«У нас профессионал негодяем быть не может»

10 Июль 2021
1488

Холодное сердце, здравый рассудок и не только это. Крепкое физическое здоровье и железные нервы. Способность долго стоять на ногах и долгое время обходиться без еды – все эти качества сослужат хорошую службу в мирное время самому мирному специалисту – хирургу-онкологу. О нём пойдёт речь в нашей статье.

Каждый день – как эпопея, множество мыслительных операций плюс к долгим хирургическим, а принятое решение не всегда означает абсолютный успех, есть ещё и эмоциональная сторона дела. В хирургии она тоже задействована, и в немалой степени.

О своих буднях в интервью порталу ISLAMDAG.RU рассказал хирург-онколог Рустам Пахрудинов.

 

- Сколько лет вы в хирургии, и какая была ваша первая операция?

- В хирургии я с 2010 года, а первой, наверное, как и у многих молодых специалистов, была операция на аппендицит.

 

- Что помогает молодому специалисту стать профессионалом?

- В любой специальности это труд. Не течёт вода под лежачий камень. Не будешь делать – качественно делать – не будешь и развиваться. Здесь принципиально важно из раза в раз делать добротно, и тогда это войдёт в привычку. Пока руками не начнёшь работать, не поймёшь, что такое хирургия. Как только начинаешь работать руками, задействуются все те знания, которые были получены ранее.

Чем больше работаешь, тем лучше практический навык, который не получишь из книг и монографий. С опытом работы уже можно начинать «свою монографию».

 

- Вы делитесь своими ноу-хау, наработками за годы практики?

- Я никогда не утаиваю свои технические наработки, нюансы, которые сам обнаружил и успешно применяю. Коллеги, которые ко мне приходят, задают вопросы, я всегда готов им отвечать, помогать.

- Почему вы столь открыты для других специалистов, почему так легко делитесь информацией?

- Мы должны понимать, что мы не бизнесмены, мы помогаем людям. Если мои методики лучше помогают пациентам, я с готовностью поделюсь ими с другими докторами.

У меня нет причин не пускать коллег к себе в операционную, создавать коалиции. Коллеги часто спрашивают меня, как и что я делаю в том или ином случае, и я всегда отвечаю на их вопросы.

 

- Все врачи так рассуждают?

- Я считаю, что большинство врачей-хирургов всё-таки очень отзывчивые ребята. Если более опытный врач может довести до молодого доктора ценную информацию, помочь, то он обязательно это сделает. К тому же, в хирургии происходит постоянное развитие, и мы посещаем различные конференции, съезды, таким образом совершенствуем навыки, повышаем квалификацию.

 

- А есть специалисты, которые думают больше о своём личном успехе, нежели о пациентах, и стремятся получить как можно больше выгоды для себя?

- Бывают разные. У каждого своё мировоззрение, каждый по-своему видит эту профессию, у каждого своё понимание, и я никому не навязываю личное кредо.

 

- Вы очень хорошо сформулировали предназначение врачей: люди, которые помогают людям. А у всех ли так?

- У врачей, у которых есть имя, это имя заработано их желанием помочь людям, опытом, количеством вылеченных пациентов. Сарафанное радио. Один рассказал другому, второй – третьему, и так узнают о хорошем враче.

 

- А бывает наоборот: врач – профессионал, а желание помогать не появилось?

- Немало таких специалистов, которые талантливо работают руками, но из-за психологического барьера при общении не могут найти контакт с пациентами, и поэтому внутри коалиции врачей мы их знаем как хороших докторов, а больные про них не знают, потому что нет этой цепочки, этой связи между доктором и пациентом, которая имеет очень большое значение.

- Почему? Чем она важна?

- Дело в том, что весьма важно найти подход к пациенту. Будь он хоть сто раз отличным доктором, если пациент уходит с осадком недоверия из-за того, что врач не зашёл лишний раз в палату, не поинтересовался его здоровьем, то какое бы точное назначение он ни сделал, у пациента останется неудовлетворение, и он уйдёт со словами: «Это плохой доктор».

 

- На его здоровье это сказывается? То есть, даже несмотря на то, что работа доктором проделана хорошая, важен этот психологический контакт?

- По здоровью результат будет хороший, но, придя домой, такие пациенты вспоминают, что в другом учреждении был доктор, который заходил чаще, вот это был хороший специалист, и лучше в следующий раз пойти к нему.

Однако не стоит заходить в палату специально ради хороших отзывов. Мы должны чаще интересоваться состоянием пациента, в первую очередь для того, чтобы не упустить осложнения, которые в хирургии часто встречаются.

Каждый год выпускается множество специалистов, очень много докторов работают в стационарах, но о них знают только близкие родственники, а большей части населения они неизвестны.

 

- Мы часто слышим, что студенты медицинских вузов учатся очень плохо. Они становятся плохими докторами? Теми, кто калечит пациентов?

- К примеру, в компанию Google не берут отличников. Берут троечников и хорошистов, потому что они лучше адаптированы к реальности. По факту так оно и есть, заучек они не берут, так как троечник и хорошист быстрее найдёт выход из ситуации.

Это я к тому, что даже тот, кто плохо учился, находит свою нишу, в которой он полезен для общества и является мастером. Умения вырабатываются в ходе работы. Возможно, кто-то из врачей учился плохо в студенчестве, но у него обнаружились способности в определённой области, и дальше, идя по этой линии, он стал в ней профессионалом.

 

- Хирургия не для слабонервных?

- Отчасти да.  Очень большое количество наших коллег по интернатуре ушли из большой хирургии в малую хирургию. Большая хирургия – это долгая, кропотливая, многочасовая работа за операционным столом. Мало кто выдерживает.

Делать пластические операции и намного прибыльнее, и гораздо проще. Хотя и в хирургии между желанием заработать и помочь людям тонкая грань.

- А благодарность пациентов имеет для вас значение?

- Понимаете, благодарность онкологических больных не может быть такой, как благодарность пациентки, которой сделали блефаропластику (операцию по изменению формы век, разреза глаз).

К примеру, ты спас человека от смертельной болезни, но итог – колостома (искусственно созданное хирургическим путём выходное отверстие прямой кишки). Да, его жизнь спасена, но человек остался с таким тяжёлым последствием, что это точно его не радует. Вот разница между малой и большой хирургией.

 

- А вы жалеете своих пациентов?

- Пациент приходит к врачу с целью получить помощь, если врач отключит разум и, поддавшись эмоциям, начнёт его жалеть, это принесёт ему больше вреда, чем пользы. Врач должен чётко понимать, что он может сделать, что он должен предпринять, что в его силах – и действовать.

Может, я неправильно рассуждаю, но жалость лишает врача адекватного видения ситуации, уверенности в себе, в своих решениях. Во время операции есть масса моментов, когда ты должен взвешенно принять правильное решение, и от этого зависит, какими, будут последствия и судьба больного.

Не всегда большая операция приведёт к благоприятным последствиям в послеоперационном периоде. Хороший результат – это и хирургическое лечение, и химиотерапия, и лучевая терапия, которые в комплексе могут привести к успешному исходу лечения – то есть к пятилетней ремиссии. Как бы печально это ни звучало, но пятилетняя выживаемость в онкологии, то есть если пациент живёт более пяти лет, это один из самых лучших показателей для врача-онколога как успешного профессионала. Он должен принять правильное решение, от которого зависит, сколько и насколько качественно проживёт пациент.

 

- А говорят, онкологические заболевания не лечатся.

- Это миф. Если пациент обратился на ранней стадии, есть все шансы получить адекватную помощь и избавиться от всех проблем. Сейчас и химиотерапия шагнула далеко вперёд, и лучевые методы у нас есть, и всевозможные методы диагностики. Мы обладаем всем необходимым для того, чтобы вылечить пациента, обратившегося вовремя.

 

- Значит, ранняя диагностика – это шанс на исцеление?

- Да. Но нет у нас привычки ходить ко врачам. У нас есть пациенты, которые с гордостью говорят, что все свои шестьдесят лет не обращались к врачам. А сегодня они наши пациенты. Где же ты был все эти 60 лет? 

 

- Скажите, для врача важна репутация?

- Очень важна. Я не знаю ни одного врача, который бы сделал что-то нарочно, назло плохо. Негодяев в нашей профессии нет. Каждое осложнение для пациента – это удар по репутации врача, но, как бы кощунственно это ни звучало, это ещё и большой опыт.

Не бывает хирургов, у которых нет осложнений. Есть чёткий процент 1–4 % осложнений в среднем. И если какой-то доктор говорит, что у него не бывает осложнений, это неправда. Даже самые именитые хирурги на федеральных и международных конференциях рассказывают о возможном проценте осложнений, самый малый из них – 1.

И хотя цифра 1 % звучит незначительно, за ней стоят судьбы людей и их мучения, страдания их родственников. Этот процент пациентов потом говорит, что хирург недобросовестно отработал, но надо понимать, что процент риска всегда есть. Даже высокотехнологическое оборудование может не сработать. Хирургия и осложнения идут бок о бок.

 

- Есть ли у вас какие-то советы, рекомендации для обычных людей?

- Мне хочется, чтобы все понимали, как важно вовремя проходить обследования. Пациент за 60 не должен с гордостью утверждать, что он ни разу не обращался к врачам, что он абсолютно здоров, а на деле у него болезнь, которая прогрессировала так, что уже вряд ли можно помочь.

Со своим врачом нужно дружить, нужно периодически приходить на обследование, то есть систематически проходить УЗИ, рентгенографию, гастроскопию, колоноскопию, это должно стать для каждого человека привычкой. Своевременное обследование и лечение – это залог здоровья и долголетия.

хирург-онколог Рустам Пахрудинов

- Сейчас уже шесть часов вечера, вы сегодня тоже провели несколько часов на операции?

- Да. Сегодня были операции, и в последний раз я ел утром. Сейчас иду к пациентам, потом, надеюсь, удастся перекусить.

***

Вопросом «Обязан ли человек приносить пользу обществу?» большинство врачей не задаются. Зачастую они не ожидают слов благодарности от пациентов, просто делают своё дело, и это их выбор.

«Сгорая сам, свети другим», – сказал когда-то Гиппократ. И немало врачей доказывают нам на практике, что клятву Гиппократа они приносили искренне. Доказали они нам это и в период пандемии своим самоотверженным трудом.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.