Последние переговоры перед падением Багдада

16 Январь 2017
2967

Падение Багдада. Часть 3

После всех случившихся за последние дни вокруг столицы халифата событий было понятно, что падение Багдада неизбежно. Кровожадный монгольский предводитель Хулагу не желал более ждать, пока его новоявленный «друг» халиф Аль-Му’тасим завершит свои долгие и глубокие размышления над предложениями монголов. Хулагу поставил халифу ультиматум, ограничив тем самым время для выдачи ответа и с угрозой серьёзных последствий в случае его неисполнения. Это означало, что Хулагу более не желает и слышать о каких-либо переговорах.

Четырехдневный обстрел Багдада

Не дождавшись ответной реакции со стороны Багдада, монголы приступили к обстрелу Багдада каменными снарядами и огнем. Для этого Хулагу использовал новейшую по тем временам военную технику. Начался полномасштабный ужасающий обстрел катапультами стен, дворцов, крепостей и других домов, и строений Багдада. Самый защищенный в мире город впервые за свою историю подвергся таким ужасным разрушениям. В январе 1258 монголы начали операцию по уничтожению стен Багдада.

Обстрел Багдада начался в месяце сафар 656 года по хиджре и продолжался беспрерывно в течение четырёх суток. При этом со стороны города не было сопротивления, о котором стоило бы упоминать.

Трагическая гибель невольницы Арафы

Ибн Касир в своей книге «Аль-Бидая ва Ан-Нихая» описывает эти события, не давая им никаких комментариев:

«Монголы интенсивно обстреливали дворец халифа стрелами со всех сторон, и одна из стрел настигла невольницу, развлекавшую халифа. Эта невольница была одной из его наложниц, её звали ’Арафа. Стрела, пролетев сквозь несколько окон, сразила насмерть наложницу, когда она танцевала перед халифом. От такого хода событий халиф пришел в ужас, ему стало очень страшно. Он повелел принести ту самую стрелу, которая поразила человека, находящегося в непосредственной близости от него. Когда принесли стрелу, обнаружили, что на ней написано:

إذا أراد الله إنفاذ قضائه وقدره، أذهب من ذوي العقول عقولهم

«Когда Всевышний Аллах желает осуществления Своей Воли и исполнения Своего предопределения (кадара), Он отнимает разум у умных людей». После этого халиф приказал усилить меры предосторожности, и вокруг дворца вывесили много завес».

Удивительно, что сам Ибн Касир не комментирует этот случай, произошедший во дворце халифа. Этот случай, несмотря на то, что был мимолетным событием, имел большое значение… Мирское полностью овладело сердцами практически всех жителей Багдада и первым делом – сердцем халифа Аль-Му’тасима.

Представьте себе, правитель мусульманского мира, который уполномочен защищать всю умму, в такой важный момент, в такой опасной ситуации проводит время в развлечениях. Конечно же, нет ничего предосудительного в том, что человек смотрит на то, как танцует его собственная невольница, когда её не видит никто, кроме него самого. Однако в такой час?!... Разве можно сказать, что в голове халифа был разум? Столица исламского мира находится в осаде, смерть так близка, что монгольские катапульты ломают стены, а огненные стрелы сжигают крыши домов, жители города оказались в трудных жизненных условиях, а халиф в это время наслаждается танцами невольницы. Где здесь разум, в чём мудрость?

Лучше всего на этот вопрос ответила стрела, которая попала в наложницу. То, что было написано на ней, более чем ясно объясняет сложившуюся ситуацию. Всевышним Аллахом была предопределена гибель Багдада в это время, и Он фактически отнял разум у халифа, его помощников и всего народа.

Об этом свидетельствует и то, что халиф после этой катастрофы не издал приказа о всеобщей мобилизации народа, ведь даже халифский дворец оказался в опасности. Халиф приказывает просто увеличить охрану дворца.

Последние переговоры

Четыре дня подряд монголы обстреливали город. На четвертый день восточные стены города получили значительные повреждения, что предвещало окончательный крах аббасидского халифата. Остались считанные часы…

Тогда халиф обращается за советом к своему вероломному визирю Муайяду ад-дину Ибн Аль-‘Альками. А визирь посоветовал ему выйти навстречу Хулагу, чтобы лично провести с ним переговоры.

К Хулагу были немедленно отправлены гонцы, которые сообщили ему о том, что сам халиф идет к нему для ведения дальнейших переговоров. Хулагу согласился, но поставил условие, что халиф должен прийти в сопровождении лучших людей государства, визирей, командиров, видных людей города, факихов и других исламских учёных, чтобы они все присутствовали на переговорах.

Беспомощный халиф, не имевший на этот счёт другого мнения, согласился с этим. Он собрал этих людей и вышел из Багдада в окружении 700 лучших мужей государства – учёных, факихов, судей, суфиев, командиров, правителей и важных людей города – все они были суннитами. Выйдя через восточные ворота города, халиф Аль-Му’тасим направился в сторону лагеря Хулагу. Его глаза были в слезах, кровь в его жилах застыла, участилось дыхание и усилилось сердцебиение. Халиф был унижен и оскорблён. Халиф, который принимал делегации царей и правителей в своем дворце, халиф, чьи предки правили всем миром, сидя в этом городе, сейчас выходит из него униженным.

Когда халиф со своей огромной делегацией вместе с визирем Ибн Аль-’Альками приблизился к шатру Хулагу, он был остановлен. Перед тем, как войти к предводителю монголов, охрана разделила делегацию. Только халифу и сопровождающим его семнадцати членам делегации было позволено войти к Хулагу. Остальные были задержаны для проведения якобы более тщательного осмотра. Но они были задержаны не для осмотра, а для казни. Вся делегация, кроме самого халифа, его детей, визиря и еще нескольких человек, была ограблена и перебита.

Были убиты предводители племён, визири халифата, знатные лица города, авторитетные люди, факихи и учёные Аббасидского государства. Что же касается самого халифа, то Хулагу оставил его в живых, ибо имел планы использовать его в дальнейшем в своих целях. Когда Хулагу начал жестоко и высокомерно отдавать приказы, халифу стало ясно, что всю его делегацию перебили монголы. Только теперь он понял то, что было давно ясно всем людям, и только он не видел. Он понял, что монголы и им подобные не держат данного слова и не выполняют обещанного. Нет таким веры.

Также халиф осознал, что для защиты любого права необходима определённая сила. А в том, что он остался без защиты, некого было винить, кроме себя самого. Однако, к великому сожалению, он осознал всё это очень поздно.

Смотрите также:

Падение Багдада. Часть 1

Падение Багдада. Часть 2

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle