистская или экстремистская» .

Основная цель современного «религиозного экстремизма» – построение теократического государства на основе признания своей религии ведущей и подавления других конфессий. «Наиболее ярые экстремисты ставят своей задачей создание отдельного государства, правовые нормы которого будут заменены нормами общей для всего населения религии. Религиозный экстремизм часто смыкается с религиозным фундаментализмом, суть которого заключена в стремлении воссоздать фундаментальные основы «своей» цивилизации, очистив её от чуждых новаций и заимствований, вернуть ей «истинный облик» .

Среди существующих определений «религиозного экстремизма» отметим точку зрения Р.Лопаткина. По его мнению, «это идеология и практика некоторых течений, групп, отдельных деятелей в конфессиях и религиозных организациях. Характеризуется приверженностью крайним толкованиям вероучения и методам действия по реализации поставленных целей, распространением своих взглядов и влияния (выделено – М.Я.)» . Мы обращаем внимание на существенный аспект цитаты, суть которого в том, что «религиозный экстремизм» не является выражением всего религиозного учения. Экстремистские организации в христианстве, Исламе и буддизме не олицетворяют эти верования. Они представляют определённое искажение, ревизию основоположений своих вероучений. В итоге таких сознательных извращений нравственных устоев религии, мы наблюдаем уродливые антигуманные учения, которые не имеют ничего общего с фундаментальными положениями религии. Например, целенаправленная трансформация Ислама определёнными политическими деятелями привела к тому, что данная религия сейчас ассоциируется в сознании миллионов людей с терактами, «поясами шахидов» и страхом. И мало кто знает, что в Коране и хадисах Пророка Мухаммада (салляллаху аляйхи васаллям) многократно повторяется тезис: «Зло должно быть наказуемо, однако, Аллаху угодно, если проблему решить мирным путём».

Монотеистические религии направлены на моральное совершенствование личности, на воспитание Любви, Милосердия, Терпения и Взаимопомощи. Приоритет политического компонента вероучений обязательно приводит к трансформации его нравственного «стержня», что рано или поздно приводит к краху самой религии. «Крестовые походы» католичества, и другие завоевания завершились религиозным кризисом. Экстремизм, пытающийся основываться на религиозных доктринах, выражает собой гибель нравственного «ядра» вероучения, то есть её сути. Поэтому термин «религиозный экстремизм» не представляет собой истинное отражение антигуманного и преступного явления, что представляет собой экстремизм.

Марат Якупов,

кандидат философских наук, доцент.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.